×

2500 евро – за отсутствие в суде

ЕСПЧ признал нарушением рассмотрение в отсутствие заявителя апелляционной жалобы на законность избранной меры пресечения в виде заключения под стражу
Один из экспертов отметила устойчивость практики Европейского Суда по делам, касающимся обжалования законности содержания под стражей и длительности заключения; другая, однако, считает, что прецедентную практику ЕСПЧ в плане сроков содержания под стражей необходимо менять в меньшую сторону.


25 июля ЕСПЧ вынес решение по жалобе Юрия Дворецкого, признав нарушением ч. 4 ст. 5 Конвенции рассмотрение в суде апелляционной инстанции вопроса законности содержания под стражей в отсутствие заявителя, при этом посчитав обоснованными избранную меру пресечения и длительность заключения.

Как следует из материалов дела, заявитель, нарушивший подписку о невыезде, был арестован по обвинению в применении насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК РФ). 18 мая 2010 г. Северодвинский городской суд Архангельской области санкционировал его содержание под стражей. 2 сентября 2010 г. заявитель обратился к суду с ходатайством об освобождении из-под стражи и о применении меры пресечения, не связанной с лишением свободы. Городской суд отклонил ходатайство об освобождении, сославшись на то, что заявитель ранее был судим по ст. 296 УК РФ (угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования) и ст. 297 УК РФ (неуважение к суду). На это решение суда заявитель подал апелляционную жалобу.

20 сентября 2010 г. заявитель был признан виновным по обвинению в преступлении, предусмотренном ст. 318 УК РФ. 12 октября 2010 г. Архангельский областной суд оставил в силе решение городского суда от 2 сентября 2010 г. об избрании меры пресечения, при этом суд отклонил ходатайство заявителя о его участии в рассмотрении апелляционной жалобы и провел слушание в его отсутствие.

Обратившись в Европейский Суд, Юрий Дворецкий, в частности, заявил, что срок его предварительного заключения был необоснованным и неоправданно длительным, указав в этой части на нарушение ч. 3 ст. 5 Конвенции, согласно которой каждый задержанный или заключенный под стражу имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда.

Рассмотрев материалы дела, ЕСПЧ отклонил жалобу в части неоправданности и необоснованной длительности содержания под стражей. «Учитывая недолгий срок содержания заявителя под стражей – чуть более пяти месяцев, наличие подозрения в участии заявителя в насильственном преступлении против представителя государственной власти и серьезного риска совершения им повторно преступления против судебной власти, его судимость за аналогичное преступление и нарушение им меры пресечения, не связанной с лишением свободы, в рамках отдельного уголовного производства, нельзя сделать вывод о том, что национальные суды не рассмотрели должным образом все обстоятельства, не представили соответствующих и достаточных обоснований содержания заявителя под стражей», – объяснил Суд.

Кроме того, заявитель указал в своей жалобе, что рассмотрение в апелляции вопроса законности содержания под стражей в его отсутствие свидетельствует о нарушении ч. 4 ст. 5 Конвенции, в соответствии с которой «каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным».

В процессе рассмотрения жалобы заявителя Правительство РФ представило одностороннее заявление, которым признало, что апелляционное слушание не соответствует стандартам указанной заявителем нормы Конвенции, и предложило выплатить ему в качестве справедливой компенсации 1000 евро. Юрий Дворецкий отклонил предложение Правительства РФ, попросив Суд рассмотреть его дело по существу.

Изучив предложение Правительства РФ, ЕСПЧ отклонил его ввиду занижения размера компенсации, присуждаемой в обычной практике по делам данной категории. Суд напомнил, что ранее признавал нарушение ч. 4 ст. 5 Конвенции в других решениях по жалобам россиян, в которых тоже указывалось на рассмотрение вопроса законности содержания под стражей в апелляции в отсутствие заявителя («Купцов и Купцова против России», «Губин против России» и др.). Европейский Суд также принял во внимание признание Правительством РФ того факта, что апелляционное слушание не соответствует стандартам указанной заявителем нормы Конвенции. На основании приведенных фактов Европейский Суд признал нарушение ч. 4 ст. 5 Конвенции и постановил выплатить заявителю компенсацию в размере 2500 евро.

Комментируя «АГ» решение ЕСПЧ, доцент кафедры процессуального права ВАВТ Мария Воскобитова отметила наличие у Суда устойчивой практики при рассмотрении таких дел. Согласно приведенным ею данным, на конец 2016 г. вынесено 816 постановлений по ст. 5 Конвенции, подавляющее большинство из которых затрагивает гарантии ч. 3 ст. 5, регламентирующие длительность содержания под стражей, а также ч. 4 ст. 5 – гарантии справедливого судебного обжалования законности содержания под стражей или любого иного лишения свободы. Адвокат подчеркнула, что в данном деле между заявителем и государством-ответчиком не было спора о фактах: заявителя действительно не было в зале суда при обжаловании избранной меры пресечения. «Суд счел, что 2500 евро – справедливый размер компенсации, – отметила Мария Воскобитова. – Я бы сказала, что на эту цифру стоит ориентироваться и в национальной практике при обжаловании аналогичных нарушений».

Между тем адвокат АП Московской области Светлана Добровольская не согласилась с мнением Европейского Суда в части обоснованности содержания под стражей и назвала решение ЕСПЧ половинчатым. «При задержании лица в порядке ст. 90 УПК РФ следователь не может иметь достаточных доказательств виновности, но в течение трех суток, на которые задерживают лицо, следователь обязан собрать хотя бы минимум доказательств виновности лица, прежде чем выходить в суд с ходатайством об аресте на два месяца. Поэтому жалоба на незаконность заключения под стражу обоснованна», – считает адвокат. Она отметила, что на предмет нарушения ч. 3 ст. 5 рассматривалось и дело «Долгов против России», которое создало прецедент: если в начале расследования для заключения под стражу достаточно ссылаться на тяжесть предъявленного обвинения, то по истечении двух месяцев для избрания столь суровой меры пресечения необходимы веские доказательства. Однако данное решение принято ЕСПЧ в 2006 г. – прошло более 11 лет. Техника расследования убыстрилась, и прецедентную практику в плане сроков содержания под стражей необходимо менять в меньшую сторону», – заключила адвокат.


Рассказать: