×

Мосгорсуд признал законным обыск у адвоката, который ранее сам же признал незаконным

При повторном рассмотрении дела первая инстанция проигнорировала прежнее указание Мосгорсуда на допущенные нарушения, однако на этот раз апелляция оставила это без внимания
Фото: «Адвокатская газета»
Комментируя ситуацию «АГ», адвокат Сергей Овчаренко назвал новое решение Мосгорсуда незаконным и противоречащим не только ст. 450.1 УПК, но и предыдущему решению, вынесенному этим же судом. Адвокат добавил, что будет отстаивать свою позицию и дальше и готов обратиться в ЕСПЧ.

20 июня Московский городской суд продолжил рассмотрение апелляционной жалобы на повторное решение суда первой инстанции, признавшего законность проведения обыска в квартире адвоката Сергея Овчаренко в Хабаровске по уголовному делу в отношении другого лица. Только в ходе производства обыска якобы выяснилось, что именно в ходе производства обыска выяснилось, что помещение находится в собственности адвоката, но, по его мнению, следствие обязано было установить это обстоятельство заранее. Ранее «АГ» писала, что судья отложила судебное заседание для дополнительного изучения материалов дела с учетом доводов, озвученных стороной обвинения.

Напомним, ранее Мосгорсуд уже рассматривал жалобу на решение Тверского районного суда г. Москвы, которым тот разрешил производство обыска в одной из квартир подозреваемой по уголовному делу Д., в ходе которого выяснилось, что помещение принадлежит адвокату, осуществляющему в нем профессиональную деятельность. Тогда апелляция поддержала защитника и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд.

Читайте также
Мосгорсуд признал незаконным обыск, произведенный в квартире адвоката
Апелляция отменила постановление о производстве обыска в предполагаемой квартире подозреваемой, которая на самом деле оказалось принадлежащей ее защитнику
20 Марта 2018 Новости

25 апреля Тверской суд вынес новое постановление, которым вновь признал обыск законным. Суд обосновал свое решение тем, что в ходе производства обыска были изъяты только те предметы и документы, которые относятся к расследуемому уголовному делу в отношении другого лица и не затрагивают адвокатской тайны.

6 июня на первом судебном заседании по рассмотрению апелляционной жалобы на это решение Сергей Овчаренко указал, что квартира была приобретена по договору купли-продажи, когда уголовного дела в отношении Д. еще не было. Кроме того, защитник пояснил, что жилье используется им для осуществления адвокатской деятельности.

Адвокат также отметил, что ранее при вынесении судебного акта апелляцией было указано на то, что суд первой инстанции не учел требования п. 8 ч. 1 ст. 447 УПК РФ, согласно которому адвокаты относятся к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам, что повлекло нарушение положений ст. 450.1 УПК РФ и вынесение незаконного судебного акта. О необходимости соблюдения положений последней статьи также указывал Мосгорсуд в апелляционном постановлении. Сергей Овчаренко отметил, что Тверскому суду следственными органами не было представлено доказательств возбуждения уголовного дела в отношении него, равно как и не было представлено доказательств привлечения его в качестве обвиняемого.

Следователь в свою очередь просил отказать в удовлетворении жалобы, так как обыск, по его словам, проводился не в отношении адвоката и не в его жилище. Кроме того, защитник не осуществлял там адвокатскую деятельность. Прокурор также посчитала, что оснований для отмены решения Тверского суда не имеется.

Адвокат КА «Невская коллегия адвокатов Санкт-Петербурга» Самвел Абрамян, представлявший интересы Д., отметил, что процедура разрешения судом вопроса о производстве обыска в жилище у адвоката для того и предусмотрена, чтобы своим решением он разграничил те материалы, которые возможно изымать, и те, которые изымать недопустимо в целях предотвращения проникновения в адвокатскую тайну. Самвел Абрамян подчеркнул, что законом предусмотрен специальный наблюдающий от адвокатской палаты, однако это требование соблюдено не было, а Тверской суд в своем решении это не отразил.

Читайте также
Мосгорсуд не стал сразу выносить решение по обыску у адвоката, ранее уже признанному незаконным
При повторном рассмотрении первая инстанция проигнорировала указание апелляции и пришла к выводу, что обыск проводился не в отношении адвоката, а значит, законен
08 Июня 2018 Новости

Следователь пояснил: материалами дела было установлено, что подозреваемая Д. проживает в квартире адвоката. «Она не обязана была быть там зарегистрирована, и она там проживает. Кроме того, из сведений, представленных из коллегии адвокатов Еврейской автономной области, выявлено, что Сергей Овчаренко осуществляет свою деятельность именно там, и в данной квартире адвокатскую деятельность не вел, что подтвердил обыск. Ни один из изъятых документов не был подписан как адвокатское производство адвоката и не был идентифицирован в принципе. При этом были найдены документы, подписанные подозреваемой, что подтверждает то, что они принадлежат ей», – указал следователь. Он сообщил: после того как было установило, что жилище принадлежит адвокату, был вызван представителя АП Хабаровского края, однако в 6 утра было сложно найти представителя коллегии.

Выслушав стороны, судья вынесла решение об отложении судебного заседания для дополнительного изучения материалов дела с учетом доводов, озвученных стороной обвинения.

20 июня судебный процесс продолжился. В нем принял участие заместитель председателя Комиссии Совета АП г. Москвы по защите прав адвокатов Александр Пиховкин. Так, он пояснил, что именно в ходе производства обыска выяснилось, что помещение находится в собственности адвоката, но, по его мнению, следствие должно было знать об этом заранее.

Он отметил, что при рассмотрении жалобы суд первой инстанции должен был давать оценку допущенным при первом вынесении решения нарушениям требования ст. 450.1 УПК, а также доводам жалобы Овчаренко о нарушении сотрудниками правоохранительных органов его прав, закреплённых в этой стаье, а не заниматься поиском оснований для отрицания очевидных нарушений указанной нормы. Формулировка данной нормы, как указал Александр Пиховкин, исключает возможность произвольной ее трактовки. Он также пояснил, что диспозицией ст. 450.1 УПК охватывается вся широта обстоятельств, сопровождающих производство обыска в отношении адвоката, ни одно из которых не может освобождать правоохранителя от необходимости соблюдения установленного законом порядка производства обыска и от обязанности совершения действий, которые по закону ему предшествуют.

Александр Пиховкин указал, что в материалах дела имеются правоустанавливающие документы, свидетельствующие о праве собственности адвоката Овчаренко на жилище. При этом иных документов, которые бы утверждали и доказывали обратное, следствием в суд не представлено. «Очевидно, что приложенных к ходатайству следователя копий объяснений неких лиц с неясным процессуальным статусом, копии допроса свидетелей и копий рапортов сотрудников правоохранительных органов недостаточно для санкционирования судом нарушения конституционных прав адвоката Овчаренко и его прав, закрепленных в ст. 450.1 УПК РФ», – отметил он, добавив, что суд первой интенции допустил нарушение всех требований данной статьи.

Александр Пиховкин указал: ссылка следователя на то, что при производстве обыска не было изъято ни одного адвокатского производства, не наделяет признаками законности сам факт производства обыска в нарушение требований ст. 450.1 УПК.

Адвокат Самвел Абрамян добавил, что следователь и прокурор решение суда первой инстанции пытаются обосновать результатами производства обыска. «Я полагаю, что это недопустимо, поскольку мы обжалуем само постановление о производстве обыска, то есть то, что предшествовало его производству. Соответственно, ссылаться на результаты и пытаться их обосновать полагаю недопустимым», – указал адвокат.

Он пояснил, что ст. 447 УПК РФ включает широкий перечень спецсубъектов, поэтому если следователь придет с аналогичным постановлением к судье или другому следователю и скажет, что обыск будет проводиться не в отношении него, то он признан законным не будет.

В ответ на это следователь также смоделировал ситуацию, согласно которой сын адвоката из дома незаконно осуществляет банковскую деятельность. «Следствию это известно. Что же нам теперь – не приходить? Не пресекать преступление? Это наши прямые обязанности», – указал он.

В репликах Сергей Овчаренко пояснил: доводы следователя о том, что в этой ситуации положения ст. 450.1 УПК не должны применяться, свидетельствуют о его предвзятости и личной заинтересованности в исходе дела либо профнепригодности.

Читайте также
Обыск в доме адвоката в связи с уголовным делом в отношении его сына признан незаконным
Президиум Мосгорсуда отменил постановления нижестоящих инстанций, которые санкционировали проведение обыска, не проверив, является ли собственник жилого помещения адвокатом
06 Июня 2018 Новости

Самвел Абрамян отметил, что Мосгорсуд в качестве кассационной инстанции по делу, схожему с тем, которое в качестве примера привел следователь, признал обыск незаконным. «Если в законе будут прописаны определенные случаи, когда возможно производство обыска у адвоката, обходя ст. 450.1 УПК, вот тогда и будете ее применять, а пока их нет, действуйте по букве закона», – подчеркнул защитник.  

Прокурор поддержал позицию следователя, добавив, что на момент производства обыска не было известно о том, что жилище принадлежит адвокату.

Александр Пиховкин пояснил, что неполучение надлежащих сведений о том, чье это жилье, входит в сферу ответственности следствия и суда, не указавшего на необходимость получения следствием такой информации.

Выслушав доводы сторон, судья вынесла решение, которым оставила в силе судебный акт нижестоящей инстанции.

В комментарии «АГ» Сергей Овчаренко отметил, что решение Мосгорсуда незаконно и противоречит не только ст. 450.1 УПК, но и предыдущему решению, вынесенному также Мосгорсудом. «Мы на этом не останавливаемся, идем дальше в кассацию. Это вопрос принципиальный. Будем отстаивать свою позицию на любой площадке, в том числе в ЕСПЧ», – пояснил адвокат.

Самвел Абрамян также не согласен с решением апелляции, которая, по его мнению, решила придать законность незаконным действиям как следователя, так и нижестоящей инстанции. «На ум приходят слова коллеги из Санкт-Петербурга о том, что в России есть здания суда, судья, мантии, флаг, герб, зал судебного заседания, прокурор и адвокат. А правосудия – нет», – указал он.

В комментарии Александр Пиховкин пояснил, что ст. 450.1 УПК выражена в императивной форме и не может быть выражена иначе по инициативе кого-нибудь из сторон. «Таким образом, вне зависимости от того, как трактовать те или иные действия в рамках данной статьи, нарушение либо есть, либо нет. В данном случае оно очевидно. Жилище адвоката было обыскано не только в нарушение ст. 450.1 УПК, но и без какого-либо упоминания и учтения ее в судебной санкции», - отметил он.

По словам адвоката, отчасти удивительно, а отчасти – прискорбно, что апелляционная инстанция приняла именно такое решение, абсолютно презрев необходимость соотнесения ходатайства следователя, санкции суда первой инстанции и собственного предыдущего постановленияо разрешении обыска с действующей нормой.

«Представляется интересным наблюдать, как суд балансирует между выбором того, кем же он является: субъектом судебной власти или элементом судебной системы», – указал Александр Пиховкин, добавив, что остается надежда на то, что кассация расставит все точки над «i», как это происходило ранее.

По окончании судебного заседания следователь от комментария «АГ» отказался.

Рассказать: