×

Эксперты о правовых позициях Судебной коллегии по гражданским делам из четвертого Обзора ВС за 2020 г.

Из шести вошедших в обобщение практики определений только два не вызвали у них интерес – по спорам о наличии у родителей погибшего военнослужащего права на меры социальной поддержки и о том, что судебное извещение не может считаться доставленным, если не было вручено по не зависящим от адресата обстоятельствам
Один из экспертов предположил, что положение о том, что наследовать по закону могут нетрудоспособные иждивенцы наследодателя вне зависимости от того, были ли они его родственниками, приведет к возрастанию числа удовлетворения таких требований. Второй отметил, что пропуск срока обращения с заявлением о выплате средств из-за бездействия пенсионного органа не должен рассматриваться как основание для отказа в удовлетворении исковых требований. Третья посчитала, что, чтобы избежать назначения эксперта, который может быть заинтересован в неблагоприятном для доверителя разрешении дела, необходимы тщательный анализ всех предложенных кандидатур на предмет их заинтересованности, а также постановка вопроса о выборе иного экспертного учреждения по усмотрению суда.

Как ранее писала «АГ», 23 декабря Президиум ВС утвердил Обзор судебной практики № 4, который содержит 49 позиций по уголовным, административным, гражданским и экономическим делам, а также по делам военнослужащих. Судебная коллегия по гражданским делам представила 6 правовых позиций.

Читайте также
ВС опубликовал четвертый Обзор практики за 2020 г.
Больше всего правовых позиций представила Судебная коллегия по экономическим спорам
25 Декабря 2020 Новости

Разрешение споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав

ВС отметил, что при переводе на истца прав и обязанностей покупателя при продаже доли с нарушением его преимущественного права покупки в случае удовлетворения таких требований истец обязан возместить покупателю уплаченную им стоимость приобретенной доли (Определение № 41-КГ20-7-К4).

Руководитель проектов Юридической компании «ЭЛКО профи» Дмитрий Степанов указал, что ВС обратил внимание на то, что, согласно имеющимся разъяснениям (п. 1–2 Постановления Пленума ВС РСФСР от 10 июня 1980 г. № 4), при нарушении преимущественного права лица на приобретение доли новый покупатель обязан возместить первому покупателю оплаченную им стоимость такой доли. «Однако возможна и ситуация, когда оплата еще не была произведена. В таком случае денежные средства должны поступить уже продавцу, а не покупателю, а соответствующие разъяснения не подлежат применению», – отметил эксперт.

Читайте также
ВС напомнил, что восстановление нарушенного материального права одного лица не должно повлечь за собой нарушение прав других лиц
Как указал Суд, в случае удовлетворения иска по спору о продаже доли в недвижимости с нарушением преимущественного права покупки истца и переводе на него прав и обязанностей покупателя истец должен возместить покупателю уплаченные им средства
19 Августа 2020 Новости

Дмитрий Степанов указал, что, поскольку в рассматриваемом деле нижестоящая инстанция не учла возможность такого альтернативного варианта развития событий, Верховный Суд отменил судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение. «Полагаю, что ВС совершенно правильно сформулировал гибкий подход к обстоятельствам – жесткие рамки предыдущих разъяснений должны адаптироваться к современным реалиям. Это отвечает интересам всех сторон судебного разбирательства и нивелирует процессуальные издержки», – подчеркнул он.

Разрешение споров, возникающих из наследственных отношений

По мнению адвоката МКА «Тимофеев, Фаренвальд и партнеры» Ивана Буника, интерес с точки зрения правоприменительной практики представляет п. 5 Обзора, согласно которому наследовать по закону могут нетрудоспособные иждивенцы наследодателя вне зависимости от того, были ли они родственниками наследодателя (Определение № 5-КГ20-66-К2).

Читайте также
ВС: Признание лица находившимся на иждивении наследодателя не зависит от получения им собственных доходов
Как пояснил Суд, одним из юридически значимых фактов является выяснение вопроса о том, была ли материальная помощь, получаемая от покойного, постоянным и основным источником средств к существованию
11 Августа 2020 Новости

«Не секрет, что многие пожилые люди рады возможности совместного проживания с молодыми “пассиями” – вспомним сюжет фильма “Елена” (реж. А. Звягинцев), в котором молодая супруга решается поспособствовать преждевременной кончине героя для решения экономических проблем своих родственников. В то же время ошибочно полагать, что, если брак с “близким человеком” не зарегистрирован и в его пользу не составлено завещание, совместное проживание не будет давать ему никаких преимуществ при открытии наследства. Исходя из действующего законодательства и правоприменительной практики, такие отношения в формате “без обязательств” не всегда могут рассматриваться как гарантированный рецепт долголетия. Часто пожилые люди не осознают возможные правовые последствия подобного сожительства, которые способны заинтересовать иждивенца в их преждевременной кончине, прежде всего в случаях, когда в собственности есть дорогостоящая недвижимость или иные активы», – указал он. При этом, добавил адвокат, молодой возраст сожителя не исключает его нетрудоспособность. Диагноз, который служит основанием для признания лица нетрудоспособным, либо факт наличия группы инвалидности может сохраняться в тайне.

Иван Буник указал, что в 2019–2020 гг. в Москве и Московской области было рассмотрено более 280 дел, в которых рассматривался вопрос о признании лица нетрудоспособным иждивенцем, имеющим право наследовать по закону. Основной рассматриваемый вопрос – факт нахождения лица на иждивении умершего и совместного проживания с ним. Адвокат указал, что постоянный характер материальной помощи, существенное превышение ее над доходами иждивенца – основные критерии, которые принимаются во внимание судьями для разрешения дел данной категории (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 2 августа 2019 г. по делу № 33-28325/2019).

«Подавляющее большинство указанных дел закончилось отказом в признании лица иждивенцем наследодателя за недоказанностью всех обстоятельств нахождения лица на содержании умершего. Можно предположить, что комментируемый пункт обзора Верховного Суда станет причиной более внимательного отношения судей к доказательствам наличия отношений иждивения и, как следствие, приведет к возрастанию числа удовлетворения соответствующих требований», – посчитал он.

На вопрос о том, существуют ли варианты защититься от претензий на наследство со стороны третьих лиц, не связанных родственными узами с наследодателем, Иван Буник ответил, что одно из возможных решений – заключение соответствующих соглашений с сожителями. По его мнению, такие документы – своеобразная страховка на случай, когда история отношений рискует стать сюжетом детективного романа. В частности, это может быть договор возмездного оказания услуг, согласно которому исполнитель осуществляет работу по дому и за это получает определенное вознаграждение (например, в виде права пользования жилым помещением).

Разрешение споров в области социальных отношений

Суд отметил, что при разрешении спора о наличии у родителей погибшего военнослужащего права на меры социальной поддержки в связи с его гибелью в виде единовременного пособия и страховой суммы подлежат учету их действия по воспитанию, развитию, материальному содержанию такого лица и имеющиеся между ними фактические семейные связи. В случае уклонения от выполнения обязанностей родителя такой родитель может быть лишен права на получение мер социальной поддержки, основанных на факте родства с погибшим военнослужащим (Определение № 25-КГ19-9).

В п. 7 ВС указал, что вопросы о причинах пропуска правопреемником умершего застрахованного лица срока обращения за выплатой средств пенсионных накоплений и об уважительности этих причин подлежат разрешению судом с учетом всех юридически значимых обстоятельств конкретного дела (Определение № 93-КГ20-1).

Как указал Дмитрий Степанов, ВС РФ отметил, что пенсионный орган несет обязанность принимать меры по уведомлению правопреемников о возможности обратиться в территориальный пенсионный орган с заявлением о выплате им средств, учтенных в специальной части индивидуального лицевого счета или на пенсионном счете накопительной пенсии умершего застрахованного лица.

Эксперт заметил, что, даже если у пенсионного органа не будет абсолютно никакой информации о правопреемниках, он все равно обязан:

1) установить, с кем проживало умершее лицо;

2) направить по последнему месту жительства умершего лица уведомление о возможности обратиться с соответствующим заявлением;

3) принимать иные меры по выяснению вопроса о наличии у застрахованного лица правопреемников.

«Пропуск срока обращения с заявлением о выплате средств из-за бездействия пенсионного органа не должен рассматриваться как основание для отказа в удовлетворении исковых требований. Очевидно, что данное решение имеет большое социальное значение и приведет к изменению судебной практики в лучшую для населения сторону», – подчеркнул он.

Процессуальные вопросы

В п. 8 Обзора подчеркивается, что судебное извещение, адресованное гражданину, не может считаться доставленным, если по обстоятельствам, не зависящим от адресата, оно не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним (Определение № 49-КГ20-9-К6).

Адвокат МКА «Тимофеев, Фаренвальд и партнеры» Мария Милюкова заметила, что п. 9 содержит вывод о том, что судебная почерковедческая экспертиза может проводиться по копии документа. При этом достаточность и пригодность материалов для проведения исследования относятся к компетенции эксперта (Определение № 5-КГ20-58).

Она указала, что данный вывод – не новелла в практике ВС РФ (например, Определение от 9 июля 2019 г. № 4-КГ19-20). «С точки зрения теоретического обобщения логика налицо: только эксперт может достоверно установить, пригоден ли представленный материал для проверки на предмет его фальсификации. Вместе с тем на практике для проверки заявления о фальсификации стороны имеют равное право заявить кандидатуры экспертов, уже имея представление об отношении эксперта к поставленной проблеме. Не секрет, что стороны часто пытаются воздействовать на лиц, проводящих экспертизу, чтобы получить нужное им заключение. Доказать это перед судом и правоохранительными органами бывает затруднительно. Дело № А36-7720/2015, в котором удовлетворено ходатайство об отводе эксперта, заявленное Липецкой кондитерской фабрикой “Рошен”, в данном случае – скорее исключение, чем правило. При этом подготовка квалифицированной рецензии на заключение эксперта, которая могла бы стать основанием для назначения повторной экспертизы, часто требует значительных финансовых затрат», – отметила адвокат.

Таким образом, посчитала Мария Милюкова, может быть затруднительным доказать, что, например, копия договора, на котором истец основывает исковые требования, содержит не собственноручную подпись, а ее изображение, перенесенное из другого документа самим истцом. Ведь почерк лица принадлежит ответчику, а оригинал документа, чтобы проверить факт подложности подписи на документе, суду не представлен. По ее мнению, в любом случае результат экспертизы по копии документа будет только вероятностным, и положить его в основу решения по делу достаточно сложно.

По мнению эксперта, с учетом обобщения Верховного Суда минимизация рисков, связанных с разрешением заявления о подложности доказательства, в отсутствие оригинала соответствующего документа прямо зависит от активности процессуальной позиции стороны, сделавшей такое заявление. «Изначально следует ходатайствовать о постановке перед экспертом вопроса о том, каким образом нанесена данная надпись – собственноручно или посредством перенесения иными техническими методами. Кроме того, чтобы избежать назначения эксперта, который может быть заинтересован в неблагоприятном для доверителя разрешении дела, необходимы тщательный анализ всех предложенных кандидатур на предмет их заинтересованности, а также постановка вопроса о выборе иного экспертного учреждения по усмотрению суда (то есть не из числа предложенных сторонами). В случае же получения ответа о невозможности сделать достоверный вывод о том, кому принадлежит подпись и как она нанесена, следует ходатайствовать об исключении документа из числа доказательств», – указала Мария Милюкова.

Дмитрий Степанов заметил, что данное разъяснение вызвало много споров. Он указал, что вроде бы все логично: что не запрещено законом, то разрешено. Однако на практике далеко не каждый эксперт согласится на проведение исследования по копии документа, не говоря уже об отдельных вопросах, ответить на которые по копиям просто невозможно. «Более того, даже когда эксперт соглашается провести такое исследование, степень достоверности полученных результатов во многих случаях будет ниже, чем при работе с оригиналами. В таком случае хорошо бы иметь дополнительные доказательства фальсификации документов», – посчитал он.

Юрист назвал разумным использование копии, когда необходимо установить лишь явно выраженные признаки подделки. «Особенно это эффективно, когда копии надлежащим образом заверены. Тем не менее такие дела встречаются нечасто и воспользоваться “легким” путем не всегда возможно», – указал Дмитрий Степанов.

Рассказать: