×

Чем меньше решений арбитражей приводится в исполнение в РФ, тем сложнее российскому бизнесу

В ходе «Ковалевских чтений» адвокаты и юристы обсудили сложности, возникающие при исполнении третейских решений в России и за рубежом
Спикеры сошлись во мнении, что добровольное исполнение решения арбитража положительно влияет на деловую репутацию компании. В то же время один из них заметил, что российские компании не рассматривают оспаривание третейских решений как нечто, способное нанести ущерб репутации. Другой добавил, что наши суды нередко отказывают в принудительном исполнении иностранных третейских решений в отношении отечественных компаний, стремясь защитить российский бизнес. Однако это, по его мнению, приводит к противоположному результату.

13 февраля в рамках XVII Международной научно-практической конференции «Ковалевские чтения» юристы и адвокаты обсудили трудности, возникающие при добровольном и принудительном исполнении арбитражных (третейских) решений.

Адвокат, старший юрист КА «Регионсервис», консультант Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева при Президенте РФ Мария Любимова рассказала об условиях примирения и их влиянии на добровольное исполнение третейского решения. Спикер отметила, что примирение достигается при помощи мирового соглашения, которое может стать основой третейского решения, или же аналогичного договора, который не утверждается арбитражем. По ее словам, отличие в том, что принудительное исполнение мирового соглашения возможно только в первом случае.

Мария Любимова рассказала об основных проблемах, с которыми стороны спора сталкиваются при заключении мировых соглашений в арбитражах. Так, данный договор заключается под отменительным или отлагательным условием. Эксперт отметила, что арбитры традиционно соглашаются с указанными условиями, касающимися материальных прав. При этом недопустимо ставить вступление в силу одного мирового соглашения в зависимость от утверждения аналогичного договора по другому спору.

Второй проблемный вопрос – желание выйти в мировом соглашении за пределы рассматриваемого арбитрами спора. Это возможно, если стороны хотят урегулировать требования, хоть и не являющиеся предметом спора, но связанные с заявленным требованием. Однако необходимо помнить о том, что в этом случае могут возникнуть проблемы с принудительным исполнением, добавила Мария Любимова.

Еще один сложный аспект – комплексные мировые соглашения, затрагивающие требования по нескольким спорам. «Вероятно, сложности возникают потому, что при утверждении таких мировых соглашений перед судом ставится вопрос о возможности вмешательства в компетенцию другого суда, рассматривающего иной спор между этими же сторонами», – отметила спикер. По словам адвоката, как правило, арбитражи не утверждают такие мировые соглашения. В то же время под вопросом остается возможность заключения такого договора в том случае, если другой спор подведомственен тому же третейскому суду.

Мария Любимова отметила, что нередко стороны хотят включить в утверждаемое соглашение отказ от права на обращение с новыми исками в будущем. Такое условие не соответствует Конституции РФ, поскольку противоречит праву на судебную защиту, напомнила адвокат. Однако такая оговорка допустима с точки зрения Германии, США, Канады, Великобритании и Франции.

О коммерческих факторах, влияющих на добровольное исполнение арбитражных решений, рассказал международный арбитр, адвокат, поверенный консультант британской фирмы Keystone Law Джордж Ламбру. Он сообщил, что в большинстве юрисдикций принудительное исполнение решений арбитражей влечет за собой существенные финансовые издержки, которые порой превышают присужденную сумму. Не стоит забывать о том, что активы компании могут быть арестованы в самый неподходящий момент.

Спикер упомянул и об управленческих рисках. Нередко руководитель организации вместо того, чтобы заниматься своими прямыми обязанностями, фокусируется только на том, как избежать исполнения решения, что крайне негативно сказывается на работе бизнеса. Кроме того, добавил Джордж Ламбр, добровольное исполнение третейского решения – одна из составляющих положительной бизнес-репутации.

Почетный секретарь Британо-Российской юридической ассоциации, барристер LITTLETON Chambers Руперт Д’Круз также обратил внимание на то, что нередко со стратегической точки зрения выгоднее добровольно исполнить решение арбитража, а не ждать принуждения со стороны государственных органов. Среди негативных мер он, в частности, упомянул заморозку зарубежных активов компании, которая избегает добровольного исполнения. По словам спикера, нередко стороны предпочитают заключать мировые соглашения даже после вынесения решения арбитража.

Адвокат «Tomasz Cyrol Kancelaria Adwokacka» (Польша), медиатор, третейский судья Томаш Цироль рассказал, почему предприниматели предпочитают обращаться в арбитраж. По его словам, за рубежом третейский суд нередко обходится спорящим дешевле, чем рассмотрение дела государственным судом. Кроме того, в этом случае стороны могут самостоятельно выбрать арбитра, который, с их точки зрения, сможет грамотно разрешить спор.

Томаш Цироль считает, что добровольное исполнение третейского решения целесообразно в том случае, если компания заботится о своей деловой репутации. Если же сохранность активов в приоритете, то, возможно, следует побороться за отмену такого акта государственным судом.

Адвокат АБ «Дерра, Мейер и партнеры» Александр Шмагин отметил, что огромную роль арбитражи играют в немецко-российском товарообороте, поскольку указанные государства не имеют обязательств по признанию решений друг друга.

По его словам, на принятие решения о добровольном исполнении третейского решения влияют в том числе возможность его оспаривания, наличие оснований для отмены, особенности судебной практики в месте нахождения должника. В частности, при принудительном исполнении решения РФ необходимо помнить о том, что наши суды, как правило, отрицательно относятся к арбитражам ad hoc, создаваемым специально для рассмотрения конкретного спора. Кроме того, добавил спикер, существуют и экономические причины неисполнения решений арбитражей. Например, когда у организации нет имущества.

Партнер, руководитель судебно-арбитражной практики Dentons Роман Зайцев рассказал о том, что мешает добровольному исполнению третейских решений в РФ.

В первую очередь спикер указал на экономические факторы: отсутствие средств у конкретной компании, невысокие темпы экономического роста ВВП государства и высокая долговая нагрузка в размере около 30% доходов населения России.

Немалое значение, по словам Романа Зайцева, имеют и правовые моменты. Так, в России достаточно высокий процент отказов в делах о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. Кроме того, в РФ низкие судебные издержки по сравнению с другими государствами, нет серьезных последствий за очевидно необоснованное оспаривание третейского решения. Нельзя забывать и о том, что нередко российские государственные суды считают себя вышестоящей инстанцией по отношению к арбитражам и при рассмотрении вопроса о признании и приведение в исполнение третейских решений фактически вторгаются в компетенцию арбитражей.

Эксперт также отметил значимость этических факторов. По его словам, определенную роль играет и то, что в России обращение в суд, в том числе в части оспаривания решения арбитража, не воспринимается как нечто неординарное и способное нанести ущерб репутации.

Советник практики по разрешению споров Allen & Overy Андрей Панов отметил, что суды РФ отказываются признавать большое количество третейских решений. При этом чем больше сумма, тем меньше шанс на приведение акта арбитража в исполнение, сообщил спикер.

Андрей Панов обратил внимание на то, что довольно часто российские суды отказывают в принудительном исполнении иностранных третейских решений при попытке обращения взыскания на имущество российской компании. Эксперт предположил, что это может быть связано со стремлением защитить российский бизнес. Однако, по его словам, подобные действия приводят к противоположному результату.

Нередко зарубежные контрагенты стремятся вывести споры из-под российской юрисдикции, требуют полную предоплату у отечественных компаний и предоставление надлежащего обеспечения исполнения обязательств (например, банковской гарантии или поручительства организации, имеющей активы вне России). Андрей Панов уверен: чем меньше решений арбитражей приводится в исполнение в РФ, тем сложнее становится российскому бизнесу.

В ходе дискуссии участники конференции рассуждали о том, что же необходимо сделать, чтобы российскому бизнесу стало выгоднее и интереснее исполнять решения арбитражей добровольно.

Свое мнение высказала член Совета ФПА, советник ФПА РФ Елена Авакян. По ее словам, самый главный вопрос – это кризис доверия государственных судов к третейским институтам. Эксперт считает, что немало лет практика правоприменения доказывала несостоятельность многих третейских учреждений. Сейчас созданы новые арбитражи, но они работают не так давно и еще не успели доказать свою состоятельность настолько, чтобы государственные суды начали доверять их решениям.

Елена Авакян также обратила внимание на то, что людям необходимо понимать, как и почему выносится то или иное решение. Однако третейские суды – закрытые организации, им очень сложно обобщать практику и не разглашать при этом информацию об участниках споров, непросто доводить свои подходы до сведения общественности.

По словам эксперта, под вопросом находится и возможность предания огласки факта неисполнения решения. «Как я могу раскрыть информацию об исполнении или неисполнении решения третейского суда, если я не вправе "публичить" сам факт заседания?» - пояснила Елена Авакян.

Как полагает советник ФПА РФ, для того чтобы российским компаниям было выгодно добровольное исполнение, риск неисполнения должен превышать преимущества от неисполнения. Эксперт отметила, что стоимость репутации на рынке сегодня определяется степенью монополизации положения на рынке. «До того момента, пока мы будем вынуждены заключать сделки, несмотря на репутацию, потому что больше не с кем, мы будем иметь ситуацию с неисполнением. Подлинная конкуренция – это глобальная проблема в нашей стране», – заключила Елена Авакян.

Рассказать: