×

Экс-гендиректор не может умалчивать о том, где находятся документы общества

Как пояснил Верховный Суд, несмотря на то, что порядок передачи документов законом не урегулирован, перекладывать на общество бремя доказывания нахождения документов у бывшего генерального директора нельзя
Фотобанк Freepik/@freepik
По мнению одного из адвокатов, возложение «непосильного» бремени доказывания на истца в условиях, когда ответчик не участвует в процессе, не отвечало бы принципам судопроизводства. Другой считает, что сам факт того, что после прекращения полномочий директора ответчик не передал документы общества, что препятствовало ведению хозяйственной деятельности, уже заслуживает внимания судов, а тот факт, что ответчик игнорировал судебные заседания и не предоставлял ответы на требования, лишь усиливает позицию истца.

Верховный Суд в Определении № 307-ЭС22-5640 от 9 августа по делу № А26-507/2021 разъяснил порядок выяснения местонахождения документов общества после смены генерального директора.

С момента основания ООО «Торговый дом “Асбест”» Максим Тягар являлся его генеральным директором. Решением внеочередного общего собрания участников общества единоличным исполнительным органом был назначен Михаил Смирнов, поскольку срок полномочий Максима Тягара истек.

Однако бывший директор не стал передавать новому всю документацию о деятельности юрлица. Поскольку это препятствовало ведению хозяйственной деятельности, общество обратилось в Арбитражный суд Республики Карелия с требованиями об обязании передачи ответчиком соответствующих документов, а также о взыскании с него судебной неустойки.

Отказывая в удовлетворении иска, суд сослался на ст. 32, 40, 44 и 50 Закона об ООО, ст. 29 Закона о бухгалтерском учете, а также разъяснения п. 1 и 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» и исходил из отсутствия доказательств нахождения документов у ответчика и их неправомерного удержания. Суд указал также на отсутствие сведений о том, что документация общества находилась по иному адресу, отличному от юридического адреса общества, что в период осуществления ответчиком полномочий директора документация хранилась непосредственно у него, а также о том, что после смены единоличного исполнительного органа документы были перемещены ответчиком в иное место, и о непроведении новым генеральным директором инвентаризации принятого имущества и документов в связи со сменой руководителя. Апелляция и кассация оставили решение первой инстанции в силе.

Общество подало кассационную жалобу в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС отметил, что законодательство не содержит конкретных указаний в отношении порядка передачи документов бывшим руководителем общества и не устанавливает императивного требования к форме такой передачи. «В связи с этим доводы о необходимости бывшим руководителем передать все документы путем составления акта приема-передачи с поименным перечислением каждого документа не отвечают законодательству и не соответствуют характеру деятельности хозяйственного общества, имманентно предполагающего многочисленность документов, объем которых не позволяет их индивидуальную передачу», – указано в определении.

Вместе с тем, отметил ВС, бывший руководитель обязан передать дела, что включает в себя обязанность вернуть обществу все его документы, если они по какой-то причине находятся у него, а не по месту нахождения юрлица.

Верховный Суд посчитал, что форма передачи – если она прямо не урегулирована уставом или корпоративным договором, заключенным между всеми участниками, или договором с руководителем – зависит от конкретных обстоятельств дела (объема и вида документации, правил документооборота, принятых в соответствующей организации или соблюдающихся фактически). Суды исходили из необходимости доказать истцу, что спорные документы находились у ответчика в период исполнения им полномочий директора общества, а также что после прекращения полномочий Тягара истребуемые документы отсутствовали по месту нахождения юрлица. «В то же время, учитывая принцип состязательности и обязанность передать дела, именно на бывшем руководителе хозяйствующего субъекта лежала обязанность дать пояснения по предъявленным претензиям, в частности о факте отсутствия у него истребуемых сведений и документации, а также о причинах их отсутствия», – указал Верховный Суд.

ВС также обратил внимание, что ответчик не давал объяснений относительно отсутствия у него конкретных документов – он не участвовал ни в одном судебном заседании и на направленные в его адрес требования не ответил.

В п. 22 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» разъяснено, что согласно п. 1 ст. 308.3 и ст. 396 ГК в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено ГК, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства. При этом следует учитывать, что в соответствии со ст. 309 и 310 ГК должник не вправе произвольно отказаться от надлежащего исполнения обязательства. При предъявлении кредитором иска об исполнении должником обязательства в натуре суд, исходя из конкретных обстоятельств дела, определяет, является ли такое исполнение объективно возможным. Разрешая вопрос о допустимости понуждения должника исполнить обязанность в натуре, суд учитывает не только положения ГК, иного закона или договора, но и существо соответствующего обязательства.

Исходя из смысла разъяснений, при разрешении данной категории споров суды должны исследовать и давать оценку по существу заявленным ответчиком возражениям об объективной невозможности предоставления им истребуемой документации, посчитал ВС.

Как отмечается в определении, ответчик, являвшийся единоличным исполнительным органом общества с момента его учреждения, действуя добросовестно и разумно, должен был представить пояснения о наличии либо отсутствии у него документов. При фактической безучастности ответчика в опровержении доводов истцу не может быть отказано в истребовании документов по причине отсутствия в материалах дела доказательств, подтверждающих их существование. В итоге ВС отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в АС Республики Карелия.

Читайте также
Пленум ВС принял разъяснения о применении АПК при рассмотрении дел в первой инстанции
После доработки постановление подверглось некоторым изменениям, а общее количество пунктов увеличилось на один
23 Декабря 2021 Новости

В комментарии «АГ» адвокат АК № 65 СПбГКА Юлия Никитина назвала интересной правовую позицию ВС по вопросу истребования доказательств, в том числе у процессуального оппонента. Она пояснила, что ранее в п. 38 Постановления Пленума ВС от 23 декабря 2021 г. № 46 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции» Верховный Суд сформировал позицию, что арбитражный суд истребует доказательства, в том числе у другого лица, участвующего в деле.

Юлия Никитина отметила, что возложение «непосильного» бремени доказывания на истца в условиях, когда ответчик не участвует в процессе, не отвечало бы принципам судопроизводства, поэтому с позицией ВС следует согласиться в вопросе того, что соответствующие доказательства, в том числе объяснения ответчика, должны быть истребованы у процессуального оппонента при новом рассмотрении дела, даже несмотря на отсутствие у истца доказательств существования документов. Адвокат указала, что предметом истребования могут быть и объяснения стороны. В данном случае доказательства существования документов, по которым истец обращается к ответчику, не являются необходимыми. «Также возникает вопрос признания генерального директора, не участвующего в процессе, в данном случае недобросовестным уже в силу его безучастного поведения, либо его добросовестность должна быть предметом оценки суда при новом рассмотрении дела. Иначе говоря, возникают вопросы, будут ли в последующем иметь правовое значение мотивы пассивного процессуального поведения, в том числе на предмет оценки причин непредставления объяснений (как доказательства), а также возлагается ли на ответчика обязанность защищаться путем активного процессуального поведения исходя из характера правоотношений?» – указала адвокат.

Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н. Константин Евтеев посчитал, что сам факт того, что после прекращения полномочий директора ответчик не передал документы общества, что препятствует ведению хозяйственной деятельности, уже является заслуживающим внимания судов, а то, что ответчик игнорировал судебные заседания и не предоставлял ответы на требования, лишь усиливает позицию истца.

По мнению адвоката, в судебной практике при рассмотрении похожих споров принцип «молчание – золото» (Silentium est aurum) является дискуссионным. «Как верно указал Верховный Суд, обязанность передать документы нес именно бывший руководитель. Не менее интересным показалось применение Верховным Судом положений Постановления Пленума № 7 и связанных с ним положений гражданского законодательства», – отметил он.

Рассказать:
Яндекс.Метрика