×

Защита прав потребителей – неабсолютна

Четыре позиции КС в одном определении: о проведении судебных экспертиз, возврате товара с недостатками и взыскании уплаченной за него денежной суммы, предварительной фильтрации жалоб и необязательности аудиопротоколирования
Эксперты, комментируя определение, указали на важность подтвержденной Судом неабсолютности защиты прав потребителей, напомнили о необходимости скорейшего принятия поправок об обязательном аудиопротоколировании в судах и указали на то, что в судах общей юрисдикции кассация остается экстраординарной стадией обжалования, в отличие от арбитражных судов.


Как следует из представленных материалов, решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, гражданину Г. было отказано в удовлетворении ряда исковых требований к продавцу, в том числе об обязании ответчика принять у истца товар с недостатками и о взыскании с него уплаченной денежной суммы. При этом, основываясь на результатах экспертизы, суд отклонил доводы истца о том, что обнаруженные им в процессе эксплуатации автомобиля недостатки являются существенными и частично неустранимыми, и пришел к выводу, что выявленные производственные недостатки являются устранимыми и на безопасность эксплуатации не влияют.

Отказывая гражданину Г. в принятии жалобы, КС РФ акцентировал внимание на четырех важных вопросах правоприменительной практики.

Об особенностях судебной экспертизы

В своей жалобе Г. пытался оспорить статьи ГПК РФ и Закона о государственной судебно-экспертной деятельности – в той мере, в какой они содержат неопределенности в вопросах проверки объективности экспертизы, назначения повторной экспертизы, проверки обоснованности экспертного заключения и др.

КС РФ напомнил, что при назначении судом экспертизы гарантиями прав лиц, участвующих в деле, выступают установленная уголовным законодательством ответственность за дачу заведомо ложного экспертного заключения, возможность ходатайствовать о назначении повторной экспертизы, проведение которой поручается другому эксперту, а также установленные законом процедуры проверки судебных постановлений вышестоящими судами и основания для их отмены или изменения.

Комментируя эту часть определения, директор Рязанского научно-исследовательского  центра судебной экспертизы Павел Милюхин указал на то, что в Законе о государственной судебно-экспертной деятельности описаны требования, предъявляемые к государственным экспертам, и никто не мешает судье выбрать компетентных специалистов из числа негосударственных экспертов, применив  к ним данные критерии оценки.

Кроме того, нормативными актами Минюста России, РФЦСЭ при Минюсте России расписаны параметры содержания заключения эксперта, перечень специальностей  высшего образования эксперта, все методики опубликованы в открытом доступе, пояснил он.

«Нормы ГПК РФ содержат объективные критерии для назначения дополнительной и повторной экспертизы, а состязательность процесса подразумевает под собой использование всех допустимых доказательств по делу, которые также надо грамотно преподнести в суде», – указал Павел Милюхин.

О возможности потребителя отказаться от исполнения договора купли-продажи при определенных условиях

По мнению Г., часть положений Закона о защите прав потребителей противоречит Конституции РФ в той мере, в какой они при нарушении сроков устранения недостатков технически сложного товара препятствуют потребителю незамедлительно отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать деньги назад.

В этой связи КС РФ уточнил, что содержащиеся в законе положения направлены на достижение баланса интересов между продавцами и потребителями при регламентации вопросов качества товара, а потому не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном в жалобе аспекте. Так, судами было  установлено, что заявитель отказался воспользоваться своим правом потребовать от продавца незамедлительного безвозмездного устранения недостатков приобретенного им автомобиля, а также что отсутствуют доказательства, свидетельствующие об обнаружении в течение гарантийного срока существенного недостатка.

Эксперты «АГ» согласились с таким решением КС РФ. По мнению адвоката, управляющего партнера юридического агентства «Представитель» Николая Гречкина, ситуация проста и не является такой уж редкой. «В данном случае потребитель в рамках судебных процессов не смог надлежащим образом отстоять свои права, конкретно – не отстоял позицию об обнаружении недостатков в течение гарантийного срока, неправильно воспользовался своим правом потребовать незамедлительного безвозмездного устранения недостатков, что в результате привело к отказу в удовлетворении его требований судами. И, как это часто бывает, гражданин, не вникая в сущность процессов, подал необоснованное заявление в КС РФ», – пояснил он.

Заведующий ЦКА Белгородской области Евгений Киминчижи добавил, что в рассматриваемом случае неопределенности в понимании самой категории существенного недостатка товара нет. «Позиция КС РФ лишний раз показала, что правовые средства не должны и не могут быть использованы в целях нарушения баланса правовых отношений сторон. И что важно, своим определением, по сути, КС РФ отверг идею абсолютности защиты прав потребителей, признавая по умолчанию, что предоставление слабой стороне договора широких полномочий на отмену сделок или отказ от их исполнения не всегда влечет восстановление паритета, а напротив – способно дестабилизировать гражданский оборот», – заключил эксперт.

О судебном аудиопротоколировании

Заявитель настаивал на том, что положения ГПК РФ и Закона о государственной судебно-экспертной деятельности противоречат Конституции РФ в той мере, в какой они не предусматривают обязанности суда вести протокол судебного заседания с использованием технических средств, а именно – аудиозаписи.

По этому поводу КС РФ в очередной раз указал, что отсутствие обязанности суда вести аудиозапись хода судебного заседания не преграждает доступ к правосудию и не нарушает принципы открытого судебного разбирательства, равноправия и состязательности сторон (Определение КС РФ от 22 апреля 2010 г. № 550-О-О).

Комментируя эту часть определения, советник ФПА РФ Сергей Насонов обратил внимание на то, что протокол судебного заседания в гражданском и уголовном судопроизводстве  давно перестал быть эффективным средством фиксации хода и результатов судоговорения. «Наличие у председательствующего практически неограниченных возможностей постфактум модифицировать в протоколе судебную реальность в любом направлении делает этот процессуальный акт скорее средством манипуляций, нежели гарантией объективной фиксации произошедшего», – считает он.

По его мнению, обязательная аудиозапись судебного заседания, являющаяся приложением к протоколу, полностью обессмыслила бы любые манипуляции с ним и  привела бы к исчезновению любых споров по поводу его содержания.

Таким образом, считает советник ФПА РФ, позиция КС РФ лишний раз свидетельствует, что необходимо активизировать рассмотрение проекта закона о внесении изменений в ГПК РФ и УПК РФ, которым устанавливается обязательность протоколирования в судах общей юрисдикции каждого судебного заседания с использованием средств аудиозаписи. Тем более что в АПК РФ подобные положения давно закреплены.

О процедуре рассмотрения судьей кассационной жалобы

Как настаивал Г., ст. 381 ГПК РФ противоречит Конституции РФ, поскольку позволяет не рассматривать кассационную жалобу в судебном заседании и относит к ведению судьи решение вопроса о том, передать жалобу для рассмотрения или отказать в этом, а также поскольку не конкретизирует, в каких случаях судья обязан истребовать материалы дела.

Из определения КС РФ следует, что предусмотренная гражданским процессуальным законодательством предварительная процедура рассмотрения судьей жалоб на вступившие в законную силу постановления, на которую не распространяются некоторые обязательные для иных судебных процедур правила, обусловлена целью обеспечения баланса публичного и частного интересов и исключения явно необоснованных обращений (Постановление КС РФ от 5 февраля 2007 г. № 2-П).

Как подчеркнул юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Артем Берлин, поставленный заявителем вопрос уже не впервые рассматривался КС РФ, и ранее он высказывался на эту тему в названном выше постановлении применительно к действовавшей тогда процедуре надзорного обжалования судебных актов, которая также предусматривала предварительную фильтрацию жалоб. В данном определении эта позиция КС РФ дословно воспроизведена.

«Поэтому дело вызывает интерес в первую очередь в связи с тем, что КС РФ подтвердил, что высказанная применительно к надзорному обжалованию позиция полностью применима к кассации. Тем самым указывается, что в судах общей юрисдикции кассация остается экстраординарной стадией обжалования, в отличие от арбитражных судов», – пояснил юрист.



Рассказать коллегам: