×

Адвокат добился повторной отмены обвинительного приговора и возвращения дела прокурору

В решении Мосгорсуд указал, что орган предварительного следствия не установил способ совершения преступлений и сумму похищенного имущества
В комментарии «АГ» адвокат Мартин Зарбабян назвал ситуацию характерным примером того, что версия следствия и собранные им материалы по делу не могут и не должны приниматься априори судом, а требуют тщательной оценки и критического осмысления.

Мосгорсуд изготовил мотивированное апелляционное определение, которым повторно отменил приговор Алексею Чернову, обвиняемому по двум преступлениям, предусмотренным ч. 4 ст. 159 УК РФ. Все документы есть у «АГ».

Обстоятельства дела и первая отмена приговора

Как ранее писала «АГ», Алексей Чернов был и.о. директора, а в дальнейшем директором ГУП г. Москвы Дирекция единого заказчика Можайского района, учредителем и собственником имущества которого является Департамент городского имущества г. Москвы.

Следствием в вину Алексею Чернову вменялось, что в 2011 г. он, будучи руководителем ДЕЗа, заключил договоры с несколькими организациями с целью похитить имущество дирекции в группе лиц по предварительному сговору (при этом соучастники не были установлены), с использованием служебного положения и в особо крупном размере, так как в обеих компаниях отсутствовал штат сотрудников для исполнения обязательств по договорам. Следствие посчитало, что действиями Алексея Чернова у департамента было похищено более 53 млн руб. 5 февраля 2018 г. Савеловский районный суд г. Москвы, самостоятельно определив размер материального ущерба более чем в 48 млн, назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет и штрафа в размере 1 млн руб.

20 июня 2018 г. Мосгорсуд вынес определение об отмене приговора и вернул уголовное дело в Кунцевскую межрайонную прокуратуру. Впоследствии оно было принято к производству следователем. Как рассказал адвокат АП г. Москвы Мартин Зарбабян, защищающий Алексея Чернова с 30 апреля 2019 г., дело было ошибочно направлено на рассмотрение в Хамовнический районный суд, который по ходатайству стороны защиты вновь вернул его прокурору. В конечном итоге дело направили в Кунцевский районный суд г. Москвы.

Второе рассмотрение дела

6 августа 2019 г. защитник обратился в вышеуказанный суд с ходатайством о возращении уголовного дела прокурору. В нем Мартин Зарбабян отметил, что в нарушение п. 6 ч. 1 ст. 220 УПК РФ органом предварительного расследования в перечне доказательств в обвинительном заключении не были приведены приобщенные к делу доказательства, представленные стороной защиты. Кроме того, сторона защиты обращала внимание, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований закона, поскольку имеется несоответствие сумм, указанных в актах выполненных работ, суммам инкриминируемого ущерба, а также недостаточно полно установлены и описаны признаки состава преступлений.

Суд пришел к выводу о том, что неполное приведение в обвинительном заключении доказательств стороны защиты не является существенным недостатком обвинительного заключения. При этом он не усмотрел нарушений УПК, исключающих возможность постановления приговора на основе обвинительного заключения.

В ходе рассмотрения дела судом защитник указывал, что к моменту заключения спорных договоров обе организации осуществляли активную хозяйственную деятельность, например состояли в гражданско-правовых отношениях с УФПС г. Москвы – филиалом ФГУП «Почта России» и иными организациями, выплачивали заработную плату сотрудникам. Мартин Зарбабян отметил, что в подтверждение своей позиции сторона обвинения приводит исключительно показания Ф., который не знает об обстоятельствах заключения сделок, не контролировал процесс их исполнения и не являлся их стороной.

Мартин Зарбабян указал, что доводы стороны защиты о реальном характере сделок находят отражение в многочисленных доказательствах – договорах, актах об оказании услуг, книгах продаж, акте инвентаризации расчетов с покупателями, поставщиками и прочими дебиторами и кредиторами, реестре по счету и многочисленных свидетельских показаниях.

Адвокат отметил, что предположение стороны обвинения о «фиктивном» характере агентского договора и отсутствии действий, выполненных сотрудником ООО «Прайд» У., опирается исключительно на показания Ф. и результаты налоговой проверки, при проведении которой не учитывались исковые заявления, подписанные У., а также решения судов, подтверждающие совершение У. процессуальных действий.

Защитник обратил внимание на то, что сторона обвинения указывает, что преступления якобы были совершены Черновым в период с 30 октября 2012 г. по 2 сентября 2014 г. с использованием своего служебного положения. «При этом Чернов А.В. с октября 2013 года не являлся директором ГУП Можайского района. Возникает неясность, каким образом Чернов А.В. использовал свое служебное положение и какое вообще служебное положение», – заметил адвокат.

17 декабря 2019 г. Кунцевский районный суд г. Москвы вынес приговор. Он установил, что Чернов похитил денежные средства, принадлежащие ДЕЗ Можайского района, подписав с ООО «Дайлер» и ООО «Прайд» договоры, носящие фиктивный характер, и фиктивные документы об исполнении договоров, зная о том, что организации не будут исполнять договоры, поскольку никакой хозяйственной деятельности не ведут и не имеют штата сотрудников. Суд отметил, что Алексей Чернов, действуя путем обмана сотрудников бухгалтерии ДЕЗа, представлял под видом истинных заведомо фиктивные документы, получив в результате этого денежные средства ДЕЗа.

Кунцевский районный суд признал Алексея Чернова виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК, и назначил наказание за каждое из преступлений в виде лишения свободы на четыре года и шесть месяцев. На основании ч. 3 ст. 69 УК конечный срок составил 5 лет и 6 мес. Суд зачел в назначенное наказание время содержания Алексея Чернова под стражей с 15 апреля 2016 г. по 17 декабря 2019 г. по правилам п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима. В связи с отбытием наказания суд освободил Алексея Чернова из-под стражи в зале суда. За потерпевшим - Департаментом городского имущества г. Москвы – было признано право на удовлетворение гражданского иска в части возмещения материального ущерба в порядке гражданского судопроизводства.

Апелляционное обжалование

Мартин Зарбабян направил апелляционную жалобу в Мосгорсуд. В ней он отметил, что выводы суда первой инстанции о совершении Алексеем Черновым мошенничества не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Также защитник отметил, что обращал внимание первой инстанции на то, что Алексею Чернову не вручили копию обвинительного заключения при направлении уголовного дела в суд. По его мнению, первая инстанция пришла к незаконному и необоснованному выводу о том, что невручение копии обвинительного заключения не свидетельствует о необходимости возвращения уголовного дела прокурору.

Сторона защиты указала на отсутствие признаков мошенничества, поскольку денежные средства находились в правомерном владении Чернова, который в силу своего служебного положения (до октября 2013 г.) осуществлял полномочия по распоряжению денежными средствами ДЕЗа.

Мартин Зарбабян указал, что в качестве доказательства вины Алексея Чернова первая инстанция сослалась на протоколы осмотра, полученные с нарушением требований закона. В удовлетворении ходатайства об исключении данных документов из числа доказательств было отказано.

Защитник обратил внимание на то, что, по мнению суда первой инстанции, вина Алексея Чернова в хищении денежных средств в сумме 11 млн руб. подтверждается актами выполненных работ ООО «Дайлер» по договорам аренды транспортного средства и платежными документами. Между тем, заметил адвокат, при сложении сумм актов выполненных работ, перечисленных в приговоре, общая сумма составляет около 7 млн руб. Также в приговоре указано, что вина Чернова в хищении денежных средств в сумме 36 млн руб. подтверждается актами выполненных работ к агентскому договору с ООО «Прайд» и платежными документами. Однако, отметил Мартин Зарбабян, при сложении сумм актов выполненных работ, перечисленных в приговоре, общая сумма составляет около 34,9 млн руб.

Таким образом, указал защитник, суд первой инстанции в приговоре приводит суммы инкриминируемого ущерба, которые противоречат суммам актов выполненных работ, имеющихся в материалах дела и указанных судом в приговоре.

Читайте также
Мосгорсуд отменил обвинительный приговор и вернул дело прокурору из-за нарушений следствия и первой инстанции
В своем решении апелляция, в частности, согласилась с доводами защиты о том, что суд первой инстанции при описании преступного деяния вышел за пределы предъявленного обвинения
23 Октября 2018 Новости

Адвокат подчеркнул, что указанные в приговоре акты в количестве 10 шт. отсутствуют среди доказательств, приведенных судом в приговоре и исследованных на стадии судебного следствия. Нет их и в материалах дела.

Защитник попросил отменить обвинительный приговор, вынести оправдательный и признать за Черновым право на реабилитацию.

В своей апелляционной жалобе Алексей Чернов указал, что ему необоснованно предъявлено обвинение в совершении двух преступлений, тогда как все составляющие инкриминируемых ему составов идентичны. Он подчеркнул, что У. допрошен не был, хотя из показаний свидетелей следует, что он работал и получал зарплату в ООО «Прайд».

Алексей Чернов указал, что способ обналичивания денежных средств не установлен, доказательств тому, что их получил именно он, нет. Он отметил, что ряд свидетелей указали на модели автомобилей и данные водителей, что подтверждает реальность существования данных лиц и транспортных средств по договору с ООО «Дайлер».

Суд вновь вернул дело прокурору

Изучив жалобы, Мосгорсуд заметил, что Алексей Чернов был освобожден с должности директора ДЕЗа 28 октября 2013 г., однако не указан способ хищения денег после этой даты, поскольку по преступлению, связанному с заключением договора с ООО «Дайлер», орган предварительного расследования ограничился лишь указанием на то, что Чернов обеспечил подписание соответствующих актов приема работ, а по ООО «Прайд» указал, что подписание актов выполненных работ было произведено новым директором, которого осужденный путем обмана уговорил подписать данные акты. При этом следствием не конкретизировано, в чем именно заключался обман со стороны Чернова.

Мосгорсуд обратил внимание на то, что общая сумма переведенных на расчетные счета указанных обществ денежных средств согласно актам, приведенным в обвинительном заключении, не совпадает с итоговой суммой хищения, установленной органом предварительного расследования и вменяемой осужденному. При этом часть актов, на которые следователь сослался в обвинении, в уголовном деле вообще отсутствует.

«Указанное свидетельствует, что обвинительное заключение по настоящему уголовному делу не соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ, поскольку органами предварительного следствия не установлены все обстоятельства совершения инкриминируемых Чернову В.А. деяний, подлежащих обязательному доказыванию в силу положений ст. 73 УПК РФ, в том числе способ совершения преступлений, сумма похищенного имущества, а кроме того, в обвинительном заключении отсутствуют доказательства, подтверждающие обстоятельства, изложенные в предъявленном ему обвинении», – резюмировала апелляция.

Таким образом, Мосгорсуд пришел к выводу о необходимости вернуть уголовное дело Кунцевскому межрайонному прокурору г. Москвы.

Комментарий защитника

В комментарии «АГ» Мартин Зарбабян назвал ситуацию характерным примером того, что версия следствия и собранные им материалы по делу не могут и не должны приниматься априори судом, а требуют тщательной оценки и критического осмысления. «В данном случае стоит оценить по достоинству процессуальные действия апелляционной инстанции, которая обстоятельно изучила как доводы самих апелляционных жалоб, так и материалы дела объемом порядка 40 томов, состоящие преимущественно из различных финансовых и бухгалтерских документов», – указал защитник.

Адвокат подчеркнул, что приоритетной задачей было добиться оправдания. «В то же время отмену обвинительного приговора с возвращением уголовного дела прокурору оцениваю позитивно, поскольку это создает процессуальные предпосылки для защиты прав и законных интересов доверителя от необоснованного уголовного преследования, – отметил Мартин Зарбабян. – Несмотря на то что производство по уголовному делу осуществляется более четырех лет, более трех из которых Алексей Чернов находился в следственном изоляторе, он все еще полон сил и надежд для процессуального состязания в целях отстаивания своего доброго имени».

Рассказать: