×

Если покупатель не подписал договор поставки, с него не взыскать договорную неустойку

Окружной суд пояснил, что соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства, а ее несоблюдение влечет недействительность соглашения о неустойке
Эксперты «АГ» разошлись в оценке выводов окружного суда. По мнению одного из них, постановление незаконно, поскольку, исходя из обстоятельств дела, истец имел право взыскать неустойку. Другой эксперт согласился с выводом кассации о том, что соглашение о неустойке должно заключаться в письменной форме и исключения из этого правила быть не может.

4 сентября Арбитражный суд Центрального округа вынес постановление по спору о взыскании поставщиком с покупателя задолженности и договорной неустойки в отсутствие подписанного последним договора поставки.

В сентябре 2015 г. общества «ТрансСтрой» (поставщик) и «Сапсан» (покупатель) согласовали договор поставки инертных материалов. Согласно условиям договора цены на товар определялись протоколами согласования договорной цены. В случае просрочки оплаты товара покупатель по требованию поставщика уплачивал пени в размере 0,3% от стоимости товара за каждый день просрочки (п. 9.3 договора). Договор поставки не был подписан покупателем.

Впоследствии представители сторон подписали три товарные накладные, заверенные оттисками печатей организаций, общей стоимостью 375 тыс. руб. Они содержали сведения о наименовании товара, его количестве и цене, ссылку на сам договор. Покупатель принял накладные без претензий и произвел их частичную оплату несколькими платежными поручениями на сумму 303 тыс. руб. Далее стороны подписали акт сверки взаимных расчетов, подписантом со стороны покупателя выступил его главбух.

В дальнейшем поставщик подал иск о взыскании с покупателя задолженности по договору на сумму 71,9 тыс. руб., а также неустойки в том же размере.

В арбитражном суде ответчик не заявлял об отсутствии согласования сторонами договорного условия о неустойке, а ссылался лишь на ее несоразмерность последствиям нарушенного обязательства. Суд первой инстанции оценил этот довод и счел предъявленную истцом сумму 71,9 тыс. руб. соразмерной, в том числе исходя из того, что она не превышала суммы, рассчитанной из принятого в практике делового оборота размера 0,1% за каждый день просрочки. В итоге суд взыскал с ответчика затребованные истцом суммы.

В апелляционной жалобе «Сапсан» ссылался уже на факт неподписания договора покупателем и несогласование сторонами условия о неустойке. Оценивая указанный довод, вторая инстанция указала, что ответчик принял товар по товарным накладным, содержащим ссылку на договор, и частично исполнил денежное обязательство. Следовательно, он не вправе требовать признания договора незаключенным в силу п. 3 ст. 432 ГК РФ. Таким образом, апелляция поддержала решение суда первой инстанции.

В кассационной жалобе в Арбитражный суд Центрального округа покупатель указал, что условие о неустойке не было сторонами согласовано вопреки требованиям ст. 331 ГК РФ, сам договор не был подписан ответчиком, а признание факта получения товара во исполнение условий договора не может считаться акцептом акцессорного обязательства.

Изучив материалы дела № А23-5662/2018, суд округа пришел к выводу о нарушении нижестоящими инстанциями норм материального права. Со ссылкой на п. 3 ст. 432 ГК РФ он пояснил, что сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности.

«Применяя указанное положение договора к неустойке, суд апелляционной инстанции фактически исходил из того, что акцессорное обязательство следует судьбе основного обязательства. При этом судом не учтено следующее. В соответствии со ст. 331 ГК РФ соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке. Следовательно, факт подтверждения действия договора в части передачи товара по накладным автоматически не распространяется на иные обязательства; относительно обеспечивающего обязательства должны были быть достигнуты договоренности только в письменной форме. Такие доказательства стороной истца в дело не представлены. Императивные положения ст. 331 ГК РФ не допускают возможности признания соглашения заключенным ввиду совершения стороной конклюдентных действий в качестве акцепта предложенной оферты», – отмечено в постановлении кассации.

Кассация сочла, что нижестоящему суду следовало учесть факт неподписания ответчиком договора, свидетельствующий об отсутствии согласованной воли сторон относительно условий наступления ответственности за нарушение обязательств и размера неустойки. Окружной суд также подчеркнул, что отсутствие заявления ответчика о незаключенности договора в части неустойки в суде первой инстанции (ответчик ограничился лишь заявлением о снижении ее размера) не являлось основанием считать его молчание признанием заключения соглашения о неустойке. Ведь молчание, по общему правилу, не является акцептом, если иное не вытекает из закона, соглашения сторон, обычая или из прежних деловых отношений сторон.

В связи с этим АС Центрального округа отменил решение суда первой инстанции в части взыскания с ответчика неустойки и расходов на оплату госпошлины. Постановление апелляции было отменено кассацией в полном объеме.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко назвал незаконным постановление окружного суда. «Между сторонами спора, как видно из описания обстоятельств дела, был заключен рамочный договор поставки, во исполнение которого истец поставил товар ответчику. Этот договор предусматривал условие о неустойке за просрочку платежа. Поскольку ответчик просрочил платеж, то истец имел право взыскать неустойку. Комментируемое постановление не содержит какой-либо внятной аргументации против этой позиции», – отметил эксперт.

По его мнению, суд округа был бы прав только в том случае, если бы между сторонами не был заключен отдельный договор поставки. «В этом случае договорные отношения оформлялись бы только накладными, в которых условия о неустойке нет, как следствие и взыскивать неустойку было бы нельзя», – заключил Сергей Радченко.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев, напротив, полагает, что постановление окружного суда в полной мере соответствует действующему законодательству и сложившейся судебной практике. «Важно, что суд округа подчеркнул необходимость проверки всех обстоятельств дела и правильного применения закона вне зависимости от позиции стороны по делу. На практике довольно часто суды действительно не применяют те или иные нормы законодательства, если на них не указывают стороны, что, несомненно, является неверным. Кассационная инстанция верно определила, что соглашение о неустойке должно заключаться в письменной форме и исключения из этого правила быть не может», – отметил эксперт.

Рассказать: