×

Иностранный элемент в банкротстве

10 декабря в Клубе цивилистов состоялся семинар, посвященный трансграничным банкротствам
Фотобанк Freepik
В начале семинара спикеры обсудили, какой в России имеется инструментарий для признания иностранных банкротств.

Так, существуют два режима экзекватуры: общий (гл. 31 АПК) и – применительно к банкротству – специальный (п. 6 ст. 1 Закона о банкротстве). Правила специального режима предусматривают возможность признания иностранных решений по делу о банкротстве на основе международного договора РФ, а в его отсутствие – на основе принципа взаимности. Этот подход на определенном этапе казался более привлекательным, поскольку общие правила не закрепляют взаимность как условие экзекватуры, что существенно сужает круг потенциально исполнимых в России судебных актов.

Однако исчерпывающий характер имеющегося инструментария повлек возникновение новых проблем:

  1. Проблема признания иностранных производств. Производства могут быть основными и вторичными, они по-разному возбуждаются и признаются. Экстерриториальным эффектом, как правило, обладает основное производство, и оно блокируется вторичным. С другой стороны, во всех третьих государствах признание и поддержку получит основное производство.
  2. Российскому праву неизвестно признание не судебного решения, а именно производства (судебного акта об открытии процедуры).

Затем эксперты обсудили, каков механизм признания за рубежом отечественного банкротства и получения мер дополнительного содействия.

  • Признается именно производство при удовлетворении его определенным признакам.
  • Последствия признания производства ограничены – не все банкротство, а только мораторий на индивидуальные действия, в свою очередь, иные последствия – только с разрешения суда, получаемого в особом порядке.

Российские суды за неимением развернутого инструментария признания иностранных судебных решений оперируют имеющимися инструментами (взаимность, публичный порядок, международный договор) и применяют их особым образом.

В частности, запрос на международный договор, касающийся вопросов банкротства, удовлетворен быть не может ввиду отсутствия таковых. После этого российский судья переходит к вопросам взаимности, однако здесь присутствует запрос на «зеркальность» взаимности, а она толкуется очень узко (например, дело Кехмана (А56-71378/2015), дело PSJ (А40-101054/2019)).

Применительно к публичному порядку – формируется специальный «банкротный» публичный порядок – блокада реабилитационных процедур, где есть освобождение/дисконтирование обязательств, независимо от качества/стандартов их проведения.

В связи с этим «дорожка» к признанию иностранных судебных решений становится заметно уже.

Об этом, а также о поиске зарубежных активов российских должников, об оспаривании сделок с иностранным элементом – смотрите запись мероприятия. Приобретение доступно на сайте.

А ответ на вопрос о том, возможно ли банкротство иностранных юридических лиц в России, – можно узнать уже сейчас, посмотрев ролик на YouTube-канале организатора мероприятия.

Рассказать:
Яндекс.Метрика