×

Закрепленные основы

Утвержден Обзор практики Конституционного Суда РФ за первый квартал 2017 г.
К наиболее важным решениям в документе отнесено 16 постановлений и определений, распределенных по группам, затрагивающим конституционные основы публичного права, трудового законодательства, частного права и уголовной юстиции. «АГ» напоминает о наиболее важных из них.


Конституционные основы публичного права
Постановлением от 19 января 2017 г. № 1-П Суд разрешил вопрос о возможности исполнения в соответствии с Конституцией РФ постановления ЕСПЧ по правам человека по делу «“ЮКОС” против России». По мнению КС РФ, исполнить постановление ЕСПЧ о выплате Россией экс-акционерам компании «ЮКОС» справедливой компенсации в размере 1,8 млрд евро невозможно, поскольку им неправомерно затрагиваются основополагающие принципы и нормы Конституции РФ. Однако КС РФ не исключил возможности проявления Россией доброй воли в определении пределов компромисса и механизмов его достижения в отношении акционеров нефтяной компании, пострадавших от неправомерных действий компании и ее менеджмента.

Постановление также содержит два особых мнения судей КС РФ. Судья КС РФ Владимир Ярославцев считает, что запрос Министерства юстиции РФ не являлся допустимым, а производство по делу подлежало прекращению. Однако он указал на возможность достойно выйти из создавшегося «правового тупика», возникшего в связи с «делом 'ЮКОСа'». Константин Арановский также считает, что запрос Минюста России не являлся допустимым, между тем он отметил, что Россия «не имеет оснований считать, что в ее отношении состоялось решение ЕСПЧ по делу с участием акционеров ОАО “Нефтяная компания «ЮКОС»”, которые в деле не участвовали».

Постановлением от 17 марта 2017 г. № 8-П КС РФ дал оценку конституционности положения п. 13 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции. Оспоренное положение являлось предметом рассмотрения в той части, в какой на его основании разрешается вопрос о праве сотрудников правоохранительных органов принудительно доставить гражданина в отделение в целях защиты от непосредственной угрозы его жизни и здоровью в случае, если он не способен позаботиться о себе либо если опасности невозможно избежать иным способом при проведении им одиночного пикетирования.

КС РФ признал оспоренное положение в части его распространения на проводящего одиночное пикетирование гражданина не противоречащим Конституции РФ. Однако в постановлении подчеркивается, что применение мер, предусмотренных п. 13 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции, при очевидном отсутствии угрозы жизни и здоровью участников мирных публичных мероприятий «не соответствует конституционно-правовому смыслу данного регулирования и, таким образом, может приводить к неправомерному ограничению конституционного права на проведение указанных мероприятий, влекущему установленную законом ответственность».

Постановлением от 24 марта 2017 г. № 9-П дана оценка конституционности отдельных положений НК РФ и ГК РФ. Оспоренные положения кодексов являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании разрешается вопрос о взыскании с налогоплательщика полученных им в порядке имущественного налогового вычета по налогу на доходы физических лиц денежных средств, в случае если для его предоставления отсутствовали законные основания. КС РФ признал оспоренные положения не противоречащими Конституции РФ.

Постановлением от 28 марта 2017 г. № 10-П КС РФ оценил конституционность ч. 4.1 ст. 63 Градостроительного кодекса РФ и ст. 23 Закона № 307-ФЗ. КС РФ признал оспоренное положение не противоречащим Конституции РФ, поскольку оно не препятствует законодательным (представительным) органам государственной власти городов федерального значения при осуществлении законодательного регулирования градостроительной деятельности устанавливать нормы, влияющие на содержание Правил землепользования и застройки, в том числе обязывающие вносить в данные Правила изменения и дополнения. Документ также содержит особое мнение судьи Гадиса Гаджиева, который критически отнесся к сложившейся в Госдуме законотворческой практике.

Конституционные основы трудового законодательства и социальной защиты
Постановлением от 1 марта 2017 г. № 3-П дана оценка конституционности ч. 5 ст. 43 Закона о полиции. КС РФ признал оспоренное положение не противоречащим Конституции РФ, поскольку оно не препятствует выплате предусмотренного им единовременного пособия сотруднику, получившему в связи с выполнением служебных обязанностей увечья и уволенному с нее в связи с невозможностью выполнять служебные обязанности. За исключением случаев, когда увольнению предшествовал отказ сотрудника от перевода на другую должность в органах внутренних дел, подходящую ему по состоянию здоровья, отметил КС РФ.

Также в своем постановлении Суд отметил, что сотрудники органов внутренних дел, признанные ограниченно годными к службе, должны быть поставлены в равные условия: то есть право на получение единовременного пособия имеют и те, кто был уволен по состоянию здоровья, и те, кому просто не смогли найти подходящую должность.

Конституционные основы частного права
Постановлением от 10 марта 2017 г. № 6-П КС РФ дал оценку конституционности ст. 15, п. 1 ст. 1064, ст. 1072 и п. 1 ст. 1079 ГК РФ. Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании разрешается вопрос о возможности возмещения потерпевшему – владельцу транспортного средства вреда в размере, превышающем размер страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему страховщиком, застраховавшим по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств ответственность причинителя вреда. КС РФ признал оспоренные положения не противоречащими Конституции РФ, поскольку они предполагают возможность возмещения потерпевшему вреда в размере, который превышает страховое возмещение, выплаченное потерпевшему в соответствии с законодательством об обязательном страховании гражданской ответственности.

Конституционные основы уголовной юстиции
Постановлением от 10 февраля 2017 г. № 2-П КС РФ дал оценку конституционности положений ст. 212.1 УК РФ. Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку служат основанием для решения вопроса о наличии в деянии признаков уголовно-противоправного нарушения установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования и о применении к совершившему это деяние лицу уголовного наказания в виде лишения свободы.

Как разъяснил КС РФ, для привлечения к уголовной ответственности по указанной статье необходимо соблюдение ряда условий: на момент совершения деяния обвиняемый ранее в течение 180 дней не менее трех раз должен быть подвергнут административному наказанию по ст. 20.2 КоАП РФ; применение административной ответственности за правонарушения, предусмотренные ст. 20.2 КоАП РФ, подтверждается вступившими в законную силу судебными актами; правонарушение повлекло причинение вреда здоровью граждан, ущерб имуществу физических и юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, иным конституционно охраняемым ценностям или содержало реальную угрозу причинения такого вреда.

Постановлением от 2 марта 2017 г. № 4-П КС РФ дана оценка конституционности положений п. 3 ч. 1 ст. 24, п. 1 ст. 254 и ч. 8 ст. 302 УПК РФ. Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании судом разрешается вопрос о прекращении уголовного дела в случае истечения сроков давности уголовного преследования. Признав взаимосвязанные положения оспариваемых статей УПК РФ не противоречащими Конституции РФ, Суд пояснил, что содержащиеся в них положения предполагают, что потерпевший вправе представить свои возражения против прекращения уголовного дела, которые должны быть исследованы судом. В случае вынесения решения о прекращении уголовного дела потерпевший может оспорить его по мотивам незаконности и необоснованности в установленном процессуальным законом порядке.

Постановлением от 7 марта 2017 г. № 5-П КС РФ дал оценку конституционности п. 1 ч. 3 ст. 81 и ст. 401.6 УПК РФ. Так, оспоренные положения признаны не противоречащими Конституции РФ, поскольку они предполагают, что лишение обвиняемого, в отношении которого решается вопрос о прекращении уголовного дела в связи с истечением срока давности уголовного преследования, принадлежащего ему на законных основаниях имущества, признанного в качестве орудия преступления или иного средства его совершения вещественным доказательством, и, соответственно, прекращение права собственности обвиняемого на это имущество могут производиться при отсутствии возражения обвиняемого против прекращения уголовного дела по данному основанию и при условии разъяснения ему юридических последствий такого прекращения, включая конфискацию. Кроме того, положения не предполагают пересмотра в кассационном порядке вступившего в законную силу судебного решения, в соответствии с которым указанное имущество не подлежит конфискации, по прошествии одного года со дня вступления такого судебного решения в законную силу.

В Постановлении от 16 марта 2017 г. № 7-П дана оценка конституционности положений п. 2 ч. 2 ст. 30 и п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ, ч. 2 ст. 57 и ч. 2 ст. 59 УК РФ. Так, оспоренные положения ст. 31 УПК РФ признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой во взаимосвязи с названными нормативными положениями ими исключается возможность рассмотрения судом в указанном составе уголовного дела по обвинению достигшего шестидесятипятилетнего возраста мужчины в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК РФ.



Рассказать коллегам: