На сайте размещены только некоторые материалы "АГ".
Полную версию газеты можно получить, подписавшись на нее.
  Н О В А Я   А Д В О К А Т С К А Я   Г А З Е Т А  
ОРГАН ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПАЛАТЫ АДВОКАТОВ РФ
twitter facebook vkontakte RSS telegram
СВЕЖИЙ НОМЕР

Читайте № 20 за 2017 г.
ПЕЧАТНАЯ "АГ"
Рубрики
Подшивка
Подписка
Архив
ADVGAZETA.RU
Выбор редакции
Разделы и отрасли права
Интервью
Блоги
Все записи
Разделы и отрасли права
Блогеры
Стать блогером
Новости
Правовое просвещение
Казусы из практики
Объявления
Ежедневная рассылка
Фоторепортажи
СОТРУДНИЧЕСТВО
О нас
Авторам
Партнеры
Реклама
КОНТАКТЫ

Адрес редакции:

119002, г. Москва, пер. Сивцев Вражек, д. 43

Тел.: (495) 787-28-35
Тел./факс: (495) 787-28-36

E-mail:
advgazeta@mail.ru

Корпорация

ЗАКОНЫ ЯЗЫКА ВЫШЕ ЗАКОНОВ ЮРИДИЧЕСКИХ

Попытка придавать слову «тайна» тот смысл, который в нем не содержится, обезоруживает адвоката

Юрий Костанов,
представитель ФПА РФ
в Конституционном Суде РФ


В № 21 (062) «АГ» за ноябрь этого года опубликована статья Александра Глискова «Истец – X, ответчик – Y. Адвокатская тайна как препятствие в профессиональной деятельности». Отдельные положения этой статьи заставляют думать, что автор не очень правильно понимает некоторые положения Федерального закона, касающиеся затронутой им темы.

Разглашение в интересах доверителя

Думается, что автор прав, утверждая, что адвокат не вправе оглашать информацию без согласия доверителя и в тех случаях, когда умолчание повредит доверителю. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» действительно не предусматривает возможности разглашения без согласия доверителя сведений, связанных с осуществлением адвокатской деятельности. Кодекс профессиональной этики содержит исчерпывающий перечень случаев, когда такие сведения могут быть использованы без согласия доверителя. Все эти случаи относятся к использованию таких сведений в спорах с самим доверителем либо при защите адвоката от уголовной или дисциплинарной ответственности.

Конечно, рассуждая здраво, мы можем утверждать, что в интересах доверителя использовать сообщенные им (или полученные из других источников) сведения можно, не дожидаясь получения его согласия на это, – ведь получение согласия доверителя может быть затруднено, особенно если он находится под стражей. Но «здравые рассуждения» в данном случае – всего лишь предположения, на законе не основанные. Полноправный хозяин сведений, полученных адвокатом в связи с осуществлением адвокатской деятельности, это доверитель. У него могут быть свои основания для умолчания – адвокат не вправе за него решать, о чем и когда можно говорить вслух, а о чем – нельзя.

Представляется, что при заключении соглашения с доверителем необходимо заранее договариваться о возможности использования в интересах доверителя информации в случаях, когда доверителя по объективным причинам не смог поставить адвокат в известность относительно использования этой информации. Это тем более необходимо, что получение сведений, содержащих полезную для доверителя информацию, является важнейшей частью деятельности по защите интересов доверителя. По-видимому, статью 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» полезно было бы дополнить указанием на договоренность адвоката с доверителем о праве адвоката использовать в интересах доверителя сведения, о которых по тем или иным причинам он не смог поставить доверителя в известность, – об основаниях и условиях использования таких сведений, об обязанности адвоката незамедлительно проинформировать доверителя об этом.

В то же время отдельные положения статьи Александра Глискова заставляют думать, что автор не очень правильно понимает некоторые положения Федерального закона, касающиеся затронутой им темы.

Общеизвестное – не тайна

Автор почему-то полагает, что он не вправе разглашать материалы, ставшие общеизвестными из-за чьих-то действий: «То есть те листовки, которые висят на заборах и остановках, которые для всех не тайна, для меня превратились в тайну. Соответственно, агитировать за или против какого-то кандидата, используя полученную информацию, я не могу». И далее: «…в силу адвокатской тайны, даже если решение по делу в отношении моего клиента официально размещено на сайте ВАС, я в рамках другого дела не смогу на него ссылаться». Двумя абзацами ниже автор утверждает, что он не вправе дублировать информацию, уже обнародованную доверителем.

Попутно отмечу, что речь о листовках в статье Глискова зашла потому, что коллега Глисков, представлявший доверителя во время избирательной кампании, истребовал из избирательной комиссии «все, что… приходит в голову» (так в статье). Думается все же, что право адвоката истребовать из избирательной комиссии «все, что… …приходит в голову» носит несколько сомнительный характер. Представляется, что право адвоката на запрос ограничено рамками принятого поручения. Тогда и не возникнет проблем с использованием информации, полученной по запросу).

Уточним содержание слова «тайна», употребленного в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Закон написан на русском языке, и использованные законодателем слова (если это не специальные термины), если их смысл почему-либо не ясен, можно понять, открыв толковый словарь. Тайна – это не специфический термин, это общеупотребительное слово и означает оно «нечто, скрываемое от других, известное не всем, секрет» (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2008), поэтому сведения, уже кем-то (в том числе доверителем) оглашенные, не могут составлять предмета адвокатской тайны. Очевидно, что опубликованные судебные решения тоже не могут составлять тайны – ни адвокатской, ни какой-либо другой.

Смысл общеупотребительных слов

Законы языка выше законов юридических. Это математики, физики и химики могут изъясняться математическими и прочими формулами. Законодатели и правоприменители изъясняются словами, и принятые в языке значения слов должны быть обязательны для нас. Когда юристы пытаются придать словам значение, отличное от общеупотребительного, ничего хорошего из этого не получается.

Яркий тому пример – постановление Конституционного Суда РФ от 25 октября 2001 г. по вопросу о получении защитниками свиданий с содержащимися под стражей подзащитными. Конституционный Суд признал не соответствующей Конституции РФ норму Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», позволяющую соответствующим ведомствам самим определять порядок свиданий защитников с подзащитными. Хорошее постановление, позволившее в Верховном Суде РФ добиться признания незаконным соответствующей ведомственной инструкции, требовавшей от адвокатов для получения свиданий с подзащитными предъявлять разрешения от следователей и судов. Несколько лет закон торжествовал. Но не все коту масленица. ФСИН оправилась от нанесенной травмы, и в СИЗО теперь опять требуют от адвокатов предъявления пресловутых разрешений, ссылаясь на… то же самое постановление КС РФ.

Дело в том, что Конституционный Суд одновременно отказался признать противоречащими Конституции РФ положения УПК о допуске адвоката к участию в деле. Конституционный Суд мотивировал это решение тем, что положения ч. 1 и 4 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР не предполагают какого-либо особого, разрешительного порядка вступления адвоката в дело, что слово «допуск» здесь определяет только момент вступления в дело. Между тем в словарях русского языка – от Даля до Ожегова слово «допуск», использованное законодателем в упомянутых статьях УПК, толкуется одинаково: «разрешение», «позволение». Другого смысла в русском языке это слово не имеет. Вот и ссылаются сотрудники ФСИН на это обстоятельство: в статьях 47 и 51 УПК говорится о допуске адвоката, Конституционный Суд не признал эти статьи неконституционными, значит извольте получить свидетельство о том, что вас допустили к делу, естественно от тех органов либо должностных лиц, в чьем производстве находится уголовное дело, т.е. от следователей или судов.

Пример, казалось бы, не имеет прямого отношения к теме, но это как посмотреть. Попытка придавать слову «тайна» тот смысл, который в нем не содержится, сродни решению Конституционного Суда, придавшего иной, чем определен в русском языке, смысл слову «допуск». Там придание слову не присущего ему значения приводит к нарушению конституционных прав арестантов, здесь – обезоруживает адвоката, ограничивая его в использовании полезных для доверителя сведений.


Назад


ОПРОС "АГ"

Как часто вам встречаются иностранные граждане в качестве представителей в российских судах?

Не встречал никогда
Встречал, но давно
Встречал 1-2 раза
Встречаю часто
Встречаю всегда

Подробнее
НОВОСТИ
•  24.10.2017
СОЗДАТЬ СТРОЙНУЮ СИСТЕМУ ЗАЩИТЫ ПРАВ АДВОКАТОВ
Комиссии по защите прав адвокатов должны работать в каждом регионе, координировать их действия будет Комиссия Совета ФПА РФ

•  23.10.2017
АДВОКАТСКОЕ ЛОТО
АП г. Москвы обратилась в Минюст по поводу затрудненного доступа адвокатов к подзащитным в «Лефортово»

•  23.10.2017
ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС С УЧЕТОМ МНЕНИЯ РЕБЕНКА
Законопроект, предоставляющий несовершеннолетним статус участников гражданского процесса с правом иметь адвоката, прошел первое чтение

•  23.10.2017
ИЗМЕНЕНИЕ ПРАКТИКИ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ ОБРАТНОЙ СИЛЫ НЕ ИМЕЕТ
Опубликовано постановление Конституционного Суда РФ о том, что решения судебных коллегий ВС РФ по конкретному делу не могут быть основанием для пересмотра аналогичных дел

•  23.10.2017
ВОЗБУЖДЕНИЕ ДЕЛА КАК ПРЕЗУМПЦИЯ КВАЛИФИКАЦИИ ДЕЯНИЯ
Верховный Суд указал, что арбитражный суд может разрешить вопрос о причинении убытков в результате мошенничества и при отсутствии вступившего в законную силу приговора по уголовному делу

Другие новости
ОБЪЯВЛЕНИЯ
•  ОЧНО-ДИСТАНЦИОННЫЙ КУРС «СЕМЕЙНОЕ ПРАВО И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»
С 22 ноября 2017 г. по 16 февраля 2018 г. будет проведен курс «Семейное право и права человека. Международные стандарты защиты прав ребенка и взрослого»

•  КОНФЕРЕНЦИЯ «РОССИЯ КАК МЕСТО РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ»
28 ноября 2017 г. в Москве Российский национальный комитет Международной торговой палаты – Всемирной организации бизнеса (ICC Russia) проведет X Конференцию по международному арбитражу «Россия как место разрешения споров»

•  КОНФЕРЕНЦИИ «УГОЛОВНОЕ ПРАВО: СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ В XXI ВЕКЕ»
25–26 января 2018 г. в Университете им. О.Е. Кутафина пройдет XV Международная научно-практическая конференция «Уголовное право: стратегия развития в XXI веке»

•  СОВРЕМЕННЫЙ АРБИТРАЖ: LIVE
24 октября в Москве состоится дискуссия об арбитраже в сравнительно-правовой перспективе «Современный арбитраж: LIVE»

•  ВСЕРОССИЙСКИЙ ОЧНО-ДИСТАНЦИОННЫЙ КУРС EVIDENCE SIBERIA – 2017/2018
Допустимость доказательств в уголовном процессе: провокация и другие незаконные методы оперативно-розыскной деятельности в свете стандартов ЕСПЧ

•  ЕКПЧ, ЗАЩИТА МИГРАНТОВ И ЛИЦ, ИЩУЩИХ УБЕЖИЩЕ, ВОПРОСЫ БИОЭТИКИ
Очно-дистанционный курс-дуплекс Школы адвоката АП Ставропольского края и Программы HELP Совета Европы

•  ЕВРАЗИЙСКИЙ ФОРУМ ПО КАРТЕЛЯМ
24 ноября 2017 г. в Москве состоится Евразийский форум по картелям

Другие объявления

© 2007—2017 «Новая адвокатская газета»
Воспроизведение материалов полностью или частично без разрешения редакции запрещено. Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов.
Присланные материалы не рецензируются и не возвращаются.
Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную
для пользователей до 16 лет.