×

КС не стал рассматривать жалобу на нормы УПК об обстоятельствах, исключающих участие защитника в деле

Конституционный Суд напомнил о том, что в его компетенцию не входит оценка наличия либо отсутствия противоречий между интересами обвиняемых, защиту которых осуществляет один адвокат
Фото: «Адвокатская газета»
Один из экспертов «АГ» отметил, что в случаях, когда правоприменители злоупотребляют правом на отвод защитника, усмотрев мнимые противоречия, необходимо использовать все механизмы для обжалования таких незаконных решений. Другой отметил, что позиция КС, согласно которой отсутствует противоречие, если лица не дали изобличающих друг друга показаний, формально выглядит соответствующей закону, но все же представляется не бесспорной. Третий указал, что уголовно-процессуальным законом установлены достаточные ограничения для злоупотреблений и гарантии для участия защитника, деятельность которого должна быть направлена на соблюдение прав лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 1997-О от 28 сентября 2021 г. об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на ч. 6 ст. 49 и п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, которые, по мнению заявителя, позволяют участвовать в производстве по уголовному делу защитнику, подлежащему отводу.

30 июля 2018 г. Данис Файзрахманов был осужден приговором окружного военного суда. В апелляционной жалобе на приговор осужденный указывал на незаконность участия адвоката К. в качестве его защитника на предварительном следствии, поскольку данный адвокат ранее в рамках выделенного в отдельное производство уголовного дела защищала интересы другого обвиняемого – гражданина Г., интересы которого противоречили интересам Даниса Файзрахманова.

21 сентября 2020 г. Судебная коллегия по делам военнослужащих ВС РФ оставила обвинительный приговор без изменения, при этом судом были отвергнуты доводы апелляционной жалобы о незаконности участия адвоката К. Суд разъяснил, что во время осуществления адвокатом К. защиты Г. (осужденного в дальнейшем по выделенному в отдельное производство уголовному делу) он никаких показаний в отношении Даниса Файзрахманова не давал, в совершении преступлений его не изобличал. Суд учел тот факт, что, давая показания по рассматриваемому уголовному делу, когда адвокат К. уже не являлась его защитником, Г. также не свидетельствовал против Файзрахманова.

Данис Файзрахманов в свою очередь во время следственных действий, проведенных с участием адвоката К., отказывался от дачи показаний по существу обвинения и фактических обстоятельств дела на основании ст. 51 Конституции РФ и никаких показаний в отношении кого-либо, в том числе в отношении Г., не давал. В этой связи суд апелляционной инстанции сделал вывод об отсутствии противоречий в интересах осужденных и обстоятельств, исключающих участие защитника в производстве по уголовному делу, и, как следствие, об отсутствии нарушения права осужденного на защиту, влекущего недопустимость произведенных с его участием и участием адвоката К. протоколов следственных действий.

В связи с решением апелляции осужденный обратился с жалобой в Конституционный Суд, в которой просил признать неконституционными ч. 6 ст. 49 «Защитник» и п. 3 ч. 1 ст. 72 «Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика» УПК РФ. Заявитель утверждал, что данные нормы нарушают его права, поскольку позволяют участвовать в производстве по уголовному делу защитнику, подлежащему отводу ввиду оказания юридической помощи другому лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд напомнил, что УПК, определяя правовое положение обвиняемого в уголовном судопроизводстве, устанавливает, что он вправе пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно в случаях, предусмотренных Кодексом.

КС разъяснил, что для обеспечения качества оказываемой юридической помощи, предполагающей помимо прочего доверительный характер отношений адвоката с его подзащитным, УПК вводит запрет одному и тому же лицу быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого (ч. 6 ст. 49), и закрепляет порядок его отвода. Так, ссылаясь на п. 3 ч. 1 ст. 72, Суд указал, что защитник, представитель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он, в частности, оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого.

Конституционный Суд отметил, что подтверждает данную позицию и п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. № 29, в котором указано, что если между интересами обвиняемых, защиту которых осуществляет один адвокат, выявятся противоречия (признание обвинения одним и оспаривание другим по одним и тем же эпизодам дела, изобличение одним обвиняемым другого и т.п.), то такой адвокат подлежит отводу.

Читайте также
Обвиняемый оспаривает постановление следователя об отводе его защитника
Следователь посчитал, что адвокат не может защищать обвиняемого, поскольку ранее принимал участие в следственных действиях со свидетелем, чьи показания положены в основу обвинения
06 Октября 2021 Новости

Суд пояснил, что исходя из взаимосвязанных положений оспариваемых норм установленное ограничение относится к случаям, когда защитник в рамках данного или выделенного из него дела оказывает или ранее оказывал в ходе досудебного производства либо в предыдущих стадиях судебного производства и судебных заседаниях юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам его подзащитного. Однако КС заметил, что это не исключает возможность отвода защитника и в иных случаях выявления подобных противоречий, не позволяющих ему участвовать в деле.

Конституционный Суд повторил свою неоднократно выраженную позицию о том, что оспариваемые заявителем нормы не только не ограничивают право подозреваемого и обвиняемого на защиту, а, напротив, являются дополнительной гарантией его реализации, поскольку направлены на исключение каких-либо действий со стороны защитника, могущих прямо или косвенно способствовать неблагоприятному для его подзащитного исходу дела (определения от 14 октября 2004 г. № 333-О; от 19 марта 2009 г. № 322-О-О; от 23 апреля 2013 г. № 496-О и др.).

Исходя из изложенного, Суд решил, что оспариваемые заявителем законоположения не могут расцениваться в качестве нарушающих его конституционные права обозначенным им образом. При этом Конституционный Суд пояснил, что оценка наличия либо отсутствия оснований, препятствующих участию конкретного защитника в деле заявителя с учетом его обстоятельств, не входит в его компетенцию.

Помимо этого Конституционный Суд указал, что Данисом Файзрахмановым в качестве последнего судебного решения по его делу представлено апелляционное определение, что не позволяет сделать вывод об исчерпании им внутригосударственных средств судебной защиты.

Читайте также
КС: Проведение судебного следствия не прерывается при поручении следователю восстановить тома уголовного дела
Суд указал, что восстановление отдельных утраченных материалов дела по их сохранившимся копиям направлено не на получение новых доказательств, а на восстановление уже существовавших и потому не тождественно возвращению дела для производства дополнительного расследования
19 Марта 2021 Новости

Данис Файзрахманов не впервые обращается в высшую судебную инстанцию с жалобой на нарушение его прав по данному делу. Как сообщала «АГ», ранее осужденный указывал, что ч. 2 и 3 ст. 158.1 «Восстановление уголовных дел» УПК не соответствуют Конституции, поскольку позволяют следователю произвольно восстанавливать утраченные материалы уголовного дела по сохранившимся незаверенным копиям и фотографиям документов, в том числе электронным, без принятия дела к своему производству (притом что оно уже рассматривается судом по существу), без продления срока предварительного расследования и без проведения соответствующих процессуальных действий (осмотр, выемка, приобщение). В ответ на жалобу заявителя 26 февраля 2021 г. Конституционный Суд вынес Определение № 327-О, в котором посчитал, что суд не должен возвращать уголовное дело следователю для восстановления утраченных материалов.

Адвокат АП Московской области, управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» Игорь Бушманов отметил, что рассматриваемая проблематика давно уже разрешена в практической и научной литературе и даже нашла отражение в КПЭА. «Следственные сотрудники зачастую злоупотребляют применением данных норм, в основном с целью избавления от неугодного им по тем или иным причинам защитника», – выразил мнение адвокат.

Игорь Бушманов считает, что в данном конкретном деле интересна достаточно обоснованная позиция КС, который не нашел оснований для отвода защитника и дал заявителю внятное и подробное обоснование, с которым, по словам адвоката, нельзя не согласиться. «Полагаю не менее важным, чтобы сами коллеги не допускали ситуаций, при которых они могут подлежать отводу, и не создавали условий для нарушения права на защиту. Полагаю, это несложно сделать уже на стадии заключения договора или вступления в дело по назначению», – поделился Игорь Бушманов. Адвокат уточнил, что в случаях, когда правоприменители злоупотребляют правом на отвод защитника, усмотрев мнимые противоречия, необходимо использовать все механизмы для обжалования таких незаконных решений.

Адвокат АП Республики Башкортостан Николай Герасимов отметил, что право на защиту в уголовном судопроизводстве является одним из фундаментальных прав, установленных действующим законодательством. Нарушение данного права, даже если оно носит формальный характер, нередко служит основанием для отмены принятого по делу судебного акта судом вышестоящей инстанции.

Он указал, что к наиболее важным правам, предоставляемым гражданину в рамках реализации общего права на защиту, относится и право пользоваться квалифицированной юридической помощью защитника, которого он может пригласить по соглашению либо который может быть ему назначен государством. При этом адвокат подчеркнул, что порядок привлечения защитника и осуществление им юридической помощи доверителю также должны соответствовать определенным в законе требованиям.

Николай Герасимов напомнил, что запрет на защиту определенным адвокатом имеет место именно в том случае, если интересы указанных лиц действительно противоречат друг другу. Адвокат считает, что позиция КС, согласно которой отсутствует противоречие, если лица не дали изобличающих друг друга показаний, формально выглядит соответствующей закону, но все же представляется не бесспорной.

Адвокат АП г. Москвы Александр Иноядов подтвердил, что Конституционный Суд не был вправе оценивать фактические обстоятельства принятия защитником поручения на защиту по конкретному уголовному делу, о чем и указал в своем определении. По мнению адвоката, уголовно-процессуальным законом установлены достаточные ограничения для злоупотреблений и гарантии для участия защитника, деятельность которого должна быть направлена на соблюдение прав лица, привлекаемого к уголовной ответственности. Вопросы наличия конфликта интересов могут быть рассмотрены как в рамках уголовного дела на стадии его рассмотрения, так и в ходе рассмотрения в дисциплинарном порядке, добавил Александр Иноядов.

Рассказать:
Яндекс.Метрика