×

На ПМЮФ обсудили исполнение договоров во время пандемии

В рамках ПМЮФ прошла сессия о влиянии актов государственных органов в связи с пандемией на исполнение договорных обязательств
Фотобанк Freepik
Российские эксперты обсудили особенности применения норм Гражданского кодекса в свете последних указов Президента России, мэра Москвы и других нормативных правовых актов, вызванных распространением эпидемии коронавируса.

Модератор сессии, вице-президент по правовым вопросам ПАО «Ростелеком» Александр Смирнов начал дискуссию с обсуждения статьи 401 («Форс-мажор»), которую сравнил сейчас с рок-звездой на фоне всех остальных норм ГК.

Первым по этому вопросу высказался доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Высшей школы экономики, профессор Российской школы частного права, партнер «Пепеляев Групп» и лектор LF Академии Роман Бевзенко. По мнению эксперта, сегодняшняя пандемия действительно является ситуацией непреодолимой силы. «В кодексе есть три критерия: непредвиденность, непредотвратимость, непреодолимость – все критерии соблюдаются», – пояснил он.

Однако юрист уточнил, что непреодолимая сила не означает прекращения обязательств. «Мне пару раз показывали письма, где арендаторы пишут: “Дорогой арендодатель, мы ничего не будем тебе платить, потому что обстоятельства непреодолимой силы”. Непреодолимая сила освобождает от ответственности, – то есть ты не должен платить неустойки, – но не от обязательств», – еще раз подчеркнул эксперт.

Продолжая тему пандемии как форс-мажора, модератор Александр Смирнов привел статистику: ТПП отказала 95% заявителей, которые обращались за справкой о форс-мажоре. «То есть практически все, кто обращался, не вполне понимают, что такое форс-мажор в их конкретных обязательствах. В таком случае нужно ли запрашивать документ, если все равно потом будет решать суд? Или достаточно просто уведомить контрагента?» – задал вопрос экспертам модератор.

Роман Бевзенко ответил коротко – не обязательно. «Если мы обсуждаем привлечение к ответственности – это то, что происходит в суде. Он решает, имеются ли основания для освобождения от ответственности. Если основания имеются, то суд, невзирая на всякие ТПП и всякие другие бумажки, скажет, что да, это был форс-мажор», – пояснил эксперт.

Ему возразил управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай. «Страх очень быстро проходит. То, что сейчас считают очевидным, потом придется доказывать. Поэтому я сейчас всех призываю собирать все справочки, бумажечки и любые другие доказательства», – сказал эксперт.

Спикеры обсудили и ст. 452 ГК РФ («Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств»). По мнению преподавателя кафедры гражданского права МГУ им. М.В. Ломоносова и лектора LF Академии Максима Башкатова, эта статья «мертвая». «Она применяться не должна, она несправедлива. Тем не менее к этой статье обращаются в ситуации кризиса, потому что она дает то, что не дают другие статьи, – возможность подумать об изменении договора, то есть его сохранении», – высказался он.

В доказательство своего тезиса о том, что в первую очередь нужно договариваться, спикер привел данные недавнего исследования по тому, как бизнес реагирует на последние шоки – нестабильность рубля, пандемию, кризис. «Результаты двухнедельной давности – большинство компаний выступили за то, чтобы отношения сохранять. Сценарий, который у нас заложен в ст. 451, 416, 417 ГК, обрубающих связи между компаниями, большинство считает неприемлемым», – сказал Максим Башкатов.

Подробный обзор выступлений на сессии доступен на информационном юридическом портале «Сфера».

Рассказать: