×

Кредиторы с просуженными требованиями: что происходит в банкротном процессе

5 ноября в Клубе цивилистов прошел семинар, на котором К. Гричанин, Р. Мифтахутдинов, А. Николаев, П. Шефас, Д. Савченко и А. Егоров обсудили вопрос возможности для конкурирующих кредиторов возражать против включения кредиторов с требованиями, подтвержденными судебными актами, в реестр
В начале семинара эксперты осветили, в чем состоит проблема.

Если требование нового потенциального кредитора не подтверждено судебным решением, любой кредитор может возражать против включения такого требования в реестр. Если же требование подтверждено судебным актом, то очень часто возникает подозрение в том, что оно было «просужено» не вполне добросовестно. Например, что должник не особо «сопротивлялся» в процессе, поскольку имущество присуждалось аффилированному с ним лицу.

В связи с этим российское право столкнулось с проблемой общеобязательности судебных актов для третьих лиц, не принимавших участия в деле.

При этом некоторые зарубежные правопорядки придерживаются иной точки зрения, исповедуя принцип относительной силы судебного акта. Так, например, в Германии судебный акт, принятый по спору между конкретными сторонами, обладает обязательной силой именно для этих сторон, но не для третьих лиц.

Если же обратиться именно к делам по банкротству, то немецкое право не игнорирует решение иного суда, а дает право кредиторам опровергнуть его в аналогичном процессе, признать не подлежащим применению. При этом важно, что такие возражения будет рассматривать тот же судья и тот же суд, который выносил первое решение.

ВАС РФ впервые обратился к этой проблеме еще в 2004 г. В своем постановлении Пленума он занял позицию, что если у кредитора есть решение суда, то впоследствии суд, рассматривающий дело о банкротстве, не проверяет ничего в связи с судебным актом, кроме того, не был ли он уже исполнен.

Практика показала, что такой подход был избран опрометчиво, поэтому он был изменен: сейчас кредиторы могут обжаловать решение, вынесенное в пользу одного из них, даже до банкротного дела.

Специалисты отметили, что этот подход не лишен изъянов:

  • обжалование может быть только однократное;
  • непонятно, что делать другим кредиторам, если они позже присоединились к процессу. Могут ли они вновь обжаловать такой акт?
  • обязательно ли это для решений судов общей юрисдикции?
  • в какую инстанцию обжаловать, особенно если речь идет не о решении первой инстанции, а об актах судов вышестоящих инстанций?

До принятия Постановления Пленума № 35, если конкурирующий конкурсный кредитор приходил и вмешивался в процедуру искового производства между кредитором и конкурсным должником, ему суд «говорил», что его права здесь не нарушены.

Согласно Закону о банкротстве, возражать по судебным актам возможно только в части исполнения этих судебных актов. Пленум же позволяет остальным кредиторам в общем процессуальным порядке оспаривать акт.

По мнению экспертов, у нынешней процедуры есть ряд недостатков:

  • сложность в представлении новых доводов и доказательств;
  • невозможность подачи жалобы, если судебный акт ранее уже оспаривался.

Право на обжалование возникает:

  • с момента принятия требования кредитора к рассмотрению;
  • с момента принятия заявления о банкротстве, т.е. как заявления о вступлении в  дело о банкротстве;
  • с момента включения требований кредитора в реестр – при наличии разумных ожиданий приемлемости такого подхода.

Еще одна проблема, рассмотренная ВС, заключалась в следующем: что делать, если решение «просужено» до кассации, а новым кредиторам надо представить доказательства?

Для решения этого вопроса ВС «добавил» экстраординарное обжалование применительно к правилам о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам. Оно применяется в случае:

  • отсутствия возможности обжалования в общем порядке;
  • необходимости представления новых доказательств и проверки новых доводов.

При этом:

  • положения гл. 37 АПК применяются только по аналогии;
  • появляется возможность представлять новые доказательства и приводить новые доводы.

Эксперты также обсудили проблемы, связанные с включением кредиторов, требования которых подтверждены решениями третейских судов.

Такие подкрепленные третейскими решениями требования могут быть двух видов:

  • просуженное требование в третейском суде без экзекватуры. В 2009 г. в Пленуме № 60 ВАС сказал, что к решениям третейских судов надо относиться так же, как к решениям государственных судов, даже если решение еще без экзекватуры.
  • просуженное требование с экзекватурой.

Случай, когда кредитор вступает в банкротный процесс с решением третейского суда с экзекватурой, наиболее близок к ситуации, как если бы он вступал с решением государственного суда.

В этом случае суды придерживаются позиции, что на решение третейского суда нельзя рассматривать возражения. Ситуацию для других кредиторов усложняет еще и то, что для третейских судов нет апелляционных инстанций, то есть кредиторы с такими решениями находятся даже в более привилегированном положении, чем кредиторы с решениями государственных судов.

А. Егоров осветил, какие варианты бывают в банкротных делах, если приходит кредитор с решением третейского суда без экзекватуры:

  • суд может отказать в выдаче исполнительного листа, поскольку приведение в исполнение противоречит публичному порядку (Определение ВС от 5 декабря 2016 г. № 305-ЭС16-10852 по делу № А41-21198/2015);
  • суд может отказать в выдаче исполнительного листа по иным причинам (Постановление Арбитражного суда Поволжского круга от 21 ноября 2019 г. по делу № А65-38591/2017);
  • Суд может включить в реестр на основании одного только решения третейского суда (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10 января 2014 г. по делу № А74-5237/2012).

Этот обзор – лишь часть семинара. На YouTube-канале организатора доступен ролик с отрывком семинара с выступлением А. Николаева, посвященным проблематике конкуренции судебных актов и признания иска в банкротном производстве:

Полную запись семинара можно приобрести на сайте.


Рассказать: