×

Кассация отменила обвинительный приговор по делу о разбое, вынесенный без допроса потерпевшего

Суд согласился с доводами защиты о том, что первая инстанция необоснованно установила размер материального ущерба, поскольку доказательства стоимости имущества не исследовались в судебном заседании
В комментарии «АГ» один из защитников сообщил, что доводы кассационного представления прокуратуры, поданные после его кассационной жалобы, идентичны тем, которые привел он. По его мнению, это подтверждает слабую позицию стороны обвинения по уголовному делу ввиду несовершенства предварительного следствия.

Как стало известно «АГ», судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции вынесла кассационное определение об отмене обвинительного приговора двум мужчинам, ранее осужденным за разбой.

Обстоятельства уголовного дела

По версии следствия, Л. и И. ночью в центре Москвы напали на незнакомого им гражданина Украины Р., проезжавшего мимо них на самокате, и избили его. Далее И. сорвал с руки жертвы наручные часы Apple Watch 3, однако, увидев их неисправность, положил их в носок Р. Затем Л. достал плоскогубцы и приставил их к лицу потерпевшего, угрожая, что изуродует его, а его напарник обыскивал карманы Р. Мужчины были задержаны непосредственно на месте сотрудниками полиции.

В результате происшествия Р. получил травмы, часть которых впоследствии была расценена как вред здоровью средней тяжести. Таким образом, по мнению правоохранителей, И. и Л. совершили разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для здоровья, и с угрозой применения насилия, опасного для здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия. Действия обвиняемых были квалифицированы по ч. 2 ст. 162 УК РФ, во время следствия оба мужчины находились под стражей.

Обвинительный приговор без допроса потерпевшего

Уголовное дело рассматривалось в Тверском районном суде г. Москвы. В ходе судебного разбирательства подсудимые отрицали свою вину в инкриминируемых им деяниях. По их словам, они сидели во дворе дома и увидели, как туда на самокате заехал незнакомый мужчина, который начал вести себя подозрительно – искать что-то под лавочками, подоконниками и возле водосточной трубы.

По утверждениям И., он заподозрил, что незнакомец ищет закладку наркотиков, и окликнул его. После этого, по словам обвиняемого, потерпевший стал двигаться на самокате на него, тогда И. выставил руку вперед, в результате чего тот упал со своего средства передвижения, а с его руки упали часы. После падения потерпевший закричал, И. подошел к нему, стал его успокаивать и положил часы ему в носок.

В свою очередь Л. настаивал на том, что никаких плоскогубцев у него не было и что ему подбросили их в карман в отделе полиции. По его словам, никаких угроз потерпевшему он не высказывал и не брал его имущество.

Суд также заслушал показания одного из полицейских Ч., который задержал обвиняемых после инцидента. По его словам, в ту ночь в отдел полиции поступила информация о том, что в одном из московских дворов слышны крики о помощи. Прибыв на место происшествия, наряд полиции обнаружил лежащего на асфальте Р., на котором сидел И., а рядом стоял с плоскогубцами Л. По словам полицейского, оба подсудимых заявили, что Р. задолжал им 10 тыс. руб. Также он указал, что потерпевший, находясь в машине скорой помощи, сообщил ему, что обвиняемые напали на него, избили и угрожали, а также пытались оторвать плоскогубцами мочку уха и похитить часы, кошелек с деньгами и мобильный телефон.

Суд также исследовал заявление потерпевшего, просившего привлечь к уголовной ответственности напавших на него мужчин, протоколы личного досмотра задержанных, протоколы осмотра предметов, заключения экспертов о характере травм, полученных Р. Допросить самого потерпевшего суду не удалось, так как он, по сообщению следствия, уже покинул Россию. Тем не менее суд счел, что совокупность исследованных доказательств позволяет прийти к выводу о доказанности виновности подсудимых в совершении разбойного нападения, в ходе которого они пытались похитить у потерпевшего имущество стоимостью 77,5 тыс. руб.

В заседании гособвинитель просил исключить из предъявленного Л. и И. обвинения один из элементов квалифицирующего признака преступления – «с применением насилия, опасного для жизни, и с угрозой применения насилия, опасного для жизни» как излишне вмененный. Суд удовлетворил это требование.

В свою очередь защита настаивала на том, что в действительности не было никакого разбоя. Но суд отклонил такие доводы со ссылкой на их несостоятельность: «Доводы стороны защиты о том, что причастность И. и Л. к совершению преступления не доказана, полностью опровергаются показаниями свидетеля и письменными материалами дела», – отмечалось в приговоре, которым Л. было назначено наказание в виде пяти лет лишения свободы, а И. – четырех лет.

Далее И. и защита обоих осужденных граждан обратились с апелляционными жалобами в судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда. По мнению адвокатов Л., выводы суда базировались только на показаниях сотрудника полиции, который не являлся непосредственным очевидцем предполагаемого преступления, какие-либо иные свидетели в приговоре не упоминались. Защитники И. также указали на отсутствие в материалах дела доказательств факта нападения их подзащитного на потерпевшего.

Тем не менее апелляционный суд фактически оставил в силе приговор первой инстанции, лишь засчитав в срок отбытия наказания осужденными период нахождения в СИЗО. По его мнению, ни одно из доказательств, положенных в основу обвинительного приговора, не содержит противоречий и не вызывает каких-либо сомнений в своей достоверности у второй инстанции.

Содержание кассационных жалобы и представления

Далее защитник Л., адвокат МРКА «Адвокатская консультация № 63» Аркадий Амасьянц обратился с кассационной жалобой (есть у «АГ») в судебную коллегию по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции. В частности, он указывал, что вывод первой инстанции о размере хищения имущества потерпевшего на общую сумму 77,5 тыс. руб. не основан на доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании: «При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов. Между тем данные требования закона судом первой инстанции не выполнены».

В жалобе также указывалось на то, что выводы первой инстанции, изложенные при описании применения Л. к потерпевшему насилия, опасного для здоровья, высказывания угрозы применения такого насилия, исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами не подтвердились. «Суд первой инстанции, определяя вид и размер наказания Л., ограничился лишь перечислением обстоятельств, при этом не указав, какие из них учитываются в качестве смягчающих. В нарушение требований ст. 389.28 УК РФ доводы моей жалобы судом апелляционной инстанции фактически не рассмотрены <…>. Следует также отметить, что в описательно-мотивировочной части определения судом апелляционной инстанции приводятся следующие фамилии: М., К., А <...>. При этом указанные лица участниками уголовного судопроизводства по данному уголовному делу не являются. Подобное свидетельствует о явно формальном подходе суда апелляционной инстанции к проверке законности и обоснованности обжалуемого приговора», – указывал Аркадий Амасьянц.

Уже после обращения защиты с кассационной жалобой кассационное представление (есть у редакции) подал и представитель прокуратуры. В нем он также указал, что нижестоящие суды необоснованно пришли к выводу о том, что подсудимые совершили разбойное нападение на Р., а размер материального ущерба составил 77,5 тыс. руб.

Кассация вернула дело на новое рассмотрение

Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции отметила, что суд первой инстанции положил в основу приговора показания свидетеля – сотрудника полиции Ч., которому потерпевший рассказал об обстоятельствах разбоя. При этом сам Р. в судебное заседание не явился, его показания не оглашались. «По смыслу закона показания сотрудника полиции не могут быть использованы в качестве доказательств относительно сведений, о которых ему стало известно из бесед либо во время допроса потерпевшего, показания которого в ходе судебного разбирательства не исследовались», – подчеркнула кассация.

Читайте также
Пленум ВС РФ скорректировал свои постановления по уголовным делам
Поправки направлены на обеспечение единства судебной практики и защиту прав личности при рассмотрении уголовных дел
29 Июня 2021 Новости

Судебная коллегия добавила, что первая инстанция необоснованно пришла к выводу о размере материального ущерба в сумме 77,5 тыс. руб., поскольку доказательства стоимости часов и мобильного телефона не исследовались в судебном заседании. Со ссылкой на п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» коллегия напомнила, что по смыслу уголовного закона, регулирующего ответственность за преступления против собственности, стоимость похищенного имущества должна определяться исходя из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения эксперта.

Кассация пришла к выводу, что стоимость имущества, которое пытались похитить осужденные, и, соответственно, размер причиненного ими ущерба были установлены судом при отсутствии в материалах уголовного дела каких-либо объективных сведений об их фактической стоимости на момент совершения преступления, а также при отсутствии суждений суда в приговоре на этот счет. «Изложенные обстоятельства ставят под сомнение законность и обоснованность принятого судами решения об осуждении И. и Л. за совершение разбойного нападения, в ходе которого они пытались похитить имущество стоимостью 77,5 тыс. руб.», – отмечено в кассационном определении.

Второй кассационный суд общей юрисдикции также признал немотивированными и необоснованными выводы о способе совершения обвиняемыми разбойного нападения при отсутствии в приговоре ссылки на совокупность доказательств, обосновывающих такие выводы. «Потерпевший Р. не был допрошен судом, его показания не исследованы в судебном заседании, показания свидетеля – Ч., которому потерпевший рассказал об обстоятельствах разбоя, не устраняют сомнений в виновности осужденных в совершении разбойного нападения при обстоятельствах, изложенных в приговоре, поскольку из приговора следует, что Р. не сообщил суду о стоимости имущества, не конкретизировал способ совершения разбойного нападения, чему судом в приговоре не дана оценка», – заключила судебная коллегия и вернула дело на новое рассмотрение в Тверской районный суд г. Москвы.

Комментарии защитников

В комментарии «АГ» Аркадий Амасьянц отметил, что изложенные в представлении прокуратуры доводы идентичны доводам его кассационной жалобы. «Видимо, у гособвинения была настолько слабая позиция по уголовному делу ввиду несовершенства предварительного следствия, что оно попросту согласилось с моими доводами», – предположил он.

По мнению адвоката, судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции согласилась с его доводами об отсутствии в материалах уголовного дела каких-либо объективных сведений о стоимости имущества. «Суд кассационной инстанции также согласился с моим доводом о необоснованности вывода суда первой инстанции о способе совершения подсудимыми разбойного нападения при отсутствии в приговоре ссылки на совокупность доказательств», – подчеркнул защитник.

Аркадий Амасьянц полагает, что выводы, изложенные в кассационном определении, будут способствовать сокращению количества необоснованных приговоров, поскольку прямо указывают на обязанность суда первой инстанции устанавливать наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу на основе исследованных доказательств.

Адвокат МРКА «Адвокатская консультация № 63» Борис Юрченко, также защищавший Л., положительно оценил выводы кассации. «Защита недовольна мерой пресечения в виде стражи, которую оставили осужденным, но мы надеемся на их оправдание. Работа органов предварительного следствия, стороны обвинения, предыдущего состава суда оставляет желать лучшего», – добавил он.

Рассказать:
Яндекс.Метрика