×

Защищены ли права реабилитированных от произвола?

КС РФ рассмотрел жалобу на нормы УПК, которыми, по мнению заявителя, право на реабилитацию целиком поставлено в зависимость от органа, осуществляющего уголовное преследование
Представитель заявителя в КС РФ Валентина Леонидченко в комментарии «АГ» сообщила, что оппоненты фактически не привели аргументации своей позиции и анализа изложенных в жалобе проблем.

Конституционный Суд рассмотрел жалобу предпринимателя Максима Бондаренко на нормы УПК РФ, регулирующие правоотношения, связанные с реализацией конституционных прав реабилитированных на возмещение вреда и на судебную защиту, – ст. 63, п. 3 ч. 2 ст. 133, ч. 5 ст. 135, ч. 1 ст. 136, ст. 137, ч. 1 ст. 214 и ст. 399.

Заявитель обращает внимание на то, что закон позволяет прокурору в любое время приступить к проверке прекращенного уголовного дела и отменить постановление о его прекращении, вынесенное на стадии предварительного следствия, в связи с чем автоматически прекращается и процесс реабилитации. Таким образом, право на реабилитацию целиком поставлено в зависимость от органа, осуществляющего уголовное преследование.

Также в жалобе указано, что в УПК РФ не прописано, в каком порядке судопроизводства должны рассматриваться заявления реабилитированных, а неопределенность норм ведет к произвольному их применению и, как следствие, к возможности отмены по формальному основанию решений, вынесенных в их пользу. По мнению Максима Бондаренко, это ведет к ослаблению гарантии судебной защиты в процессе реализации права на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти и должностных лиц.

Напомним, Максим Бондаренко подвергался незаконному уголовному преследованию, а впоследствии за ним было признано право на реабилитацию. Он пытался в судебном порядке возместить причиненный ему материальный вред, в том числе выразившийся в виде расходов на услуги адвоката, понесенных в период уголовного преследования, но в удовлетворении его требований судом было отказано. В дальнейшем дело о возмещении материального вреда было направлено на новое рассмотрение, в ходе которого представитель прокуратуры сообщил о возобновлении уголовного преследования Бондаренко. На основании просьбы прокурора суд отказал в удовлетворении требований о компенсации расходов в связи с утратой предпринимателем на момент рассмотрения заявления статуса реабилитированного.

В ходе заседания КС РФ защита Максима Бондаренко выступила с подробным обоснованием пяти доводов жалобы, о которых ранее сообщала «АГ» представитель предпринимателя – адвокат МКА «Конфедерация» Валентина Леонидченко. 

Во-первых, что обжалуемые нормы позволяют прокурору в любое время возобновлять прекращенное уголовное преследование, тем самым прекращая и процесс реабилитации в отношении лиц, уголовное преследование которых было прекращено на стадии досудебного следствия.

Во-вторых, то, что прокурор допускается к участию в судебных процессах по рассмотрению требований реабилитированных о взыскании компенсации материального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, при отсутствии норм, регламентирующих его функции, задачи и вытекающие из них права и обязанности в таких процессах.

В-третьих, что отсутствие в законе строгой регламентации порядка исполнения обязанности по принесению прокурором извинений реабилитированному за причиненный ему моральный вред в соответствии с ч. 1 ст. 136 УПК РФ позволяет уклоняться от исполнения этой обязанности.

В-четвертых, в жалобе указано на отсутствие ясности в нормах, регламентирующих порядок судопроизводства при рассмотрении заявлений реабилитированных о компенсации материального вреда.

В-пятых, указанные статьи допускают к рассмотрению кассационных жалоб реабилитированных о компенсации вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, судей, выносивших в период уголовного преследования по жалобам указанных лиц, находившихся в статусе осужденного, решения, в которых выражали мнение о виновности этих лиц.

Представители госорганов тем не менее настаивали на том, что никакой неопределенности в обжалуемых нормах нет, а максимум имела место ошибка правоприменения. Но при этом, по словам Валентины Леонидченко, достаточной аргументации своей позиции они не представили; более того, они смогли ответить на доводы, которые были представлены только в жалобе, но не на те, которые прозвучали в ходе почти трехчасового выступления стороны защиты: «Я ждала от них развернутый и глубокий анализ тех положений, которые мы оспариваем. Потому что проблема существует, и очень большая. Но никто этого не сделал».

В качестве примера она привела вопрос о предварительном судебном контроле возобновления уголовного преследования, т.е. о необходимости санкции суда на решение прокурора об отмене постановления, которым было прекращено уголовное преследование. Поскольку сейчас никакого контроля нет, а решения о возобновлении уголовного преследования, принятые в порядке ст. 214 УПК РФ, не проверяются предварительно, то возможно злоупотребление правом со стороны прокуратуры. «Но наши оппоненты просто заявили, что все права реабилитированных защищены и достаточно того, что в порядке ст. 125 УПК РФ  можно обжаловать такое постановление прокурора», – отметила адвокат.

Также защитой был поднят вопрос о том, что права, обязанности и полномочия прокурора, а также его функции и задачи в процессах по реабилитации не определены в УПК РФ, поэтому он действует фактически произвольно, что также приводит к злоупотреблениям. Как отметила Валентина Леонидченко, процессуальные оппоненты и тут лишь заявили о том, что согласно п. 3 ст. 35 Закона о прокуратуре прокурор может вступить в дело в любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства, и что нет необходимости разъяснять абсолютно все.

В этой связи представители Максима Бондаренко обратили внимание Суда на то, что это положение нужно применять во взаимосвязи с п. 1 и 4 этой же статьи, в которых указано, что прокурор участвует в деле в соответствии с процессуальным законодательством, т.е. это исключает возможность произвольного участия. «Я задала вопрос Михаилу Кротову, имеет ли право реабилитированный знать о правах и обязанностях прокурора, который присутствует в процессе по реабилитации, и попросила сослаться на статьи УПК РФ, в которых они указаны, если такое право имеется. Но он не ответил на этот вопрос», – рассказала Валентина Леонидченко, подчеркнув, что в уголовно-процессуальном законодательстве прописаны функции прокурора исключительно как обвинителя.

Говоря о том, на какое решение Конституционного Суда рассчитывает сторона защиты, Валентина Леонидченко отметила, что не может давать прогнозы. 

«Я считаю, что глава о реабилитации написана так, что ее надо менять. КС РФ в своих постановления неоднократно говорил, что реабилитированные нуждаются в особых гарантиях правовой защиты. Если это на самом деле так, то такие гарантии должны быть предоставлены. Это значит, что в УПК РФ должны быть четко и понятно прописаны соответствующие положения, а не содержаться отсылки к иным статьям, которые касаются осужденных, а не реабилитированных », – заключила адвокат.

Решение Конституционного Суда будет принято позднее. Ожидается, что оно будет вынесено в течение месяца.


Рассказать коллегам: