×

Обмену культурным наследием мешает правовой вакуум

В рамках V ПМЮФ состоялся круглый стол «Юридические барьеры доступа ко всемирному культурному наследию. Есть ли решение?»
Международное сотрудничество в сфере культуры в современных условиях и культурные ценности как объект межмузейных и международных сделок стали главными темами круглого стола «Юридические барьеры доступа ко всемирному культурному наследию. Есть ли решение?» в рамках V Петербургского Международного Юридического Форума.

Международное сотрудничество в сфере культуры в современных условиях и культурные ценности как объект межмузейных и международных сделок стали главными темами круглого стола «Юридические барьеры доступа ко всемирному культурному наследию. Есть ли решение?» в рамках V Петербургского Международного Юридического Форума.

Модератором дискуссии выступил специальный представитель Президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой. В обсуждении приняли участие профессор публичного права Нантского университета Жан-Кристоф Барбато, адвокат, Hahn Loeser & Parks LLP Стивен Кнерли-мл., доцент кафедры международного права Российского государственного университета правосудия Василиса Нешатаева, лектор Лондонской школы экономики и политических наук Анна О'Коннелл, адвокат Коллегии адвокатов «Инюрколлегия» Анастасия Сивицкая, а также начальник Юридической службы Государственного Эрмитажа Марина Цыгулева.

Эксперты сошлись во мнении, что обмену культурным наследием мешает правовой вакуум: как расхождения в нормах национальных законодательств, так и отсутствие единого международного регламента подобных сделок. Василиса Нешатаева выделила три основные проблемы, стоящие на пути межкультурного сотрудничества, отметив, что юристам постоянно приходится искать баланс между государственным и частным интересами: «Во-первых, недостаточное международное правовое регулирование, во-вторых, недостаточное национальное регулирование в сфере предоставления иммунитетов культурным ценностям и, в-третьих, отсутствие наднациональных механизмов разрешения споров в качестве обеспечения работы международного и национальных законодательств».

По ее словам, существующая в России норма регулирования ввоза-вывоза культурных ценностей недостаточно затрагивает вопросы иммунитетов – от юрисдикции и от принудительного изъятия – объектов культуры. Говоря о международном взаимодействии, Нешатаева указала на потребность в судебном органе, который мог бы решать вопросы защиты ценностей. «Любой регулирующий механизм, который может быть создан, должен обеспечиваться судебным механизмом. Суда Организации Объединенных Наций для этих целей недостаточно», – уверена доцент кафедры международного права РГУП.

С Нешатаевой согласился Михаил Швыдкой, отметив, что в иных странах нет даже отдельного органа, занимающегося вопросом ввоза-вывоза культурных ценностей и юридическими аспектами этого процесса. «Нужно создать постоянно действующий круглый стол – в рамках Петербургского Международного Юридического Форума или на какой-либо другой площадке, где заинтересованные юристы обсуждали бы эту тему», – предложил он.

Точку зрения Нешатаевой поддержала и Марина Цыгулева: она также убеждена, что существующее российское законодательство, касающееся ввоза и вывоза культурных ценностей, не соответствует нынешним потребностям музейного сообщества. «Нынешняя норма только косвенно касается вопроса иммунитета от изъятия. В законе нет понятия “иммунитет”, но есть “государственная гарантия охраны” – для меня как для юриста совершенно непонятный термин. В этом вопросе у нас абсолютная правовая неопределенность, но хочу отметить: при таком вакууме не было ни одного прецедента изъятия или ареста культурных ценностей, когда-либо ввезенных в Россию», – сказала начальник Юридической службы Государственного Эрмитажа Марина Цыгулева. 

В ходе круглого стола также был затронут вопрос защиты ценностей, хранящихся в частных коллекциях. Жан-Кристоф Барбато уверен, что в этой сфере стоит руководствоваться универсальным подходом и охранять объекты культуры вне зависимости от того, кому они принадлежат. «Следует руководствоваться универсальным, всеобщим, подходом к культурному наследию. Нужно распространять защиту на предметы культуры, руководствуясь их культурной ценностью, а не формой собственности, чтобы мы могли защищать предметы частных коллекций. Однако сейчас в ЕС защите в первую очередь подлежат ценности, предоставляемые для некоммерческого использования: в образовательных и научных целях», – отметил профессор публичного права Нантского университета.
Михаил Швыдкой, в свою очередь, подчеркнул, что культурное сообщество нуждается в унифицированных подходах к защите ценностей, и сегодня эта проблема является одной из самых тяжелых, в том числе и в России. Кроме того, по его мнению, в российском законодательстве необходимо устранить терминологические пробелы: «Что такое «культурные ценности»? Эта формулировка вызывает дискуссии – в том числе, и в Государственной Думе, где сейчас обсуждается обновленный закон «О ввозе и вывозе».

Анастасия Сивицкая в ходе обсуждения подняла проблему правового суверенитета музеев. В качестве примера она привела спор вокруг «скифского золота» – археологической коллекции, вывезенной на выставку в Амстердам из крымских музеев, права на которые после перехода Крыма в состав России предъявила Украина. На данный момент конфликт рассматривается в Государственном суде Нидерландов, ценности до разрешения всех противоречий хранятся в голландском музее Алларда Пирсона. «Было бы хорошо, если бы интересы культурных учреждений не зависели от государства», – сказала Сивицкая. Михаил Швыдкой заметил, что подобные спорные ситуации, когда речь идет о соприкосновении интересов отдельных организаций и интересов государства, возникают не только в культурных учреждениях.

Участники дискуссии также согласились, что Конвенция ООН от 2 декабря 2004 г. могла бы положить основу работы надгосударственных механизмов взаимодействия в культурной сфере, однако документ до сих пор не вступил в силу, так как число государств, ратифицировавших его положения, не достигло 30. Россия, подписав Конвенцию, также ратифицировала ее.

Подводя итоги дискуссии, Михаил Швыдкой предположил, что материалы круглого стола стоит направить для ознакомления и по возможности применения на практике в Комитет Государственной Думы по культуре, в Министерство иностранных дел и в Министерство культуры. «Все вопросы, которые поднимались, очень существенны. Тема государственных гарантий, к примеру, очень сложная. Я думаю, было бы разумно послать материалы нашей дискуссии в Комитет Государственной Думы по культуре, в Министерство иностранных дел, в Минкульт. Дискуссия в высшей степени полезная», – резюмировал специальный представитель Президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству.
 


Рассказать: