×

Конституционный Суд – о налогах

Правовые позиции КС РФ, изложенные в решениях сентября и октября 2022 г.
Фото: «Адвокатская газета»

Предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ стали положения подп. 2 п. 1 ст. 6, п. 2.2 ст. 22 и п. 1 ст. 28 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», подп. 2 п. 1 ст. 419 Налогового кодекса РФ, ч. 4 ст. 7 Закона РФ от 12 февраля 1993 г. № 4468-I, а также ч. 2 и 3 ст. 8, ч. 18 ст. 15 Федерального закона «О страховых пенсиях» в той мере, в какой на основании этих положений в их взаимосвязи с абз. 3 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» решается вопрос о возложении на лиц, самостоятельно обеспечивающих себя работой, из числа пенсионеров, получающих пенсию за выслугу лет или пенсию по инвалидности в соответствии с Законом РФ № 4468-I, обязанности по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование.

Конституционный Суд признал оспариваемые нормы не соответствующими ст. 7 (ч. 1), 8 (ч. 2), 19 (ч. 1 и 2), 35 (ч. 1), 39 (ч. 1 и 2) и 55 (ч. 2 и 3) Конституции РФ в той мере, в какой они в системе действующего правового регулирования возлагают на лиц, самостоятельно обеспечивающих себя работой, из числа пенсионеров, получающих пенсию за выслугу лет или пенсию по инвалидности в соответствии с Законом РФ № 4468-I, обязанности по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование без установления гарантий реализации пенсионных прав по достижении пенсионного возраста.

Суд указал, что вопрос о конституционности законоположений, закрепляющих обязанность по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование лицами, получающими пенсию за выслугу лет в соответствии с Законом РФ № 4468-I, которые после оставления службы начинали заниматься предпринимательской деятельностью или приобретали статус адвоката, неоднократно ставился перед Конституционным Судом РФ.

В частности, в Определении от 24 мая 2005 г. № 223-О Конституционный Суд подчеркнул, что участие лиц из числа военных пенсионеров, самостоятельно обеспечивающих себя работой, в обязательном пенсионном страховании и возложение на них обязанности уплачивать страховые взносы в ПФР должны гарантировать им возможность реализации пенсионных прав, приобретенных в рамках системы обязательного пенсионного страхования, на равных условиях с иными застрахованными лицами. Возложение на таких граждан обязанности по уплате страховых взносов в ПФР конституционно допустимо лишь при наличии надлежащего правового механизма, гарантирующего им наряду с выплатой пенсии, полагающейся по государственному пенсионному обеспечению, предоставление – с учетом уплаченных сумм страховых взносов – также страхового обеспечения в виде трудовой пенсии по старости.

Соответствующий правовой механизм был установлен Федеральным законом от 22 июня 2008 г. № 156-ФЗ, который лицам, проходившим военную службу по контракту, и приравненным к ним в области пенсионного обеспечения лицам при наличии условий для назначения трудовой пенсии по старости предоставил право на одновременное получение пенсии за выслугу лет или пенсии по инвалидности, предусмотренных Законом РФ № 4468-I, и трудовой пенсии по старости (за исключением ее базовой части).

Таким образом, тем, кто приобрел в системе обязательного пенсионного страхования статус застрахованных лиц после назначения им пенсии за выслугу лет или пенсии по инвалидности в соответствии с Законом РФ № 4468-I, была предоставлена возможность реализации пенсионных прав, формирование которых обеспечивалось уплатой страховых взносов на обязательное пенсионное страхование.

В отношении лиц, самостоятельно обеспечивающих себя работой, из числа военных пенсионеров была осуществлена необходимая корреляция их статуса в качестве страхователей – плательщиков страховых взносов и застрахованных лиц – получателей трудовых пенсий в размере, соотносимом с уплаченными ими в ПФР и отраженными на их индивидуальных лицевых счетах страховыми взносами.

В Постановлении от 28 января 2020 г. № 5-П Конституционный Суд дал оценку конституционности фактически тех же правовых норм, которые оспаривает заявитель в настоящем деле, применительно к возложению на адвокатов из числа военных пенсионеров обязанности по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, в том числе по солидарной части тарифа, без установления гарантий получения при наступлении страхового случая страховой пенсии по старости с учетом фиксированной выплаты к ней. Тогда оспариваемые нормы были признаны не противоречащими Конституции РФ в той мере, в какой они, относя адвокатов из числа военных пенсионеров к страхователям по обязательному пенсионному страхованию, возлагают на них обязанность по уплате страховых взносов с целью обеспечения их права на получение обязательного страхового обеспечения по обязательному пенсионному страхованию.

Наряду с этим данные законоположения были признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они характеризуются неопределенностью нормативного содержания применительно к объему и условиям формирования и реализации в системе обязательного пенсионного страхования пенсионных прав адвокатов из числа военных пенсионеров, надлежащим образом исполняющих обязанности страхователя по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование. При этом аргументация Конституционного Суда в пользу необходимости обеспечения гарантий получения при наступлении страхового случая страховой пенсии по старости всем плательщикам страховых взносов в указанном постановлении была основана не на выделении адвокатов из числа иных лиц, самостоятельно обеспечивающих себя работой, получающих пенсию за выслугу лет или пенсию по инвалидности в соответствии с Законом РФ № 4468-I, а на общности правового статуса указанных лиц.

Выраженные в данном постановлении правовые позиции основаны на том, что предусмотренный действующим законодательством порядок формирования лицами, самостоятельно обеспечивающими себя работой (в равной мере адвокатами, индивидуальными предпринимателями, нотариусами и др.), пенсионных прав не позволяет (по крайней мере, без уплаты страховых взносов сверх фиксированного размера) синхронизировать процессы формирования индивидуального пенсионного коэффициента заданной величины (с 2024 г. – не менее 30 лет) и приобретения страхового стажа необходимой продолжительности (с 2025 г. – не менее 15 лет). В результате указанные процессы могут быть не завершены к моменту достижения пенсионного возраста, и тогда, несмотря на наступление страхового случая, застрахованное лицо не приобретет права на получение обязательного страхового обеспечения и попадет в ситуацию, вынуждающую его либо продолжить формирование пенсионных прав, либо отказаться от притязаний на обязательное страховое обеспечение.

Подобная рассогласованность процессов формирования индивидуального пенсионного коэффициента и приобретения страхового стажа может быть компенсирована продолжительным осуществлением соответствующих видов деятельности, что, в свою очередь, предполагает как можно более раннее (с учетом реализации квалификационных требований, установленных законодательством для отдельных категорий лиц, самостоятельно обеспечивающих себя работой) приобретение правового статуса индивидуального предпринимателя, адвоката, нотариуса и др.

Для застрахованных лиц из числа военных пенсионеров, самостоятельно обеспечивающих себя работой, возможность длительное время осуществлять трудовую деятельность, как правило, отсутствует. С учетом условий назначения пенсии за выслугу лет в соответствии с Законом РФ № 4468-I граждане, которым назначена такая пенсия, начинают осуществлять соответствующие виды деятельности и формировать свои пенсионные права в системе обязательного пенсионного страхования после прекращения военной и (или) иной приравненной к ней службы, т.е. в более позднем возрасте по сравнению с другими застрахованными лицами из числа самостоятельно обеспечивающих себя работой.

В связи с этим возможны ситуации, когда у некоторых из них к моменту достижения пенсионного возраста будут отсутствовать необходимые для назначения страховой пенсии по старости страховой стаж определенной продолжительности и индивидуальный пенсионный коэффициент требуемой величины. Следовательно, при наступлении страхового случая в виде достижения пенсионного возраста застрахованные лица из числа военных пенсионеров, осуществляющие адвокатскую, предпринимательскую или иную аналогичную деятельность, могут не приобрести права на такую пенсию, что, по смыслу данного постановления Конституционного Суда, свидетельствует о неопределенности правового регулирования применительно к объему и условиям формирования и реализации в системе обязательного пенсионного страхования пенсионных прав военных пенсионеров, надлежащим образом исполняющих обязанности страхователя по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование.

Таким образом, правовые позиции, выраженные в Постановлении Конституционного Суда от 28 января 2020 г. № 5-П, применимы к оценке оспариваемых норм в той мере, в какой они устанавливают единый правовой режим участия всех этих лиц в системе обязательного пенсионного страхования, в том числе возлагают на них обязанность по уплате соответствующих страховых взносов.

Но несмотря на то что Постановлением Конституционного Суда от 28 января 2020 г. № 5-П не исключалось сохранение за адвокатами, получающими пенсию за выслугу лет или пенсию по инвалидности в соответствии с Законом РФ № 4468-I, обязанности по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование при условии устранения неопределенности относительно объема и условий формирования и реализации в системе обязательного пенсионного страхования пенсионных прав таких лиц, федеральный законодатель принял Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон “Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации”».

Данным законом из числа страхователей, обязанных уплачивать страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, и застрахованных лиц, имеющих право на обязательное страховое обеспечение, исключены адвокаты, получающие указанные пенсии. Адвокатам предоставлено право вступить в отношения по обязательному пенсионному страхованию на добровольной основе.

Учитывая устранение правовой неопределенности нормативного регулирования применительно к объему и условиям формирования и реализации в системе обязательного пенсионного страхования пенсионных прав адвокатов из числа военных пенсионеров в названном федеральном законе именно таким образом, Конституционный Суд – в силу того, что все лица, самостоятельно обеспечивающие себя работой, относятся к одной категории страхователей и застрахованных лиц и ввиду общности их правового положения в системе обязательного пенсионного страхования – не усматривает оснований для сохранения иным помимо адвокатов лицам, указанным в подп. 2 п. 1 ст. 6 и в абз. 3 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», из числа военных пенсионеров прежнего правового режима участия в системе обязательного пенсионного страхования, при котором на них возлагается обязанность по уплате страховых взносов, но не гарантируется предоставление обязательного страхового обеспечения к моменту достижения пенсионного возраста в случае, если сформированные пенсионные права не достигнут установленного минимального объема.

(Постановление КС РФ от 11 октября 2022 г. № 42-П в связи с жалобой гражданина К.В. Воробьёва.)

Кроме постановления Конституционный Суд принял в сентябре несколько «отказных» определений по налоговым вопросам. Приведем одно их них.

Заявитель оспорил положения п. 1 ст. 113 НК РФ, полагая, что они не соответствуют ст. 19 (ч. 1), 46 (ч. 1), 49 (ч. 1), 55 (ч. 3) и 57 Конституции РФ, поскольку создают правовую неопределенность в вопросе установления даты начала течения срока давности привлечения к ответственности за неуплату или неполную уплату налога на прибыль организаций. Конституционный Суд РФ не нашел оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Сославшись на свое Постановление от 14 июля 2005 г. № 9-П, Суд напомнил, что установленный ст. 113 НК РФ срок давности привлечения лица к ответственности за совершение налогового правонарушения призван исключить возможность неразумно продолжительной неопределенности в вопросах правового положения налогоплательщика (в том числе его имущественных прав) в связи с совершенным им правонарушением. Введение законодателем срока давности привлечения к ответственности за совершение налоговых правонарушений направлено на гарантирование конституционных прав налогоплательщиков, обеспечение стабильности правопорядка и рациональную организацию деятельности правоприменителя и представляет собой дополнительную гарантию, направленную на защиту от неправомерного ограничения права собственности в условиях, когда налоговое правонарушение по времени значительно отстоит от факта его обнаружения.

В соответствии с п. 1 ст. 113 НК РФ применительно к правонарушению, предусмотренному ст. 122 «Неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора, страховых взносов)» Кодекса, срок давности привлечения к ответственности исчисляется со следующего дня после окончания налогового периода, в течение которого было совершено это правонарушение. По налогу на прибыль налоговым периодом признается календарный год (п. 1 ст. 285 НК РФ). Налог, подлежащий уплате по истечении налогового периода, уплачивается не позднее 28 марта года, следующего за истекшим налоговым периодом (п. 1 ст. 287 и п. 4 ст. 289 НК РФ). Следовательно, при совершении налогоплательщиком в 2018 г. правонарушения, представляющего собой неуплату или неполную уплату налога на прибыль за 2017 г., срок привлечения его к ответственности, составляющий три года, начинает свое течение с 1 января 2019 г.

Таким образом, оспариваемое законоположение, принятое законодателем в рамках его дискреции по определению пределов публичного преследования за совершение налоговых правонарушений, не содержит неопределенности в указанном аспекте, а потому не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя.

(Определение КС РФ от 29 сентября 2022 г. № 2585-О по жалобе АО «Группа Компаний “Российское Молоко”».)

Эти и другие правовые позиции КС – на сайте журнала «Налоговед».

Рассказать:
Яндекс.Метрика