×

ВС РФ разъяснил особенности возмещения причиненного природе вреда

Принято новое постановление Пленума Верховного Суда, в котором обобщена практика по делам о возмещении  вреда, причиненного окружающей среде
Эксперты «АГ» сошлись во мнении, что системные разъяснения позволят каждому из субъектов экологических правоотношений лучше ориентироваться в экологическом законодательстве.

30 ноября Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде». Документ создан в целях обеспечения правильного и единообразного применения судами законодательства, устанавливающего обязанность по возмещению такого вреда.

В своих разъяснениях Пленум ВС РФ отметил, что одним из важнейших средств охраны окружающей среды и обеспечения права граждан на ее благоприятное состояние является возложение на лицо, причинившее вред, обязанности по его возмещению в полном объеме, а также обязанности приостановить, ограничить или прекратить деятельность, создающую опасность причинения вреда в будущем.

В постановлении даются разъяснения относительно того, кто может подавать иск с требованием о возмещении вреда и что может стать основанием привлечения лица к имущественной ответственности, а также что при этом следует учитывать судам. В частности, лицо, которое обращается с требованием о возмещении, представляет доказательства, подтверждающие наличие вреда, обосновывающие с разумной степенью достоверности его размер и причинно-следственную связь между действиями ответчика и причиненным вредом. При этом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

В документе поясняется порядок возмещения вреда, в том числе при солидарной ответственности. Подчеркивается, что присужденные судом суммы компенсации по искам о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, подлежат зачислению в муниципальные бюджеты. Также указано, что не только ответчик, но и истец может своими силами или с помощью третьих лиц совершить восстановительные работы с взысканием с ответчика необходимых расходов в случае, если тот не исполнит решение суда в установленный срок.

Юрист АБ КИАП Юлия Усачёва напомнила, что в соответствии с Указом Президента РФ текущий 2017 г. объявлен Годом экологии в России. «Во исполнение Указа на всей территории страны проводились многочисленные экологические проверки, в рамках которых были выявлены нарушения законодательства в сфере экологии и охраны окружающей среды», – сообщила эксперт. Она предположила, что постановление разработано по итогам этих проверок и направлено на объективное отражение существующей практики в сфере экологических нарушений.

«Документ подробно разъясняет нижестоящим судам и участникам процессов в области экологических нарушений особенности привлечения к ответственности за них, а также особенности определения размера причиненного окружающей среде вреда. Хотя разъяснения ВС РФ не содержат новелл, они позволят каждому из субъектов экологических правоотношений более системно ориентироваться в сложном экологическом законодательстве», – прокомментировала Юлия Усачёва.

По мнению юриста юридической фирмы «Борениус» Артема Берлина, документ выполнен в духе комментария и будет полезен в первую очередь для изучения правоприменителями, не имеющими системного представления о правилах возмещения вреда окружающей среде.

Эксперт отметил наиболее интересные положения постановления: «В п. 15 развита позиция Конституционного Суда о необходимости учета затрат причинителя вреда на его устранение. В постановлении подробно описывается, при каких условиях допускается уменьшение экологического штрафа, особый акцент сделан на добросовестности причинителя и его последующем поведении. Любопытно, что из окончательной версии проекта оказалось исключено требование значительного характера затрат, раскритикованное представителем Минюста на обсуждении первоначальной версии проекта».

Кроме того, Артем Берлин назвал заслуживающим внимания п. 13, «согласно которому суд вправе применить наиболее адекватный способ возмещения вреда безотносительно первоначально выбранного истцом при обращении в суд». Эксперт считает, что не вполне ясно, подразумевает ли это положение, что суды должны в подобных ситуациях предлагать истцу уточнить предмет иска, или же Верховный Суд допускает в данном случае выход за пределы заявленных требований.

Адвокат Юридической группы «Яковлев и Партнеры» Любовь Иванова отметила, что ранее п. 30 Постановления Пленума ВС РФ от 18 октября 2012 г. № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» предусматривалось, что экологические споры подсудны судам общей юрисдикции, что породило много вопросов на практике.

«В 2016 г. Обзор судебной практики ВС РФ № 1 разъяснил, что если причинение вреда  осуществлено обществом в ходе выполнения работ в процессе его хозяйственной деятельности, то данный спор связан с осуществлением предпринимательской деятельности и подведомственен арбитражному суду. Настоящим постановлением, признавая утратившим силу п. 30 ППВС РФ № 21, Верховный Суд устраняет противоречия, имеющиеся в его позициях, высказанных в разное время, что облегчает задачу при определении подведомственности спора», – пояснила Любовь Иванова.

Адвокат сообщила, как разъяснения могут отразиться на практике: «В п. 8 прямо прописывается, что “владелец нефтепровода отвечает за вред окружающей среде, причиненный  вследствие осуществления третьими лицами незаконной врезки в нефтепровод”. В 2017 г. были споры о возмещении вреда со стороны таких организаций, как ПАО «Транснефть-Сибирь» (дело № А75-9042/2016) и ООО «Лукойл-Пермь» (дело № А50-18831/2016), причем в последнем деле общество пыталось оспорить обязанность по возмещению вреда в связи с тем, что ущерб причинен в результате деятельности третьих лиц, однако судами данный факт не был принят в качестве обоснования освобождения от ответственности в связи с тем, что нефтепровод не выбывал из владения и относится к источникам повышенной опасности».

Эксперт полагает, что данная позиция позитивна с точки зрения экологической безопасности, поскольку в совокупности с п. 5 обязывает провести действия по приведению земель в первоначальное состояние и возместить причиненный вред. В то же время она отметила, что здесь возникают сложности для организаций, связанных в том числе с охраной нефтепровода от посягательств третьих лиц.

Кроме того, Любовь Иванова указала, что в документе более подробно раскрываются обстоятельства, подлежащие судом оценке при изменении размера доли в случае установления долевой ответственности. Она напомнила, что в ППВС № 21 присутствовало только краткое указание о возможности такого установления исходя из степени вины. «Таким образом, становится более понятно, что именно сторонам следует доказывать при возникновении спора в целях снижения доли своей ответственности, помимо отсутствия скоординированности действий, предусматривающих солидарную ответственность», – констатировала эксперт.

Адвокат назвала интересным также п. 28 документа, предусматривающий возможность для запрещения деятельности, создающей опасность причинения вреда окружающей среде в будущем: «Наличие у ответчика разрешительной документации на осуществление деятельности, создающей опасность причинения вреда, положительного заключения экологической экспертизы не является основанием для отказа в иске. Полагаю, данный пункт будет особо актуален при разрешении вопроса о размещении, к примеру, полигона для утилизации отходов».

Рассказать коллегам: