×

Адвокаты добились освобождения обвиняемого из-под стражи под залог

Мосгорсуд согласился, что тяжесть преступления, в совершении которого обвиняется гражданин, не может служить достаточным основанием для длительного содержания его под стражей
Фото: «Адвокатская газета»
В решении апелляции указано, что в постановлении нижестоящего суда отсутствуют мотивы, из которых следовало бы, что интересы правосудия по своевременному рассмотрению дела не могут быть обеспечены иными мерами пресечения, кроме содержания в СИЗО.

14 июня Московский городской суд вынес постановление по апелляционной жалобе адвокатов АП г. Москвы Игоря Зубера и Валентина Рыбицкого на решение нижестоящей инстанции, в очередной раз продлившей срок содержания под стражей их подзащитному З., обвиняющемуся в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Мера пресечения в виде содержания под стражей была избрана З. еще 30 августа 2017 г. и в дальнейшем неоднократно продлевалась, в связи с чем срок его нахождения в СИЗО составил 9 месяцев. 28 мая 2018 г. Преображенский районный суд г. Москвы снова продлил срок содержания под стражей до 29 июля. Не согласившись с постановлением, адвокаты АП г. Москвы Игорь Зубер и Валентин Рыбицкий подали апелляционную жалобу в Мосгорсуд.

В жалобе отмечается, что Пленум ВС РФ в Постановлении от 27 июня 2013 г. № 21 обращал внимание судов на то, что ограничение прав и свобод человека допускается лишь в случае, если имеются относимые и достаточные основания для такого ограничения, а также если соблюдается баланс между законными интересами лица, права и свободы которого ограничиваются, и законными интересами иных лиц, государства, общества.

Сослались адвокаты и на Постановление Пленума ВС от 19 декабря 2013 г. № 41, в котором указывается, что заключение под стражу не может быть избрано в качестве меры пресечения, если отсутствуют предусмотренные ст. 97 УПК РФ основания для избрания меры пресечения, а именно: данные о том, что подозреваемый может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, либо продолжать заниматься преступной деятельностью, либо угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, либо уничтожить доказательства, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Такие обстоятельства должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами. При этом Пленум ВС указал, что обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточным основанием для продления содержания в СИЗО.

Игорь Зубер и Валентин Рыбицкий отметили, что следствие не представило суду ни одного конкретного доказательства, обосновывающего необходимость продления такой меры пресечения, не объяснило, почему не может быть избрана иная мера пресечения. Кроме того, защитники пояснили, что все доказательства по делу собраны, а свидетели допрошены, соответственно, З. не может повлиять на результаты следствия.

Кроме того, адвокаты сослались на международную практику. В частности, они указали что, как подчеркивает ЕСПЧ, п. 3 ст. 5 Конвенции провозглашает не только право на «судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда», но также закрепляет, что «освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд».

Также в жалобе указано, что на протяжении 9 месяцев следствие проводило не расследование по делу, а оказывало давление на З. Как пояснили адвокаты, следственные действия не проводились месяцами, а при продлении срока содержания под стражей в ходатайствах использовались голословные формулировки, которые не могли и не могут служить законными основаниями для продления срока содержания в СИЗО. Они также указали, что в ходатайствах содержались ложные сведения о том, что З. ранее имел судимость, что вызывало у судей предвзятость и предубеждение. Помимо этого, за все время сменилось четыре следователя.

Читайте также
Суд разрешил «тайную» встречу следователя с обвиняемым
В решении указано, что раз действия следователя не были признаны незаконными после проверки руководителем следственного органа, то в удовлетворении жалобы адвоката нет оснований
08 Мая 2018 Новости

Адвокаты указали и на нарушение со стороны органов следствия права З. на защиту: следователь навязывал услуги адвоката, не известного ни подзащитному, ни его знакомым и родственникам, обещая условный срок, о чем ранее писала «АГ».

Указали адвокаты и на то, что в силу требований ст. 99 УПК РФ при решении вопроса о мере пресечения должен учитываться ряд обстоятельств, неопровержимая совокупность которых в данном конкретном случае позволяет утверждать о необходимости освобождения З. из-под стражи. Так, в судебном заседании первой инстанции они представили информацию об отсутствии у него судимости, положительные характеристики в отношении своего доверителя от уважаемых граждан, а также заявление супруги З.о готовности внести за него залог. Кроме того, были представлены документы, свидетельствующие о нахождении лиц на его иждивении.

В судебном заседании Мосгорсуда адвокаты поддержали доводы, изложенные в жалобе, прокурор же посчитал, что основания для отмены или изменения судебного решения отсутствуют.

Выслушав доводы стороны и изучив материалы дела, апелляционный суд указал, что в соответствии с ч. 2 ст. 109 УПК при невозможности закончить предварительное расследование в срок до 2 месяцев, при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения, этот срок может быть продлен судьей районного суда на срок до полугода. Дальнейшее продление срока содержания под стражей свыше 6 месяцев может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей того же суда по ходатайству следователя, внесенному с согласия руководителя соответствующего следственного органа по субъекту РФ.

Суд принял во внимание указание в жалобе на п. 3 ст. 5 Конвенции, согласно которой каждое лицо, подвергнутое аресту или задержанию, имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда.

Кроме того, он указал на Постановление КС от 22 марта 2005 г. № 4-П, в котором говорится о том, что должна обеспечиваться соразмерность ограничений, связанных с применением в отношении лица заключения под стражу в качестве меры, тяжести инкриминируемого ему преступления, его личности, поведению в период производства по уголовному делу, а также наказанию, которое в случае признания его виновным в совершении преступления может быть назначено. Мосгорсуд также отметил, что при принятии решения о продлении срока содержания З. под стражей не учитывались требования ст. 97 и 99 УПК РФ.

Помимо этого, суд принял во внимание отсутствие судимости З., положительные характеристики, благодарственные письма, а также то, что подозреваемый имеет тяжелые заболевания и лиц на иждивении.

Апелляционная инстанция пояснила, что в постановлении нижестоящего суда отсутствуют мотивы, из которых следовало бы, что интересы правосудия по своевременному рассмотрению дела не могут быть обеспечены иными мерами пресечения, кроме содержания в СИЗО. Суд также указал, что сама тяжесть преступления, в совершении которого обвиняется З., не может служить достаточным основанием для длительного содержания под стражей.

Мосгорсуд отметил, что в соответствии с ч. 3 ст. 106 УПК РФ вид и размер залога определяются судом с учетом характера совершенного преступления, данных о личности обвиняемого и имущественного положения залогодателя. В связи с этим он изменил З. меру пресечения на залог в размере 3 млн руб.

В комментарии «АГ» Игорь Зубер позитивно оценил решение Мосгорсуда и сообщил, что его подзащитный уже внес залог и вышел из СИЗО. При этом адвокат отметил, что для Российской Федерации применение такой меры пресечения, как залог, – большая редкость, тогда как в Европе это распространенная практика.

Рассказать: