О новых «коронавирусных» ограничениях в Москве

Работодатели обязаны перевести часть сотрудников на дистанционный режим работы и с 12 октября предоставлять в мэрию сведения о них. Могут ли работника наказать за отказ передать работодателю номера своих проездных и транспортного средства и будет ли он ограничен в передвижении по городу в случае предоставления этих данных?

О новых «коронавирусных» ограничениях в Москве

За ростом числа случаев заражения коронавирусной инфекцией последовали ожидаемые действия властей по его сдерживанию. Первыми на рост заболеваемости отреагировали власти столицы. 6 октября мэр Москвы издал Указ № 97-УМ, которым были внесены изменения в ранее изданные указы «О введении режима повышенной готовности» и «Об этапах снятия ограничений, установленных в связи с введением режима повышенной готовности».

И снова «дистанционка»

Предусмотренные Указом № 97-УМ изменения обязывают работодателей перевести на дистанционный режим работы сотрудников старше 65 лет и тех, кто имеет хронические заболевания, перечень которых определен Департаментом здравоохранения Москвы, за исключением работников из указанных категорий, чье присутствие на рабочем месте критически важно для функционирования организации.

Работодателей также обязали перевести на дистанционный режим работы не менее 30% работников. При этом не разъясняется, по какому принципу их нужно отбирать для такого перевода. С учетом разъяснений, касающихся лиц старше 65 лет и имеющих заболевания, полагаем, что работодатели могут исходить из факторов, связанных с обеспечением функционирования организации. Также не разъясняется, должны ли входить в эти 30% работников граждане из группы риска, которых нужно перевести на удаленную работу в обязательном порядке. Но, учитывая цель вносимых изменений – ограничить распространение COVID-19, вероятно, предусмотрен перевод на дистанционный режим работы дополнительно не менее 30% работников, помимо уже упомянутых категорий граждан.

Указ мэра Москвы от 8 июня 2020 г. № 68-УМ «Об этапах снятия ограничений, установленных в связи с введением режима повышенной готовности» в редакции Указа № 97-УМ обязывает работодателей каждый понедельник начиная с 12 октября через личный кабинет на сайте мэра и Правительства Москвы сообщать о работниках, переведенных на дистанционный режим работы. При этом, как следует из цели Указа № 68-УМ, запрет на передвижение таких работников не устанавливается. Они ограничены только в посещении рабочего места.

Какие сведения предоставлять?

Работодателей обязали сообщать не только о количестве работников, переведенных на дистанционную работу, но и сведения о них:

  • номер мобильного телефона;
  • государственный регистрационный номер транспортного средства (при наличии);
  • номер электронной карты «Тройка» (при наличии);
  • номер электронной карты «Стрелка» (при наличии);
  • номер социальной карты (при наличии);
  • номер месячного проездного билета без лимита поездок и с лимитом 70 поездок, временного единого социального билета, временного льготного билета (при наличии).

Указ № 68-УМ прямо устанавливает, что истребуемые сведения персональными данными не являются. Однако эта позиция законодателя противоречит устоявшейся судебной практике. Суды признают персональными данными обезличенные сведения, позволяющие различать людей (см., например, решение Арбитражного суда г. Москвы от 11 марта 2016 г. по делу № А40-14902/2016).

Работодатель должен будет обратиться к работникам с запросом о предоставлении требуемой информации. И тут встает вопрос: а должны ли работники передавать ее работодателю? Указ № 68-УМ прямо не обязывает их это делать. Но представляется, что работники все же должны такие сведения предоставить, учитывая смысл и главную цель указа – ограничить распространение коронавирусной инфекции. Если работник все-таки откажется передать необходимые данные, вероятно, работодатель может предоставить только те из них, которые уже обрабатывает. При этом согласие работника на передачу сведений, перечисленных в Указе № 68-УМ, не требуется, если обработку их работодатель ведет для выполнения возложенных на него законодательством функций, полномочий и обязанностей (п. 2 ч. 1 ст. 6 Закона о персональных данных).

А какая ответственность?

В Указе № 68-УМ для работодателей установлена административная ответственность за невыполнение обязанности по переводу на дистанционный режим работников и непредоставление сведений о них, равно как и предоставление их не в полном объеме. Ответственность за это правонарушение предусмотрена ст. 20.6.1 КоАП РФ – «Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения».

В зависимости от состава правонарушения могут применяться следующие санкции:

Пункт

Состав правонарушения

Санкция

1

Невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, или в зоне ЧС, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 6.3 КоАП РФ.

Для ИП: штраф – от 30 тыс. до 50 тыс. руб.

Для юрлиц: штраф – от 100 тыс. до 300 тыс. руб.

2

Действия (бездействие), предусмотренные ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП РФ, повлекшие причинение вреда здоровью человека или имуществу, за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния либо повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП РФ.

Для ИП и юрлиц: штраф – от 500 тыс. до 1 млн руб. или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.

Указ № 68-УМ не устанавливает ответственность работников за непредоставление работодателю требуемых сведений. Однако представляется, что если работодателя обязали передать в мэрию эти данные, то и работник обязан предоставить их. В противном случае, если работодатель докажет, что использовал все возможные способы, чтобы получить информацию у работника, а тот ее так и не предоставил, то ответственность за свое недобросовестное поведение может понести работник.

Напомним, что в случае нарушения гражданином положений ст. 20.6.1 КоАП РФ возможны санкции в виде предупреждения или штрафа от 1 тыс. до 50 тыс. руб. (в зависимости от состава правонарушения). Дисциплинарное же взыскание работодатель применить не может, так как он вправе это сделать только в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей (ст. 192 ТК РФ), а предоставление сведений в такие обязанности не входит.

В заключение отметим, что нормативные правовые акты должны отвечать всем критериям юридической техники, даже несмотря на обстоятельства их принятия. Между тем новые «противокоронавирусные» указы в очередной раз всего лишь устанавливают ограничения, но не разъясняют порядок их исполнения. Для их понимания необходимы специальные юридические познания, и даже этого не всегда бывает достаточно.

Читайте также: