×

Международный арбитраж стагнирует?

В рамках V ПМЮФ эксперты обсудили международный коммерческий арбитраж и привлекательность азиатских арбитражных центров в условиях санкций
Модератором дискуссии выступил Секретарь Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) Сорьель Рено.


Модератором дискуссии выступил Секретарь Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) Сорьель Рено.


В обсуждении также приняли участие министр юстиции Республики Индия Деварагунда Венкаппа Садананда Говда, президент Ассоциации арбитров Японии Акира Кавамура, председатель МКАС при ТПП РФ Алексей Костин, заместитель секретаря Сингапурского Арбитражного центра Кевин Нэш, директор Арбитражного центра Куала-Лумпур Райо Датук Сундра, барристер Brick Court Chambers Майкл Свейнстон, генеральный директор Гонконгского Международного Арбитражного центра Рут Стакпул-Мур, а также Председатель Правления Российской Арбитражной Ассоциации Владимир Хвалей.

Владимир Хвалей отметил, что существующая статистика по обращениям компаний в арбитражные суды не говорит о стагнации арбитража. При этом в условиях санкций госкомпании обращаются в азиатские арбитражные центры, готовые сотрудничать с Россией. «Дубайский международный арбитражный центр был создан недавно, однако уже сейчас там рассматривается большое количество дел, все эти дела относятся к урегулированию споров с российскими компаниями, поскольку они активно действуют в Дубае», – сказал эксперт. Он отметил, что отечественные компании столкнулись с рядом проблем в работе с европейскими центрами. «С одной стороны, арбитражные учреждения обязаны отправлять правосудие в самом широком смысле, поскольку они занимаются урегулированием международных споров. Однако мы знаем, что международные учреждения этого рода являются частными, хотя и некоммерческими, и таким образом они подпадают под действие местных правил. Зарегистрированные в ЕС арбитражные учреждения подпадают под действия установлений Европейского Союза, в том числе под санкционные правила. По опыту мы знаем, что некоторые решения были значительно затянуты или отложены, когда одной из сторон в арбитраже была российская компания. В некоторых случаях иностранные арбитры отказались рассматривать дело компаний, включенных в санкционный список. Очень многие компании, особенно государственные, обращаются сейчас на Восток, поскольку до настоящего времени арбитражные центры Азии не присоединились к санкциям», – сказал Владимир Хвалей.

Представители азиатских арбитражных центров подтвердили рост обращений к ним организаций из России. Как отметил директор Арбитражного центра Куала-Лумпур Райо Датук Сундра, в Азии российские компании привлекают наличие хорошей инфраструктуры, правила ведения дел, а также доступность всех необходимых специалистов. «Все центры в Азии – Гонконг, Сингапур, наша страна – имеют определенные преимущества. У нас есть соответствующая инфраструктура, усовершенствованные, эффективные правила и необходимые люди. Мы все конкурируем друг с другом, и вы можете сначала проанализировать общую картину, а потом решить – куда именно приехать», – подчеркнул эксперт.

С арбитражным центром Гонконга уже работают крупные государственные компании, занимающиеся торгами на гонконгской бирже, рассказала директор Гонконгского Международного Арбитражного центра Рут Стакпул-Мур. «Арбитраж в Гонконге не стагнирует. Наша юрисдикция – одна из самых развитых в мире, именно в Гонконге благодаря либеральному законодательству легко заниматься бизнесом. Что касается российских компаний, то в начале этого года мы начали взаимодействовать с компаниями, которые зарегистрированы на Гонконгской бирже и занимаются торгами – “НОВАТЭК”, “Газпромбанк” и другие. Важно, что Гонконг не присоединился к санкциям против России», – отметила Рут Стакпул-Мур.

Среди других преимуществ азиатских центров их представители назвали возможность экстренного рассмотрения дела, разрешение споров за 6 месяцев, а также большой объем опыта и квалификацию судей. «В нашу открытую коллегию входит более 400 арбитров из 40 юрисдикций, в их числе – известные юристы. Состав коллегии обеспечивает качество нашей работы и нашу репутацию. Что мы сделали, чтобы так быстро стать признанным международным учреждением? Один из важных факторов – это наши ускоренные процедуры, когда решение выносится в течение 6 месяцев. С 2010 г. у нас было более 255 заявок на такую процедуру. Это то преимущество, которое ищут стороны, они хотят, чтобы решение было вынесено как можно быстрее, а 6 месяцев – это очень хороший срок», – пояснил Кевин Нэш.

Создать новый региональный арбитражный центр в Японии предложил Акира Кавамура. «Я как президент Ассоциации арбитров Японии хотел бы создать новый региональный арбитражный центр, который мог бы предоставлять нашим клиентам более культурно адаптированные к местным условиям услуги. Мне кажется, что Россия и Япония могли бы создать общий центр коммерческого арбитража, который работал бы целевым образом с российскими и японскими компаниями. Почему нашим компаниям приходится обращаться в Лондон для решения споров? Я думаю, что это предложение, которое следовало бы отдельно обсудить», – сказал Акира Кавамура.

Алексей Костин отметил, что в России уже два года проходит реформа законодательства в области арбитража. Необходимость изменений связана с тем, что предыдущее законодательство позволяло практически любому юридическому лицу создать учреждение по разрешению споров. Это привело к ряду злоупотреблений арбитражными механизмами. Именно поэтому отдельная часть нового закона посвящена роли таких организаций и регулированию их деятельности. Костин также рассказал о работе Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации. «Мы стремимся соответствовать основным идеям – разумная комбинация между временем, деньгами и качеством. Мы должны объединить усилия для того, чтобы сохранить первоначальные фундаментальные ценности арбитража: эффективность, скорость, понятность, разрешение международных споров. Абсолютно ясно, что в России, а до того в Советском Союзе, арбитраж рассматривался как лучший способ разрешения международных споров. Многие говорят, что это альтернативный способ решения споров, но на практике не существует какой-то другой альтернативы», – сообщил Алексей Костин.


Рассказать: