×

Возмещение убытков директорами предприятий

Эксперты обсудили вопросы ответственности в корпоративном праве
13 октября в конгресс-центре Торгово-промышленной палаты РФ прошла научно-практическая конференция «Ответственность в корпоративном праве», организованная Исследовательским центром частного права (ИЦЧП). Ключевой темой мероприятия стал анализ применения российскими арбитражными судами норм Гражданского кодекса о возмещении убытков, причиненных компаниям их директорами и членами коллегиальных органов.

 

13 октября в конгресс-центре Торгово-промышленной палаты РФ прошла научно-практическая конференция «Ответственность в корпоративном праве», организованная Исследовательским центром частного права (ИЦЧП). Ключевой темой мероприятия стал анализ применения российскими арбитражными судами норм Гражданского кодекса о возмещении убытков, причиненных компаниям их директорами и членами коллегиальных органов.

В мероприятии принимали участие консультант ИЦЧП и доцент МГИМО (У) МИД России Анна Архипова, консультант ИЦЧП Олег Зайцев, начальник отдела общих проблем гражданского законодательства ИЦЧП, судья ВАС РФ в отставке Сергей Сарбаш, юрист международной юридической фирмы Debevoise & Plimpton Елена Ключарева, старший юрист корпоративной практики международной юридической фирмы Linklaters Иван Чупрунов, доцент МГЮА, судья ВАС РФ в отставке Рустем Мифтахутдинов, а также сопредседатель Коллегии адвокатов «Регионсервис» Сергей Учитель. Модератором дискуссии выступил первый заместитель председателя Совета ИЦЧП Андрей Егоров.

Открывая конференцию, Андрей Егоров напомнил об основных идеях, заложенных в постановлении Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»: введение градации недобросовестного и неразумного поведения директоров и презумпций, указывающих на недобросовестность или неразумность. При этом, как отметил спикер, суды до сих пор нечасто дают четкую оценку действиям директоров. Более того, по словам Егорова суды порой игнорируют прямые указания Пленума ВАС РФ о том, что для взыскания с директора убытков, причиненных сделкой, не обязательно предварительно оспаривать саму сделку, а также относительно того, что одобрение сделки советом директоров или общим собранием участников не освобождает директора от ответственности.

Анна Архипова в своем выступлении затронула тему страхования ответственности директоров, которое, несмотря на большую значимость, пока не очень развито в России. Ее доклад был посвящен самой природе ответственности директоров, а также основным проблемам страхования в этой сфере. Во-первых, это отсутствие ясности, относится такой договор к страхованию за причинение вреда или к страхованию ответственности за нарушение договора. Во-вторых, вне зависимости от того, какую модель страхования использовать – страховка все равно не покроет умышленные действия директоров, причинившие убытки обществу.

Юрист Debevoise & Plimpton Елена Ключарева продолжила тему оценки разумности поведения директоров анализом имеющейся судебной практики, в которой суды рассматривали этот вопрос. Она отметила, что, несмотря на заложенный в Пленуме ВАС РФ алгоритм определения неразумности действий директора, в судебной практике отсутствует единообразие в отношении того, нужно ли проверять экономическую целесообразность принятого директорами решения. В некоторых случаях суды отказывают во взыскании с директора убытков в виде наложенного на общество штрафа, если нарушение совершил рядовой сотрудник, в чьей непосредственной компетенции находилась та или иная функция, в других – взыскивают сумму штрафа с директора.

Доклад Олега Зайцева был посвящен ответственности участников общества. По мнению спикера, п. 7 постановления Пленума ВАС РФ № 62, говоря о солидарной с директором ответственности членов коллегиальных органов, подразумевает, в том числе, участников общества, поскольку общее собрание участников является высшим органом управления общества, а голосование участников приводит к принятию решений, которые влекут правовые последствия для общества. Проект постановления Пленума содержал пункт, в котором прямо говорилось, что участники, голосовавшие за одобрение сделки, несут ответственность наряду с директором, если будет доказано, что они действовали заведомо в ущерб интересам юридического лица. Но, поскольку при обсуждении проекта в отношении этого пункта возникли споры, вопрос об ответственности участников в итоговом тексте включили завуалированно – именно в пункт 7.

После реформы основания для ответственности участников за убытки общества, как полагает Олег Зайцев, можно вывести и из закона. В п. 2 ст. 53.1 Гражданского кодекса говорится об ответственности членов коллегиальных органов управления, а в п. 1 той же статьи – об ответственности лица, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа уполномочено выступать от имени юридического лица. При этом в п. 4 ст. 65.2 Гражданского кодекса мы видим перечисление обязанностей участника, среди которых упоминаются и участие в принятии корпоративных решений (через голосование), и обязанность не причинять корпорации вред. Участник является лицом, которое в силу закона уполномочено выступать от имени корпорации, поскольку выступать от имени другого лица как раз и означает порождать своими действиями правовые последствия для другого лица (или, иначе говоря, быть его представителем – п. 1 ст. 182 ГК РФ). Пункт 1 ст. 65.2 ГК РФ прямо отсылает к ст. 182 ГК РФ, говоря о праве участников на косвенный иск о взыскании убытков в пользу корпорации или об оспаривании ее сделок. В постановлении Пленума Верховного Суда от 23 июня 2015 г. № 25 участники, предъявляющие такие иски, прямо названы представителями корпорации.

Спикер затронул и вопрос о возможности прямого взыскания убытков с участников в пользу кредиторов. Генеральной нормы на этот случай в кодексе нет, но есть, во-первых, все та же ст. 1064 ГК РФ, а, во-вторых, доктринальное представление об ответственности представителя за действия во вред контрагенту. Говоря о возможности прямого взыскания убытков с участников в пользу других участников, а не в пользу общества, Олег Зайцев отметил, что для этого случая генеральной нормы в ГК РФ тоже нет, но есть п. 4 ст. 60.1 – об обязанности лица, недобросовестно способствовавшего принятию признанного судом недействительным решения о реорганизации, солидарно возместить убытки участнику реорганизованного юридического лица, голосовавшему против принятия решения о реорганизации или не принимавшему участия в голосовании. Также есть специальная норма в законе об акционерных обществах: п. 6 ст. 84.3: в случае несоответствия добровольного или обязательного предложения либо договора о приобретении ценных бумаг, заключенного на основании таких предложений, требованиям закона, прежний владелец ценных бумаг вправе требовать от лица, направившего соответствующее предложение, возмещения причиненных этим убытков.

Тему ответственности мажоритариев по искам миноритариев развил Сергей Учитель, который рассказал о конкретной ситуации из своей практики Проведенная на угледобывающем предприятии налоговая проверка доказала занижение цен поставок мажоритарию, по сравнению с рыночными. И, хотя деятельность предприятия оставалась прибыльной, в случае ведения бизнеса без преференций для мажоритария прибыль была бы больше. Кроме того, имеющаяся прибыль выводилась через займы в пользу аффилированных с мажоритарием лиц, дивиденды не распределялись.

Сергей Учитель рассказал, какие были использованы варианты защиты интересов миноритария: попытка оспаривания поставок угля как единой взаимосвязанной сделки с заинтересованностью, попытка взыскания с мажоритария убытков, причиненных сделкой с заинтересованностью, попытка взыскать с директора предприятия убытки по результатам привлечения предприятия к налоговой ответственности из-за занижения цен на уголь, попытка оспорить договоры займа как по основанию нарушения требований к сделке с заинтересованностью, так и по мотиву злоупотребления правом, и другие иски. В большинстве споров миноритарию было отказано, в частности под предлогом отсутствия ущерба от сделки, отсутствия в поставках явно обременительных и грубо нарушающих баланс интересов сторон условий. Доводы истца об утечке капитала, выводе активов, перераспределении активов в пользу мажоритарного акционера, негативных последствиях, по мнению суда, оказались неубедительными и не учитывающими структуры отношений в холдинговой модели бизнеса. Общий вывод, который Сергей Учитель сделал по итогам данной спорной ситуации: для споров между миноритариями и мажоритариями необходимо перераспределять бремя доказывания и снижать стандарт доказывания для миноритариев при определенных фактических обстоятельствах.

Также на конференции прозвучал доклад Ивана Чупрунова, в котором был дан анализ отношения судов к тому факту, что сделка или иные действия директора, причинившие убытки обществу, были предварительно или позднее одобрены советом директоров либо общим собранием участников общества. Сергей Сарбаш рассмотрел проблемы исковой давности по косвенным искам, а Рустем Мифатхуидинов рассказал об ответственности за нарушения при реорганизации и ликвидации.

Корр. «АГ»

Рассказать коллегам: