×

Вне рамок адвокатской деятельности

В Новосибирске к дисциплинарной ответственности привлечен адвокат, оказывавший юридический услуги в составе ООО и руководивший им в качестве управляющего партнера
Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков отметил, что подобные обманные махинации, нередко использующиеся с целью уклонения от налогов, могут повлечь применение мер не только дисциплинарной, но и уголовной ответственности.


27 июня Совет Адвокатской палаты Новосибирской области рассмотрел не совсем обычное дисциплинарное производство. Его фигурантом стал новосибирский адвокат Н., который незаконно оказывал правовую помощь вне рамок адвокатской деятельности и без каких-либо оснований несколько месяцев позиционировался в сети «Интернет» как управляющий партнер крупной юридической фирмы.

Поводом для возбуждения данного дисциплинарного производства послужило представление вице-президента АП Новосибирской области Елены Рабцуновой в связи с обнаружением в действиях адвоката Н. признаков нарушения подп. 4 п. 1 ст. 7 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», обязывающего члена корпорации соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката, исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта РФ и Федеральной палаты адвокатов РФ.

С конца 2016 г. в сети «Интернет» появилась всплывающая реклама юридической компании, имеющая ярко выраженный навязчивый характер. Фирменное наименование организации содержало в себе в том числе и фамилию адвоката Н. На официальном сайте организации была размещена фотография Н., отражена информация о нем как об управляющем партнере, а также имелась ссылка на возможность результативно решить проблему в минимальные сроки с помощью опытного адвоката.

В качестве доказательств Квалификационная комиссия и Совет палаты использовали скриншоты с официального сайта компании и объяснения самого адвоката Н. Он не отрицал свою полную осведомленность о наличии такой информации на сайте упомянутой юридической фирмы. Привести его содержание в соответствие с корпоративными этическими требованиями Н. не пытался.

Эти и другие сведения позволили Совету сделать вывод, что Н., имея статус адвоката, занимался оказанием юридических услуг и иной коммерческой деятельностью в составе общества с ограниченной ответственностью и руководил им в качестве управляющего партнера в нарушение положений п. 3 ст. 9 КПЭА.

Кроме того, учредителем и генеральным директором данной организации является вовсе не адвокат Н., а другое физическое лицо. Об этом стало известно после соответствующей проверки по электронным ресурсам ФНС России. Таким образом, посредством интернет-сайта компании адвоката Н. распространялась недостоверная информация, вводящая в заблуждение потребителей контента.

Размещенные на сайте его юридической фирмы сведения о возможности результативно решить проблему в минимальные сроки Совет палаты расценил в качестве заявления, которое может вызвать у потенциальных доверителей безосновательные надежды (подп. 4 п. 1 ст. 17 КПЭА).

По результатам рассмотрения дисциплинарного производства Совет принял решение о применении к адвокату Н. меры ответственности в виде замечания.

Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков отметил, что при дисциплинарных разбирательствах, связанных с нарушением адвокатами положений п. 3 ст. 9 КПЭА, часто приходилось слышать, что мотивами совершения проступка было желание снизить размер налоговых платежей путем применения режима льготного налогообложения структуры, через которую адвокат осуществлял деятельность по оказанию юридических услуг. «И только в ходе дисциплинарной процедуры, после вразумлений коллег – членов Квалификационной комиссии и Совета Адвокатской палаты, к нарушителю приходило осознание, что подобные обманные махинации по уклонению от налогов могут повлечь применение мер не только дисциплинарной, но и уголовной ответственности», – объяснил он.

Андрей Сучков также заметил, что случаи привлечения нарушителей правил адвокатской корпорации к ответственности за оказание юридических услуг вне рамок адвокатской деятельности не так часто, но встречаются. «На моей памяти это больше бывшие представители юридического бизнеса, пришедшие в адвокатуру за иммунитетами, но продолжавшие после получения статуса адвоката практиковать в прежних ранее созданных коммерческих структурах, оказывающих юридические услуги», – уточнил он.

Исполнительный вице-президент ФПА РФ добавил, что впервые сталкивается со случаем, когда фабула проступка при указанной квалификации связана с ведением сетевого ресурса. «Я не знаком с содержанием принятого дисциплинарными органами адвокатской палаты решениями по данному делу, однако предполагаю, что в нем вполне уместна квалификация проступка, в том числе в связи с нарушением положений раздела второго принятых Советом ФПА РФ 28 сентября 2016 г. Правил поведения адвокатов в информационно-коммуникационной сети 'Интернет'», – заключил он.


Рассказать коллегам: