×

Залогодателя лишили прав

21 апреля в Общественной палате РФ состоялся круглый стол \'Правовые проблемы кредитования бизнеса\'

Несмотря на то что в начале мероприятия был заявлен широкий круг вопросов, участники «стола» на протяжении практически всего времени обсуждали только один из них – п. 13 постановления Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге» (далее – Постановление № 10). Согласно этому пункту изменение условий кредитного договора без внесения аналогичных изменений в договор о залоге не прекращает действие последнего.

До выхода Постановления № 10 все существующие условия кредитного договора зеркально отражались в договоре залога, что позволяло залогодателю напрямую участвовать в определении условий кредитного договора. В случае несогласования новых условий кредитного договора с залогодателем договор считался незаключенным. По мнению члена Союза юристов Москвы Руслана Горбатовского, именно этот механизм обеспечивал защиту прав залогодателя. «Теперь участие залогодателя в судьбе закладываемого им имущества исключается, хотя все последствия внесенных изменений несет именно он», – сказал он. По прогнозам Горбатовского, институт ипотеки «умрет», так как на условиях, закрепленных Постановлением № 10, никто не предоставит под залог свое имущество.

Руководитель Центра предпринимательского права Института государства и права РАН Сергей Занковский согласился с Горбатовским, добавив, что залогодателя лишили даже того права, которое предоставлялось советским гражданам, – поддерживать и одобрять, сделав его «самой слабой стороной, которую только можно представить».

Однако, по мнению начальника Управления частного права ВАС РФ Романа Бевзенко и заместителя директора Центра развития банковской системы Светланы Федотовой, слабой стороной в рассматриваемых правоотношениях является не залогодатель, а кредитор, в частности банк.

По словам Бевзенко, залогодержатель до недавнего времени оказывался в странной ситуации: не получив от должника выплат по кредиту, он подавал в суд иск об обращении взыскания на залогодателя, но часто сталкивался с тем, что суд признавал договор об ипотеке или недействительным, или прекратившимся, или не заключенным по тем или иным причинам, на основании чего выносил решение в пользу залогодателя. Это тем более странно, что каждый такой договор проходит правовую экспертизу при регистрации.

Говоря об особенностях российского бизнеса, Бевзнеко напомнил, что он всегда ведется аффилированными компаниями, поэтому говорить о залогодателе как о независимом третьем лице, которого могут поставить в сложную ситуацию недобросовестные заемщик и кредитор, не приходится. Практически во всех случаях залогодатель в курсе изменений, вносимых в кредитный договор, так как ведет бизнес с вместе с заемщиком. Поэтому, кстати, залогодержателя легко оставить без имущества, подкрепляющего долг: к моменту получения решения суда из-под компании-залогодержателя выводится все ликвидное имущество. По словам представителя ВАС, после кризиса именно так многие компании и поступают. Поэтому ВАС РФ в Постановлении № 10 исходил из ситуации, когда компании являются аффилированными.

Светлана Федотова рассказала, что недавно в Госдуму ФС РФ был внесен законопроект, направленный на борьбу со злостными «уклонистами» от своевременной уплаты кредитов.

Мошенническую схему с выводом из-под залогодержателя ликвидов, о которой говорил Бевзенко, законопроект призван решить путем редакции ст. 177 Уголовного кодекса РФ. Согласно поправкам, незаконные действия руководителя организации в отношении заложенного имущества организации, повлекшие уничтожение, сокрытие, отчуждение или передачу заложенного имущества иным лицам и др. предлагается наказывать штрафом до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Сергей Занковский скептически отнесся к предложенной в законопроекте мягкой системе санкций, предположив, что ответом на него станет создание фирм, которые будут готовить генеральных директоров-«сидельцев».

Пункт 13 Постановления № 10 приведет к кардинальному изменению судебной практики. Адвокат адвокатского бюро «Канишевская и партнеры» Владимир Кочетов с сомнением высказался о возможности активного использования при защите залогодателей ст. 10 ГК РФ со ссылкой на злоупотребление правом, о чем говорил в своем докладе Роман Бевзенко. Он назвал п. 13 Постановления № 10 «пробанковским» и с уверенностью заявил, что в 99 % случаев суды, руководствуясь Постановлением № 10, будут выносить решения о взыскании имущества в пользу кредитора.

Рассказать коллегам: