Новые законные ограничения свободы собраний

В 2021 г. в связи с нарушениями законодательства, регламентирующего право на свободу собраний, и законодательства об иностранных агентах граждан России начали привлекать не только к административной, но и к уголовной ответственности. При этом в фокус внимания органов власти попадали и журналисты, юристы и адвокаты. Ниже – размышления нашего заинтересованного читателя

Новые законные ограничения свободы собраний

Свобода собраний

Больше арестов, строже наказания

Денис Шедов, юрист Правозащитного центра «Мемориал» (признан в РФ НКО, выполняющей функции иноагента), юриcт и аналитик проекта «ОВД-Инфо» (признан в РФ НКО, выполняющей функции иноагента):

2021 г. стал беспрецедентным в плане ограничений свободы собраний в России (ст. 31 Конституции РФ): более 23 500 задержанных, сотни уголовных дел после акций и десятки людей, получивших реальные сроки за участие в протестах. В первую очередь это последствия массовых задержаний начала года, подавления протестов 21 апреля и задержаний во время выборов в Госдуму в сентябре. За год было возбуждено семь уголовных дел по специальной «дадинской» ст. 212.1 УК РФ, наказывающей за несогласованные с властями акции (исторический максимум). Такого «ОВД-Инфо» за десять лет своей работы еще не фиксировал. К сожалению, это новый антирекорд в сфере прав человека в нашей стране.

При этом изменились не только масштабы, но и качество преследований. Наказания стали строже. Доля административных арестов по «митинговой» ст. 20.2 КоАП РФ приблизительно в полтора раза больше в сравнении с прошлым годом. Для подавления протестной активности используется огромный арсенал статей КоАП РФ и УК РФ: теперь это не только «классическое» обвинение в причинении физического вреда полицейскому, но и обвинения в нарушении санитарных норм, вовлечении несовершеннолетних в опасную для их жизни деятельность, повреждении транспортной инфраструктуры и т.д. Стали использовать камеры уличного наблюдения и технологии распознавания лиц для выявления участников собраний и последующего привлечения их к ответственности (более 450 задержанных постфактум). Пожалуй, только в плане подавления одиночных пикетов в этом году не побит рекорд: пока мы насчитали чуть более 300 задержанных пикетчиков, что меньше, чем за первое полугодие 2020 г., но на порядок больше, чем во все предыдущие годы.

Практически рутиной стали задержания журналистов во время протестов, так как человек с камерой и микрофоном – это опасный свидетель нарушения прав и свобод. В 2021 г. в фокусе внимания властей оказались и юристы: мы наблюдали несколько случаев преследований юристов и адвокатов, помогающих задержанным. И это все в контексте общего тревожного состояния нашей профессии: несколько отечественных юристов и адвокатов уже персонально объявлены СМИ-иноагентами, кто-то находится под уголовным преследованием.

За 2021 г. нам стало известно как минимум о 68 случаях применения плана «Крепость» для недопуска адвокатов и защитников к задержанным участникам протестов. Для сравнения, мы знаем лишь о 8 подобных случаях в предыдущие четыре года. Кажется, власти стремятся все больше изолировать людей, реализующих право на свободу собраний, от профессиональной юридической и общественной поддержки.

Из-за массовых задержаний с новой силой актуализировалась проблема нечеловеческих условий содержания задержанных, применения по отношению к ним силы со стороны полиции. В начале года участники публичных мероприятий часто содержались в переполненных отделах полиции, спецприемниках, перевозились в набитых под завязку автозаках. Публичными стали случаи насилия полицейских и росгвардейцев по отношению к участникам протестов. Однако примеров расследований таких случаев, а уж тем более привлечения виновных сотрудников к ответственности, катастрофически мало.

Свое влияние на свободу собраний оказала и пандемия. В некоторых регионах, например в Москве и Санкт-Петербурге, с марта 2020 г. запрещены любые уличные акции, в том числе одиночные пикеты. В то же время бары и рестораны открыты, проводятся футбольные матчи и концерты, массовые скопления людей допустимы и не преследуются властями. Очевидно дискриминационное отношение к свободе собраний. И пандемия оказалась удобным предлогом, чтобы еще сильнее ограничить эту конституционную свободу.

Из-за карантинных ограничений юристы сталкивались со сложностями прохода в суды на процессы по защите задержанных участников собраний. В начале года приключением могли стать даже ознакомление с материалами дела и подача жалобы на постановление о привлечении к ответственности за участие в протестах. Карантинный режим работы судов сказался и на гласности процессов.

В целом, как и в прошлые годы, в российских судах в большинстве случаев не приходится рассчитывать на внимательное изучение доводов задержанных участников публичных мероприятий. Юристы «ОВД-Инфо» и ПЦ «Мемориал» совместно подали более тысячи жалоб в Европейский Суд в интересах людей, чья свобода собраний была ограничена российскими властями в этом году. Кстати, в следующем году в Комитете министров Совета Европы пройдет очередное обсуждение вопроса о том, как российские власти решают выявленные ЕСПЧ системные проблемы, касающиеся свободы собраний. В последние годы государство отчитывалось несколькими постановлениями Конституционного и Верховного судов, а также снятием ряда территориальных ограничений на проведение акций в региональном законодательстве.

За отчетный год Конституционный Суд высказался в поддержку свободы собраний, подвергнув критике практику привлечения к ответственности за серию одиночных пикетов, проходящих в разные дни без согласования с властями (см. новость «КС запретил считать серию одиночных пикетов одним публичным мероприятием»). Это, безусловно, положительный момент, но масштабы задержаний и количество возбужденных уголовных дел после собраний показывают, что такими точечными мерами проблему не решить. Кроме того, даже самые прогрессивные постановления высших судов не всегда исполняются в России.

Читайте также
Пусть закон рассудит: обязаны ли россияне показывать QR-коды в общественных местах?
Одни юристы считают незаконным запрет на посещение общественных мест без QR-кода, другие находят ему оправдание. В любом случае, если внесенные в Госдуму законопроекты о QR-кодах не отклонят, популярные юридические лайфхаки из соцсетей гражданам уже не помогут
07 Декабря 2021 Советы

Вопросы обоснованности коронавирусных ограничений и их пропорциональности текущим угрозам

Адвокат АП Архангельской области Владимир Цвиль:

Два года мы живем в условиях ограничения наших прав, что связано с необходимостью противодействовать распространению коронавирусной инфекции. Среди прочих было ограничено и право на проведение публичных мероприятий. Эту проблему рассмотрел Конституционный Суд. В Определении от 20 июля 2021 г. № 1680-О Суд указал на допустимость введения на уровне субъектов РФ ограничений исходя из экстраординарности ситуации и общей позиции федерального законодателя. При этом КС сослался на свою позицию, изложенную в Постановлении от 25 декабря 2020 г. № 49-П, которое касалось ограничения права на свободу передвижения (см. новость «КС признал конституционным положение постановления губернатора МО об ограничении передвижения в период пандемии»).

Ситуация с ограничением права на проведение публичных мероприятий непростая. Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом и только соразмерно конституционно значимым целям. Кроме того, в условиях чрезвычайного положения федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия (ч. 1 ст. 56 Конституции РФ).

Эти конституционные гарантии порождают как минимум два вопроса.

  • Насколько нормативно обоснованы коронавирусные ограничения права на проведение публичных мероприятий? Притом что чрезвычайное положение не вводилось, и законодатель не вносил ограничительные поправки в Закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». Из сложившейся практики следует, что ограничения реализуются путем делегирования полномочий региональным властям. Полагаю, этот вопрос должен быть урегулирован на федеральном уровне.
  • Насколько ограничения права на проведение публичных мероприятий пропорциональны нынешней угрозе здоровью населения? Притом что, пока действуют эти ограничения, проводились голосование по поправкам в Конституцию (приняли участие более 74 млн человек) и выборы в Государственную Думу (приняли участие более 56 млн человек). Чтобы ограничение права не переходило в его умаление и отрицание, необходимо сохранять возможность его реализации при соблюдении соразмерных и обоснованных требований. Полагаю, что баланс между реализацией конституционного права и целями здравоохранения может быть достигнут. Это возможно в случае допустимости проведения публичных мероприятий при условии возложения на их организаторов и участников обязанности позаботиться о мерах защиты, например обеспечить измерение температуры тела участников митинга, носить маски, перчатки и т.д.

Полезные советы

Что делать в сложившейся ситуации, посоветовал Денис Шедов.

Во-первых, не унывайте.

Во-вторых, по возможности поддерживайте людей, столкнувшихся с ограничением права на свободу собраний, и тех, кто помогает им защищать свои права. Такую помощь оказывают правозащитные проекты и волонтерские группы, которые привозят задержанным воду и еду, собирают средства на уплату штрафов и помогают семьям оплачивать услуги адвокатов по уголовным делам. Не остаются в стороне и представители юридического сообщества. Все больше юристов и адвокатов включаются в работу по делам о нарушении прав и свобод человека, в том числе свободы собраний. Все это развивает правовую экспертизу и в перспективе должно повлиять на изменение правоприменительной практики к лучшему. Желающие могут записаться в волонтеры «ОВД-Инфо» либо предложить свои услуги в качестве юриста или защитника.

В-третьих, если вы столкнулись с ограничением права на свободу собраний, отстаивайте свои права в рамках правовых институтов. Воспользуйтесь нашими инструкциями и инструментами. Также вы можете позвонить нам на горячую линию: 8 (800) 707-05-28. Или обращайтесь через наш телеграм-бот. Надеемся, что задержаний будет меньше или совсем не будет, но мы всегда готовы помочь.

Иноагентство

От законодательства об иноагентах страдают все: граждане, организации, государство

Денис Шедов рассказал, что трендом уходящего года в сфере ограничения прав и свобод стала дискриминационная практика применения против некоммерческих организаций, СМИ и отдельных людей законодательства об иностранных агентах. Такая практика затрагивает конституционные свободу ассоциаций (ст. 30), свободу выражения мнений и убеждений (ст. 29), запрет дискриминации (ст. 19), право на уважение достоинства личности (ч. 1 ст. 21) и др. Поистине комплексная проблема.

Во второй половине уходящего года Минюст практически каждую пятницу пополнял списки новых иноагентов. 24 декабря в списках было уже 75 некоммерческих организаций, 36 СМИ, 67 физических лиц, признанных иностранными СМИ-иноагентами (да, бывают и такие), и 6 незарегистрированных общественных объединений, включая «ОВД-Инфо». Всего в списках иноагентов побывали 379 организаций и людей. Часто организации или СМИ после внесения в список иноагентов вынуждены ликвидироваться, так как у них нет средств на подготовку дополнительной сложной отчетности, маркировку, а также велик риск многотысячных штрафов и даже уголовной ответственности в случае ошибок или формальных нарушений сложных, часто противоречивых правил.

Власти заявляют, что законодательство об иноагентах позволяет сделать прозрачной политическую сферу и не накладывает дискриминационных ограничений на организации, а просто требует более подробной отчетности об иностранном финансировании. Но это далеко не так.

Во-первых, и в законодательстве, и на практике используется чрезвычайно широкое понятие политической деятельности, куда попадает и правозащитная деятельность, и благотворительная, и экологическая, и многие религиозные и исследовательские активности. Во-вторых, не регламентирован объем зарубежного финансирования. Это может быть минимальная сумма частного пожертвования из-за рубежа. В-третьих, за статусом иноагента следует большое количество предписанных законом ограничений, например запрет НКО-иноагентам выдвигать своих делегатов в общественно-наблюдательные комиссии, занимающиеся мониторингом мест лишения свободы, ограничение в электоральных процессах, запрет для социально ориентированных НКО-иноагентов получать средства господдержки и т.д. На практике объявленные иноагентами организации, СМИ и люди сталкиваются с большим количеством неформальных проблем: отказы партнеров от сотрудничества, практическая невозможность взаимодействовать с органами власти, угроза больших штрафов и ликвидации. Сейчас мы наблюдаем, как по обвинениям в нарушении формальных требований к маркировке социальных сетей и печатных материалов прокуратура пытается ликвидировать две старейшие российские некоммерческие организации – «Международный Мемориал» и Правозащитный центр «Мемориал».

От законодательства об иноагентах страдают все: организации и СМИ вынуждены самоликвидироваться или существенно сокращать работу; люди получают менее разнообразную информацию и лишаются благотворительной, экологической, правозащитной поддержки некоммерческих организаций; государство вынуждено тратить миллионы на технические средства для мониторинга маркировки материалов и упоминаний в СМИ иноагентов; армия чиновников тратит огромное количество времени на это вместо решения актуальных общественных проблем. Единственную пользу от этого законодательства получают лишь те, кто хочет сокращать пространство гражданского общества и независимых СМИ в России.

Именно поэтому идея отменить законодательство об иноагентах получила общественную поддержку: более 242 некоммерческих организаций, гражданских проектов и СМИ поддержали соответствующую петицию, которую подписали более 260 тысяч человек. По отечественным меркам это очень много – обычно у нас неохотно подписывают петиции. В начале декабря вместе с петицией в Госдуму, Совфед и Уполномоченному по правам человека были переданы и законопроекты об отмене законодательства об иноагентах, подготовленные экспертами «ОВД-Инфо». В настоящее время в Госдуме находится еще пара законопроектов, которые предлагают точечные изменения. На наш взгляд, эти предложения не позволят решить проблему ограничения прав и свобод.

Полезные советы

Что мы можем предложить и посоветовать?

Поддержите проекты и людей, признанных иноагентами за свою общественно полезную деятельность. Это безопасно: российское законодательство не предусматривает ответственности за пожертвования организациям, признанным иноагентами, или за репосты материалов СМИ-иноагентов.

Можно присоединиться к требованию отменить законодательство об иноагентах.

Если вы столкнулись с признанием вас или вашего близкого, вашей организации, проекта или СМИ иноагентом, мы рекомендуем обжаловать это решение властей. К сожалению, в российских судах невелик шанс добиться успеха в таких делах, но после этого можно подать жалобу в Европейский Суд по правам человека, где уже рассматриваются десятки подобных жалоб. Вы также можете позвонить на горячую линию «ОВД-Инфо»: 8 (800) 707-05-28 – мы сможем рассказать вашу историю и проконсультировать вас. Мы убеждены, что информация и солидарность защищают.

Рекомендации журналистам дал также адвокат Адвокатской палаты Краснодарского края, управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов в статье «Охота на иностранных агентов в России».