×

Правовые проблемы международной миграции

В рамках VIII Петербургского международного юридического форума состоялась дискуссионная сессия «Правовые проблемы международной миграции»
Фото: Николаев Сергей/Фотохост-агентство ТАСС
Эксперты обсудили  необходимость проведения обдуманной миграционной политики, возможность адаптации мигрантов и регулирования их труда, ответственность за нарушение миграционных законов, вопросы налогообложения и ряд других вопросов.

В обсуждении приняли участие профессор – заведующий кафедрой сравнительной социологии Санкт-Петербургского  государственного  университета Андрей Резаев, начальник Договорно-правового департамента Министерства внутренних дел  Александр Авдейко, заместитель генерального директора по правовым вопросам ООО «Бронка Групп» Наталья Желнина, проректор по науке Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина Михаил Осадчий. Модератором дискуссии выступил доцент кафедры уголовного права Санкт-Петербургского государственного университета Сергей Оленников.

Андрей  Резаев обратил внимание участников сессии на то, что Россия занимает второе место после США по количеству мигрантов. «Оценки расходятся – от 11 до 13 миллионов, между ними существует большой разрыв. Но, тем не менее, Россия находится на втором месте. Кто такой мигрант, и как его определить? То, как его определяет ООН, – это одно, правительство США – другое, научные конструкты – третье. Одно определение сформулировать не так просто. Нет теории», – сказал он.

Эксперт также отметил, что стена, которую президент США Дональд Трамп предложил построить на границе с Мексикой, не поможет избежать миграции. «Они все равно будут приезжать. Проблема в том,  что  уезжать станет сложнее. Поэтому действия правительства могут быть направлены в добрую сторону, но работать с совершенно другими результатами», – полагает ученый.

По мнению Андрея Резаева, принципиальная особенность России состоит в том, что мигрант здесь не прерывает связи со страной, откуда он приезжает, поскольку связан с ней экономически и культурно. Второй характерной особенностью специалист называет тот факт, что приезжают наиболее неактивные граждане. «И здесь они становятся объектами манипуляции, сталкиваясь с буферами, с людьми, которые знают язык, и попадают в ловушки», – констатировал он и добавил, что миграция в целом перестала осуществляться с востока на запад, и теперь движется с юга на север.

Наталья Желнина уверена, что переход к патентной системе в России упростил жизнь работодателя, поскольку отменилось квотирование, однако для работников ничего не изменилось. «Он и сегодня должен подготовить много документов, и только потом может обратиться в органы внутренних дел за патентом», – говорит она. Представитель ООО «Бронка Групп» отметила, что первый миграционный центр был открыт в Петербурге 2010 году и уже существует почти десять лет. «Этот принцип признали многие субъекты Российской Федерации, подобные центры созданы во многих регионах. Их отличительная черта – это комплексный подход к оказанию услуг», – заключила Наталья Желнина.

Михаил Осадчий подчеркнул, что в США с точки зрения прав человека существует тенденция приравнивать мигранта к гражданину. «В США мигрант ничем не отличается по своим возможностям от гражданина, кроме права голосовать на выборах. Все человеческие и гражданские права он имеет. А язык и культура – это свойства человека, которые всегда будут отличать мигранта от коренного жителя. Если правовое положение мигранта никак от него не зависит, то на языковую и культурную ассимиляцию он влиять может: изучая язык, приобщаясь к культуре, демонстрируя свое желание стать частью общества», – рассказал эксперт.

Подробно специалист остановился на процедуре экзамена, который мигрантам требуется сдавать в России. Он рассказал, что миграция в нашей стране развивается по постколониальной модели, когда в Россию приезжают люди из сопредельных государств. В период СССР они  не являлись зарубежными, и потому приток мигрантов оттуда не воспринимался как миграция в классическом смысле и не требовал дополнительных инструментов – в частности, экзамена по языку. В 2014 году такой экзамен появился.

«Сегодня экзамен не различает претендента на должность дворника и, скажем, продавца книжного магазина. Эти профессии не требуют высокой квалификации, высшего образования – это важная оговорка, потому что если у человека есть высшее образование, полученное на русском языке, то никаких экзаменов ему уже сдавать не надо. Понятно, что уровень квалификации дворника и продавца несколько разный, и им нужны разные знания не только в области русского языка, но и основ законодательства и истории России. Но экзамен таких возможностей дифференциации не дает. Я задавал российским гражданам вопросы по основам законодательства, на которые отвечают мигранты. Большая часть моих респондентов провалила экзамен. Встает вопрос: может ли он оставаться комплексным и единым или же требует дифференциации?» – сказал эксперт.

Как отметил Михаил Осадчий, еще одна проблема заключается в том, что экзамен принимается в России, а организовать его за пределами страны довольно сложно. Здесь, естественно, не все экзаменуемые его сдают. «Те, кто не сдал, – что делают? Остаются здесь и очень часто переходят в теневую сферу, в сферу теневой миграции, что порождает проблемы», – заключил спикер, добавив, что сейчас для решения этой проблемы прорабатываются возможности по организации дистанционного экзамена.

Рассказать: