×

Можно ли взыскать неосновательное обогащение с ответчика, если истец уклонился от экспертизы?

ВС напомнил, что суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым
Фото: «Адвокатская газета»
Один из экспертов «АГ» полагает, что ВС дает прямо понять, что спорные вопросы, связанные с истребованием уже выплаченного страхового возмещения, в момент их рассмотрения должны решаться за счет страховщика, но не лица, к которому предъявлены соответствующие требования. Другая отметила, что суд первой инстанции не установил, принадлежит ли подпись на доверенности ответчику, что является значимым. По мнению третьей, учитывая, что страховая должна доказать нарушенные права и уклонилась от проведения экспертизы, Верховный Суд сделал верные выводы о нарушении норм материального и процессуального права.

Верховный Суд опубликовал Определение от 28 мая по делу № 18-КГ24-31-К4, в котором указал, что нижестоящие инстанции не разрешили вопросы о правомочности третьего лица действовать от имени ответчика и является ли он лицом, неосновательно обогатившимся за счет страховой компании, что было важно для правильного разрешения спора.

29 мая 2016 г. произошло ДТП с участием автомобиля «ГАЗ» под управлением А. и автомобиля Land Rover, принадлежащего Руслану Маргаряну. Виновным был признан водитель автомобиля «ГАЗ», гражданская ответственность которого была застрахована в ПАО «СК «Росгосстрах».

1 июня 2016 г. Руслан Маргарян оформил у нотариуса доверенность, по которой Ольга Вартеваньян открыла расчетный счет в ООО КБ «Кубань Кредит» и получила банковскую карту на его имя. 9 июня Ольга Вартеваньян на основании нотариальной доверенности обратилась в «Росгосстрах» с заявлением о страховой выплате. 13 июля страховая компания выплатила страховое возмещение в размере 400 тыс. руб. на расчетный счет в банке «Кубань Кредит». На следующий день Ольга Вартеваньян получила с данного счета около 397 тыс. руб.

В сентябре 2018 г. страховая компания получила информацию от УГИБДД МВД по Республике Адыгея о том, что в базе данных АИУС-ГИБДД отсутствуют сведения о регистрации ДТП 29 мая 2016 г. с участием автомобилей «ГАЗ» и Land Rover. В связи с этим «Росгосстрах» обратился в суд с иском к Руслану Маргаряну о взыскании неосновательного обогащения в размере 400 тыс. руб. и расходов на уплату госпошлины. Суд отказал в удовлетворении исковых требований страховой, с чем согласилась апелляция. Кассация отменила эти решения, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суд удовлетворил иск, указав, что, признавая событие страховым случаем на основании представленных документов и осуществляя страховую выплату, страховая компания добросовестно заблуждалась, не зная о перечислении денежных средств в отсутствие правовых оснований. С данной позицией согласились апелляция и кассация.

Руслан Маргарян обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд. Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что согласно ст. 1102 ГК лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 Кодекса. При этом в целях определения лица, с которого подлежит взысканию неосновательное обогащение, необходимо установить не только сам факт приобретения или сбережения таким лицом имущества без установленных законом оснований, но и то, что именно ответчик является неосновательно обогатившимся за счет истца и при этом отсутствуют обстоятельства, исключающие возможность взыскания с него неосновательного обогащения.

Верховный Суд отметил: Руслан Маргарян указывал, что денежных средств от СК «Росгосстрах» не получал, автомобиль марки Land Rover в собственности не имел, в ДТП на нем не попадал, о чем прикладывал справки из органов ГИБДД. Также он указал, что не выдавал доверенности и распоряжения кому-либо от своего имени открывать расчетные счета в банках и быть представителем в страховых компаниях по вопросам оформления необходимых документов по выплате денежных средств в связи с ДТП.

Как указала Судебная коллегия, для правильного разрешения спора суду надлежало определить принадлежность Руслану Маргарян подписи, сделанной в доверенности от 1 июня 2016 г. Как заметил ВС, ответчик заявлял ходатайство о назначении почерковедческой экспертизы в суде первой инстанции, которое было поддержано представителем истца и удовлетворено судом. Услуги по оплате за проведение экспертизы были возложены на истца, однако страховая компания от ее проведения уклонилась, отказавшись от оплаты. Таким образом, доводы Руслана Маргаряна не подтверждены и не опровергнуты судом.

Верховный Суд напомнил, что в соответствии с ч. 3 ст. 79 ГПК при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Как подчеркнул Суд, в силу прямого указания закона суд первой инстанции должен был дать правовую оценку факту уклонения ПАО СК «Росгосстрах» от оплаты экспертизы, однако этого не сделал, тем самым нарушив положения ч. 3 ст. 79 ГПК.

Таким образом, отметил ВС, вопросы о правомочности Ольги Вартеваньян на совершение от имени Руслана Маргаряна каких-либо действий и является ли ответчик лицом, неосновательно обогатившимся за счет истца, не разрешены, однако от выяснения данных вопросов зависело правильное разрешение судом спора по требованиям СК «Росгосстрах». В связи с этим Суд отменил решения трех инстанций и направил дело на новое рассмотрение.

В комментарии «АГ» старший партнер АБ «Бельский и партнеры» Дмитрий Шнайдман указал, что определение ВС подтверждает подход презумпции понимания судами страховщика как «сильной стороны» при рассмотрении споров, вытекающих из договоров страхования. Это следует из фактического перераспределения расходов по доказыванию обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения спора по существу.

Он обратил внимание, что ни одна из сторон не оспаривает факт наличия неосновательного обогащения, которое обусловлено получением страховой выплаты при отсутствии факта ДТП. «По сути, спор касается вопроса определения надлежащего ответчика по иску, и в этой связи доводы ответчика, безусловно, заслуживали внимания. Очевидно, что проверка его доводов была невозможна без проведения почерковедческой экспертизы, с чем согласился суд. Тем не менее, несмотря на то, что экспертиза была назначена по ходатайству ответчика, суд возложил расходы по ее оплате на истца – страховщика. Подобный подход не типичен на практике, поскольку в большинстве случаев суд возлагает расходы на проведение экспертизы на сторону, заявившую соответствующее ходатайство. Причины, по которым страховщик не оплатил проведение экспертизы, правового значения не имеют, между тем интересен вопрос, по какой причине экспертное учреждение не исполнило определение суда о назначении по делу почерковедческой экспертизы», – отметил эксперт.

Читайте также
Минюст предлагает урегулировать порядок несения расходов на проведение судебной экспертизы
Согласно законопроекту определение о назначении экспертизы в гражданском судопроизводстве может быть вынесено только после оплаты экспертизы стороной, ходатайствующей о ее назначении
18 августа 2023 Новости

Дмитрий Шнайдман напомнил, что согласно абз. 2 п. 2 ст. 84 ГПК, эксперт или судебно-экспертное учреждение не вправе отказаться от проведения порученной им экспертизы в установленный судом срок, мотивируя это отказом стороны произвести оплату экспертизы до ее проведения. «Постановление КС от 20 июля 2023 г. № 43-П/2023 на момент повторного рассмотрения дела судом первой инстанции еще не было принято, следовательно, экспертиза должна была быть проведена вне зависимости от факта ее оплаты. С учетом того, что дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, экспертиза по делу так или иначе будет проведена», – полагает он.

Определение ВС, как считает Дмитрий Шнайдман, дает прямо понять, что спорные вопросы, связанные с истребованием уже выплаченного страхового возмещения, в момент их рассмотрения должны решаться за счет страховщика, но не лица, к которому предъявлены соответствующие требования: «Такой подход представляется разумным и обоснованным, при том, что указанное не исключает возможности возложения судебных расходов на ответчика в случае удовлетворения иска страховщика».

Адвокат КА «Юрком» Ольга Вакина согласилась с доводами ВС. «Из информации, изложенной в судебном акте, не следует, что именно ответчик обогатился за счет средств истца. Установлено, что денежные средства получены Ольгой Вартеваньян. Одновременно ответчик заявляет, что доверенность не выдавал, и просит назначить экспертизу, от оплаты которой уклонился истец. При этом, как того требует ст. 1102 ГК, необходимо убедиться, что отсутствуют обстоятельства, исключающие возможность взыскания с ответчика неосновательного обогащения. Однако суд не установил, принадлежит ли подпись на доверенности ответчику, что является значимым», – отметила она.

Адвокат КА «Династия» Юлия Иванова указала: учитывая, что страховая должна доказать нарушенные права, и при этом уклонилась от проведения экспертизы, Верховный Суд сделал верные выводы о нарушении норм материального и процессуального права. «В данном деле на стороне Руслана Маргаряна нет неосновательного обогащения, но присутствует фальсификация документов со стороны Ольги Вартеваньян», – отметила она.

Рассказать:
Яндекс.Метрика