×

Несколько выводов по итогам семинара по лизингу

8 октября в Клубе цивилистов состоялся семинар, посвященный договору лизинга. Спикеры обсудили ряд важных практических вопросов, касающихся рисков лизингополучателей
Эксперты пришли к выводу, что «договор лизинга – институт прекрасный, но многими так до конца и непонятый».

Почему это так?

Дело в том, что судебная практика до конца 2000-х воспринимала лизинг как аренду. Это приводило к тому, что платежи понимались исключительно в качестве платы за владение и пользование, а потому после расторжения договора лизингополучатель ни на что не мог рассчитывать.

Ситуация стала меняться из-за кризиса 2008 г., когда расторгнутых договоров лизинга стало на порядок больше, и суды на фоне этих многочисленных ситуаций стали видеть их несправедливость.

Впоследствии был закреплен выбор в пользу кредитной модели лизинга в Постановлении Пленума ВАС от 14 марта 2014 г. № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга». В нем не предопределены все основополагающие вопросы лизинга, но заложена базовая идея, понимание которой дает возможность решить иные вопросы, не нашедшие прямого закрепления в постановлении Пленума.

Так, отношения между лизингодателем и лизингополучателем напоминают кредитование под залог, где лизингодатель дает не конкретную вещь лизингополучателю в пользование, а деньги на ее приобретение. В свою очередь лизингополучатель платит не за пользование вещью, а за пользование деньгами. Но, в отличие от кредитования, лизингодатель получает собственность на предмет лизинга, которая имеет обеспечительный характер.

Эксперты отметили, что в постановлении Пленума указывается, что обеспечение прекращается при внесении лизингополучателем всех лизинговых платежей.

Этот аспект часто упускается, но он весьма важен. Например, даже если лизингодатель сопротивляется, право собственности на предмет лизинга все равно автоматически переходит к лизингополучателю при выплате всех платежей, на что обратил внимание суд в деле № А40-323518/2019.

Можно представить обратную ситуацию: лизингополучатель, уплатив все платежи, отказывается от собственности и требует расторжения договора с возвратом всех платежей. Такая ситуация произошла в деле № А56-4409/2019. В частности, лизингополучатель захотел отказаться от договора в связи с тем, что по договору был передан ненадлежащий предмет лизинга, однако суд, приняв во внимание, что право собственности уже перешло к лизингополучателю, в удовлетворении требований отказал, но признал обоснованными требования к продавцу.

Эксперты рассмотрели вопрос, кому принадлежит неустойка, взыскиваемая с поставщика.

Ответ является очевидным, если разделять кредитную теорию лизинга. Если поставщик платит неустойку в результате просрочки или иных обстоятельств, то она причитается лизингополучателю. Являясь экономическим собственником предмета лизинга, лизингополучатель несет как выгоды, так и издержки, связанные с предметом лизинга. Эта позиция находит поддержку в судебной практике – постановление 1АСС от 14 февраля 2019 г. № А43-12520/2018.

Следующим вопросом, который затронули спикеры, стала непоставка предмета лизинга.

В отношении классического для лизинга правила о распределении рисков неисполнения обязательств продавцом судебная практика вносит коррективы. Если лизингодатель виноват в том, что лизингополучатель не получил исполнение от продавца предмета лизинга, то мы больше не можем говорить о том, что на лизингополучателя возлагается риск.

Судебная практика исходит из того, что действия лизингодателя должны быть направлены в равной степени и на защиту интересов лизингополучателя и являться разумными. Часто лизингодатель не может своей волей и действиями влиять на условия и исполнение договора купли-продажи, а в своевременном получении и использовании предмета лизинга заинтересованы обе стороны договора лизинга (см. например, дело № А56-39978/2017). В связи с этим суды, обнаруживая неосмотрительное поведение лизингодателя (например, оплата предмета лизинга до обозначенного в договоре момента), возлагают отрицательные последствия непоставки товара полностью или частично на лизингодателя.

Далее эксперты обсудили, какие условия следует не упускать из виду в случае расторжения договора.

Они отметили интересный случай, при котором договор лизинга был расторгнут в условиях, когда нарушение фактически отсутствовало. Речь идет о нередких договорных условиях, позволяющих лизингодателю в одностороннем порядке отказаться от договора при определенной просрочке внесения лизинговых платежей. Иногда ситуация доходит до крайности: в договоре закрепляется право на отказ при допущении шести случаев просрочки, и, если лизингополучатель задерживал платежи на два/три дня шесть раз, это давало право лизингодателю отказаться от договора, т.е. даже в ситуации, когда к моменту отказа эти платежи были уплачены и нет текущей просрочки. 

Практике известны также и нестандартные основания для одностороннего отказа. Например, если большая часть имущества и/или денежных средств лизингополучателя арестована и/или конфискована в связи с административным/уголовным/налоговым производством; при наличии фактов неисполнения обязательств по публичным офертам; наличии просроченной задолженности на определенный срок перед другими кредиторами и т.д.

Рассуждая о способах продажи, спикеры, среди прочего, отметили, что лизингодатель в отношениях с лизингополучателем является профессиональным участником, а потому он должен принимать максимум усилий для продажи предмета лизинга по высокой стоимости. 

В этой связи лизингодателю должны вменяться фидуциарные обязанности, в том числе по предпродажной подготовке.

Так, если в объявлении о продаже предмета лизинга указана недостаточная информация или оно размещено на малоизвестном ресурсе, то такие действия лизингодателя нельзя признать добросовестными. 

Торги – хороший способ продажи имущества, выяснения реальной рыночной стоимости. Но спикеры отметили, что в этом случае следует проверять, были ли объявления о торгах, были ли участники и кто по итогам купил (бывает, что приобретает не участник торгов и за другую стоимость).

Эксперты также затронули вопросы продажи дочерним и материнским компаниям.

В рамках темы они обсудили интересное дело (№ А40-243053/18). Так, если покупателем предмета лизинга является специализированная организация по реализации изъятых предметов лизинга, основанная лизингодателем, и последний имеет возможность влиять на решения, принимаемые дочерним обществом, цена может не отражать как рыночную стоимость предмета лизинга, так и среднестатистическую цену продаж. В этом деле суд в качестве величины возврата финансирования принял во внимание усредненный результат реализации и оценки.

Помимо прочего, спикеры рассмотрели особенности отношений со страховщиком, расчет сальдо согласно правилам Постановления Пленума ВАС № 17, а также те правила, которые нередко предлагаются лизинговыми компаниями в типовых условиях.

Этот обзор – лишь часть. На YouTube-канале организатора доступен ролик с рассуждениями спикеров о том, каков характер разъяснений Постановления Пленума ВАС № 17.

Полную запись семинара можно приобрести на сайте.

Рассказать: