×

Ошибки судов правовую неопределенность не порождают

КС РФ изучил жалобу на норму УПК РФ, неопределенность которой позволяет суду рассматривать замечания прокурора к протоколу судебного заседания, поданные с нарушением сроков
По мнению полномочных представителей госорганов в Конституционном Суде РФ, в данном деле правовой оценке подлежит не уголовно-процессуальная норма, а правоприменительные решения, принятые по итогам рассмотрения жалоб заявителя на постановления суда первой инстанции.


Поводом к рассмотрению настоящего дела послужила жалоба гражданина С., который подверг сомнению конституционность ч. 1 ст. 260 УПК РФ, предписывающей, что в течение трех суток со дня ознакомления с протоколом судебного заседания стороны могут подать на него замечания.

Жалобе предшествовали следующие обстоятельства.

Гражданин С. был признан виновным в совершении ряда преступлений приговором Кировского районного суда г. Красноярска 1 октября 2015 г. Спустя неделю государственный обвинитель был ознакомлен с протоколом судебного заседания по данному делу, а в декабре оно поступило в Красноярский краевой суд, который назначил его рассмотрение в апелляционной инстанции на январь 2016 г. Однако 29 декабря гособвинитель подал замечания в отношении протокола судебного заседания и ходатайствовал о восстановлении пропущенного срока их подачи.

Красноярский краевой суд с учетом мнения сторон, в том числе осужденного и его защитников, вернул дело в районный суд. 12 февраля 2016 г. там была признана правильность замечаний гособвинителя к протоколу судебного заседания. При этом решения о восстановлении срока подачи замечаний к протоколу судебного заседания районный суд принимать не стал. Не согласившись с этим, заявитель оспорил данное судебное решение. Однако суды, отказав в удовлетворении его жалобы, указали, что срок подачи замечаний в отношении протокола судебного заседания не является пресекательным, а потому законом не предусмотрено рассмотрение вопроса о его восстановлении.

Заявитель настаивает на том, что оспоренная норма противоречит Конституции РФ, так как позволяет суду рассматривать замечания гособвинителя к протоколу судебного заседания, поданные с пропуском установленного срока, без разрешения вопроса о его восстановлении.

Ввиду того, что заявитель и его представитель на заседание не явились, жалоба была рассмотрена в их отсутствие.  Как пояснил «АГ» адвокат заявителя Сергей Стреж, дополнительных доводов помимо тех, что были изложены в жалобе в Конституционный Суд РФ, для рассмотрения этого дела не требовалось, в связи с чем заявитель и не участвовал в заседании. Он также сообщил, что рассчитывает на то, что КС РФ если и не признает неконституционность оспариваемой нормы УПК РФ, то как минимум разъяснит, как ее применять.

Выступившая первой полномочный представитель ГД РФ в Конституционном Суде РФ Татьяна Касаева указала, что обжалуемая норма не содержит положений, предусматривающих порядок подачи сторонами замечаний относительно протокола судебного заседания после истечения трехдневного срока и порядок восстановления пропущенного срока.

В оспариваемой норме отсутствует неопределенность, так как в ней недвусмысленно закреплено положение, определяющее возможность подачи замечаний вотношении протокола судебного заседания, определен круг лиц, обладающих соответствующими процессуальными правами, а также срок, в течение которого данное право может быть реализовано. «Отсутствие в обжалуемой статье положения о возможности восстановления пропущенного срока подачи замечаний на такой протокол не означает запрет на его восстановление по ходатайству сторон при наличии оснований», – уточнила Татьяна Касаева.

По ее мнению, указанная статья действует во взаимодействии со ст. 259 УПК РФ, согласно которой трехсуточный срок со дня окончания судебного заседания на подачу ходатайства об ознакомлении с протоколом судебного заседания может быть восстановлен, если ходатайство не было подано по уважительным причинам. Таким образом, ничто не препятствует сторонам обращаться с ходатайством о восстановлении пропущенного срока подачи замечаний к протоколу судебного заседания.

При этом Татьяна Касаева уточнила, что ч. 7 ст. 259 УПК РФ устанавливает запрет на подачу ходатайства о восстановлении пропущенного срока ознакомления с протоколом, если уголовное дело уже направлено в апелляционную инстанцию. Однако если имело место ознакомление с протоколом заседания еще до направления уголовного дела в суд апелляционной инстанции, то запрета на восстановление срока подачи замечаний к протоколу судебного заседания УПК РФ не содержит.

«Полагаю, что председательствующий суда первой инстанции не вправе рассматривать замечания на такой протокол, если уголовное дело уже направлено в суд апелляционной инстанции, а пропущенный срок подачи замечаний не восстановлен», – подчеркнула она.

По словам полномочного представителя Совета Федерации в КС РФ Андрея Клишаса, оспариваемая заявителем норма предполагает ее применение во взаимосвязи с другими положениями УПК РФ, в частности со ст. 130, предусматривающей восстановление пропущенного срока по уважительной причине. По его мнению, она соответствует Конституции РФ, однако это не исключает необходимости систематизировать соответствующую судебную практику или внесения изменений в закон, которые бы ограничили возможность рассмотрения судом первой инстанции замечаний к протоколу, если дело передано в суд апелляционной инстанции.

Полномочный представитель Президента РФ в Конституционном Суде РФ Михаил Кротов напомнил, что суды обязаны обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека путем своевременного и правильного рассмотрения дел, а качество протокола имеет зачастую первостепенное значение для окончательного разрешения дела. Он пояснил, что пропущенный по уважительной причине срок должен быть восстановлен на основании постановления судьи и отказ можно обжаловать в установленном порядке.

«Каких-либо изъятий из установленных правил относительно срока подачи замечаний на протокол и возможности его восстановления УПК РФ не содержит. Если срок пропущен по уважительной причине, он подлежит восстановлению при наличии ходатайства заинтересованной стороны», – указал полпред Президента РФ.

В этой связи Михаилу Кротову представляются необоснованными доводы вышестоящих судебных инстанций, отказавших в удовлетворении жалоб заявителя на постановление суда первой инстанции, который, прежде чем удостоверить замечания государственного обвинителя на протокол, должен был рассмотреть ходатайство о восстановлении пропущенного срока. Возможность произвольного применения закона является нарушением принципа равенства всех перед законом и судом, добавил он.

Допущенные в деле заявителя нарушения, считает Михаил Кротов, связаны не с тем, что оформление оспариваемой нормы страдает неопределенностью, а с дефектами организационного порядка, следовательно, правовой оценке подлежит не норма УПК РФ, а правоприменительные решения, принятые по итогам рассмотрения жалоб заявителя на постановления суда первой инстанции, что, к сожалению, не относится к полномочиям Конституционного Суда РФ, заключил он.

Представители от Генпрокуратуры и Минюста РФ также указали, что обжалуемая статья УПК РФ не допускает произвольного толкования и, таким образом, не может нарушать конституционных прав заявителя. В частности, полномочный представитель Генерального прокурора РФ Татьяна Васильева указала, что имели место нарушения со стороны суда первой инстанции и, возможно, суда апелляционной инстанции, но это не свидетельствует о неконституционности уголовно-процессуальной нормы.


Рассказать: