×

Уголовный проступок от Верховного Суда

Пленум ВС РФ принял постановление о внесении в Госдуму законопроекта о введении института уголовного проступка в российский уголовный закон
Проанализировав законодательные предложения Верховного Суда, эксперты «АГ» отметили их плюсы и минусы. При этом, по мнению одних адвокатов, введение уголовного проступка является логичным с точки зрения реализации политики гуманизации уголовного законодательства. Другие считают, что поправки внесут «хаос» в устоявшуюся в России дифференциацию преступлений.

Сегодня Пленум ВС РФ принял постановление о внесении в Госдуму проекта поправок в УК РФ и УПК РФ в связи с введением понятия уголовного проступка.

Законопроект предусматривает внесение уточнения в ч. 2 ст. 15 УК РФ «Категории преступлений», согласно которому к уголовному проступку будет отнесено преступление небольшой тяжести, за которое уголовным законом не предусмотрено наказание в виде лишения свободы.

Необходимость введения института уголовного проступка авторы законопроекта объясняют тем, что в настоящее время УК РФ относит к категории преступлений небольшой тяжести как деяния, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы до трех лет, так и деяния, за которые не предусмотрено лишение свободы. Таким образом, в пределах одной категории фактически дифференцированы преступления по виду максимального наказания в санкции и установлено, что они существенно различаются по характеру общественной опасности.

Отмечается, что в действующем УК РФ насчитывается более 80 составов преступлений, за которые не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, а число осужденных по ним только в 2016 г. составило более 40 тысяч человек. «Отнесение этих преступлений к уголовному проступку создаст необходимые условия для освобождения лиц, совершивших такие деяния впервые, от уголовной ответственности с назначением им иных мер уголовно-правового характера на основании проектной части первой статьи 76.2 УК РФ», – говорится в пояснительной записке.

Также в связи с введением понятия «уголовный проступок» предусматривается основание освобождения от уголовной ответственности для лиц, совершивших уголовный проступок впервые. В целях дальнейшей дифференциации мер уголовно-правового характера к лицам, совершившим впервые уголовный проступок либо совершившим впервые преступления небольшой или средней тяжести, предлагается применять наряду с судебным штрафом меры, сходные с некоторыми видами наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества, а именно обязательные работы и исправительные работы. При этом уточняется, что при уклонении от исполнения решения суда такие лица могут понести уголовную ответственность в полном объеме.

В законопроекте предусматривается обязательное освобождение несовершеннолетних, совершивших уголовный проступок, от уголовной ответственности с применением одной из мер воспитательного воздействия на основании ст. 90 УК РФ.

Законопроектом предусмотрены поправки, смягчающие уголовное наказание и правовые последствия в случае совершения уголовного проступка, а также сокращение продолжительности срока давности уголовного преследования для лиц, их совершивших. В частности, законопроект предусматривает для лиц, осужденных за совершение уголовного проступка, сокращение продолжительности срока, по отбытии которого возможно условно-досрочное освобождение от наказания, срока давности обвинительного приговора суда, а также срока давности уголовного преследования для лиц, совершивших уголовный проступок.

«Гуманизация уголовного законодательства должна сопровождаться упрощением применяемых судебных процедур», – отмечают авторы проекта. В этой связи предлагается внести в УПК РФ изменения в нормы, регулирующие основания и порядок прекращения уголовного дела или уголовного преследования. При этом предусматривается, что это не будет исключать право потерпевшего на возмещение вреда, причиненного ему в результате совершения уголовного проступка, в рамках искового производства.

«Внесение в действующее законодательство предлагаемых изменений позволит более справедливо классифицировать преступные деяния, дифференцировать уголовную ответственность за их совершение в зависимости от характера общественной опасности, предусмотреть новое основание освобождения от уголовной ответственности, упростить судебную процедуру рассмотрения уголовных дел этой категории, существенно скорректировать структуру судимости за счет применения мер уголовно-правового характера, не влекущих за собой судимость и связанные с ней негативные последствия», – заключают авторы законопроекта.

Адвокат, советник Федеральной палаты адвокатов РФ Сергей Насонов считает, что введение категории уголовного проступка является логичным шагом реализации политики гуманизации уголовного законодательства. Он напомнил, что ранее она выразилась в появлении судебного штрафа  – нового основания прекращения уголовного преследования, предусмотренного ст. 76.2 УК РФ, ст. 25.1 УПК РФ, а также декриминализации ряда составов преступлений.

При этом эксперт указал как на плюсы от введения нового института, так и на недостатки, заложенные в законопроекте ВС РФ. К положительным моментам он отнес отказ от стигматизации судимостью сотен тысяч лиц, снижение судебной нагрузки на судей, ускорение сроков расследования и рассмотрения уголовных дел, а также смягчение карательной практики судов.

«Порядок прекращения уголовного дела или уголовного преследования и назначения иных мер уголовно-правового характера, применяемых при освобождении от уголовной ответственности, в ходе досудебного производства по уголовному делу, на мой взгляд,  изложен оптимально и обеспечивает защиту процессуальных прав обвиняемого, в том числе права не согласиться с прекращением дела по этому основанию», – отметил Сергей Насонов.

В то же время адвокат отметил, что понятие «уголовный проступок» имеет крайне узкие рамки. Ранее, при обсуждении идеи введения нового института, предполагалось, что в эту категорию  войдут все преступления небольшой и ряд преступлений средней тяжести.

Кроме того, Сергей Насонов считает, что после принятия поправок будут возникать сложности с прекращением в суде или на следствии дела по основанию, предусмотренному ст. 25 УПК РФ (примирение сторон). «Проект создает альтернативу этому институту – те же условия, но вместо прекращения дела к обвиняемому будет применяться одна из мер уголовно-правового характера. Полагаю, что законопроект вызовет кризис института примирения по делам публичного обвинения, который и так на практике стал практически фикцией», – заключил эксперт.

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян полагает, что если оценивать предлагаемые ВС РФ изменения уголовного законодательства с позиций российских граждан, то появление такого законопроекта – это  лучший сценарий, чем если бы его не было вообще: «Десятки тысяч человек ежегодно смогут избежать судимости». Однако, с другой стороны, по мнению адвоката, масштабы его применения могли быть большими, а порядок применения – иным, более гуманным и упрощенным.

Он обратил внимание на предусмотренное применение мер уголовно-правового характера при прекращении уголовного дела или уголовного преследования в отношении лиц, совершивших уголовный проступок. «На мой взгляд, такое предложение разработчиков нового закона является избыточным, поскольку в случае освобождения от уголовной ответственности нет никакой разумной необходимости применять такие же виды уголовного наказания, которые применяются в отношении совершивших более тяжкие преступления», – пояснил адвокат. 

Нвер Гаспарян добавил, что может получиться ситуация, когда лицо, совершившее преступление средней тяжести, будет освобождено от уголовного наказания в связи с примирением с потерпевшим либо в связи с деятельным раскаянием сразу и без каких-либо последствий, а лицо, совершившее уголовным проступок, после освобождения от уголовной ответственности должно будет до одного года отбывать исправительные работы или уплачивать штраф.

Кроме того, эксперт обратил внимание на предлагаемый порядок прекращения уголовного дела или уголовного преследования в отношении совершившего уголовный проступок и назначения иных мер уголовно-правового характера как в ходе досудебного производства по уголовному делу, так и в ходе судебного разбирательства. «Неясно, по какой причине не предусмотрено такое основание, как отказ в возбуждении уголовного дела в связи с освобождением от уголовной ответственности лица, совершившего уголовный проступок. Для чего несколько месяцев расследовать уголовное дело, тратить время и государственные средства, когда уже в результате проверки в порядке ст. 144, 145 УПК РФ становится понятным, что имел место уголовный проступок?» – задается вопросом Нвер Гаспарян.

Управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» Игорь Бушманов выступил против введения института уголовного проступка. «Не вижу никакой необходимости наводить хаос в устоявшейся отечественной уголовной дифференциации преступлений, смешивая преступления небольшой тяжести, по сути, с административными правонарушениями», – пояснил он свою позицию, добавив, что проще декриминализировать такие деяния и сразу перевести их в разряд административных правонарушений, «которые по своей сути и являются проступками».

По мнению адвоката, подобные внесистемные нововведения не только приведут к тому, что фактически сотрутся четкие границы между уголовными и административными нормами, но и повлекут путаницу у правоприменителя: «В пограничных ситуациях проще будет использовать более тяжкий, но “проверенный практикой” уголовный закон, что повлечет дополнительные нарушения прав граждан».

Игорь Бушманов полагает, что существующих законодательных норм достаточно для гуманизации уголовного законодательства. «Вводить для этих целей институт уголовного проступка нецелесообразно. Если задача законодателя – уменьшить негативные последствия от судимости, то можно просто уменьшить ее срок по некоторым нетяжким составам», – заключил эксперт.

Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн согласился с тем, что предлагаемые Верховным Судом поправки будут способствовать гуманизации российского уголовного законодательства. Однако он считает, что введение в УК РФ категории «уголовный проступок» породит еще большие споры относительно признания малозначительными конкурирующих норм УК РФ и КоАП РФ, например ч. 3 ст. 327 УК РФ и ст. 19.23 КоАП РФ, касающихся подделки документов.

Эксперт также высказал предположение, почему Верховный Суд отказался от декриминализации преступлений небольшой тяжести, за которые не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, и включения их в КоАП РФ. По его мнению, это связано с тем, что законопроектом за правоприменителем сохраняется возможность в случае уклонения лица от исполнения иных мер уголовно-правового характера отменить постановление о прекращении уголовного дела и рассмотреть его в общем порядке с вынесением обвинительного приговора, возникновением судимости и назначением наказания в пределах санкции конкретной статьи. «Соответствующая “угроза” для лиц, в отношении которых уголовное дело прекращено за совершение уголовного проступка, должна стать стимулом добросовестного исполнения последними назначенных мер уголовно-правового характера», – считает Евгений Рубинштейн.

Рассказать коллегам: