×

Оставление осужденного в СИЗО для участия в следственных действиях по иному делу обжалуется по КАС или УПК?

Как пояснил ВС, для этого суду следует установить, связано ли обжалование действий и решений административного ответчика с определением режима содержания осужденного или с уголовным преследованием последнего
Один из адвокатов отметил, что Верховный Суд внес правовую определенность в порядок обжалования действий и решений следственных органов, ущемляющих права и свободы осужденных. Другой выразил надежду, что в дальнейшем суды будут допускать меньше подобных ошибок.

Судья Верховного Суда РФ Тамара Корчашкина вынесла кассационное определение от 20 января по делу об обжаловании осужденным гражданином в рамках административного судопроизводства факта оставления его в СИЗО для участия в следственных действиях по иному уголовному делу.

Читайте также
КС признал неконституционными ряд норм о свиданиях с близкими лиц, уже отбывающих наказание, в СИЗО
Как пояснил Суд, в случаях привлечения осужденных к лишению свободы к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве они содержатся в СИЗО на условиях отбывания наказания в исправительном учреждении
30 Декабря 2020 Новости

Евгений Парамонов обратился в суд с административным иском к следователю ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о признании незаконными четырех постановлений следствия, вынесенных в 2017 и 2018 гг. в порядке ст. 77.1 УИК РФ («Привлечение осужденных к лишению свободы к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве»).

Административный истец указал на то, что вступившим в законную силу приговором Колпинского районного суда г. Санкт-Петербурга он был осужден к лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, однако его не отправили в ИК, а оставили в СИЗО для проведения следственных действий по иному уголовному делу. Евгений Парамонов также пожаловался на действия следствия начальнику ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, в региональные прокуратуру и ГУ МВД России, но его жалобы были оставлены без ответа.

Суды трех инстанций отказали в принятии административного иска со ссылкой на п. 1 ч. 1 ст. 128 КАС РФ, отметив, что данное заявление подлежит рассмотрению в порядке уголовного судопроизводства. В кассационной жалобе в Верховный Суд Евгений Парамонов отметил, что оспариваемые им акты нижестоящих судов нарушают его конституционные гарантии на судебную защиту его прав и свобод.

После изучения материалов дела судья Верховного Суда Тамара Корчашкина напомнила, что Конституционный Суд в своих определениях неоднократно указывал, что по правилам ст. 125 УПК РФ может быть оспорено решение о переводе осужденного в следственный изолятор, если оно связано с его уголовным преследованием по другому делу. «По смыслу приведенных положений постановление следователя об оставлении в следственном изоляторе (переводе в следственный изолятор) осужденного к лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии не может быть оспорено по правилам главы 22 Кодекса административного судопроизводства РФ, если оно связано с его уголовным преследованием по иному уголовному делу. Вместе с тем, как видно из административного материала, обращаясь в суд с административным иском, Евгений Парамонов ссылался на то, что содержание в СИЗО по сравнению с исправительной колонией общего режима существенно ухудшает его положение, поскольку режим в СИЗО жестче, чем в колонии. Оспариваемые действия административного ответчика ущемляют его конституционные права, свободы и интересы, так как в срок, подлежащий зачету с коэффициентом 1,5, не входит содержание в СИЗО на основании постановления, вынесенного в порядке ст. 77.1 УИК РФ. Кроме того, все следственные действия по новому уголовному делу в отношении него окончены», – отмечено в кассационном определении.

Судья ВС добавила, что постановление следователя об оставлении осужденного в СИЗО не входит в круг решений, которые могут быть обжалованы в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку им оспариваются правовые последствия принятых в отношении него постановлений, не связанных с преследованием по иному уголовному делу. «Заслуживает внимания и тот факт, что аналогичные действия и постановления следователя были обжалованы Евгением Парамоновым в порядке, установленном ст. 125 УПК РФ, однако суд в принятии таких заявлений отказал. Приведенные обстоятельства имеют существенное значение, поскольку правильное определение вида судопроизводства, в котором подлежат защите права и законные интересы граждан, зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, однако указанные обстоятельства судом не проверялись», – отмечено в кассационном определении.

Тем самым, отметила Тамара Корчашкина, суду надлежало выяснить характер заявленных Парамоновым требований и установить, обжалование действий и решений административного ответчика связано с определением режима содержания административного истца или с осуществлением в отношении него уголовного преследования, а затем определить, в соответствии с каким процессуальным законом подлежат рассмотрению заявленные требования. В связи с этим судья ВС отменила судебные акты нижестоящих судов и направила материал для рассмотрения в первую инстанцию.

Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский напомнил, что никто не может быть лишен права на судебную защиту. «Казалось бы, это очевидная истина, закрепленная в Конституции РФ, но Верховному Суду периодически приходится объяснять это нижестоящим судам, так произошло и в данном деле. В результате ВС вынес кассационное определение, которое вносит правовую определенность в порядок заявления таких ходатайств, а также обжалования действий и решений следственных органов, ущемляющих права и свободы осужденных, являющихся, так сказать, вспомогательными и не относящихся непосредственно к производству следственных действий», – отметил он.

Адвокат отметил указание Суда, что само этапирование обжалуется в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК, но обжалование конституционных прав и свобод как сопутствующих этому этапированию в виде ухудшения условий содержания в местах лишения свободы не может быть обжаловано в порядке, предусмотренном УПК, тем более после окончания следственных действий. «Поэтому для заявителей по таким решениям остается единственный путь обжалования – в порядке административного судопроизводства. Данное дело, кроме того, интересно и тем, что ранее суд уже отказывал заявителю в обжаловании действий следователя по этапированию в колонию в порядке ст. 125 УПК, однако в новом решении, вынесенном в порядке КАС, суд опять отправил заявителя для обжалования в порядке УПК, то есть между судами возник спор о порядке обжалования, а крайним в этом споре оказался заявитель!» – подчеркнул Владислав Лапинский.

Адвокат АБ «А2К» Дмитрий Хомич сообщил, что ему также приходилось обжаловать решения суда при аналогичных обстоятельствах: сначала суд отказал в принятии жалобы, указав на необходимость подачи административного иска, а потом отказал в принятии иска, посчитав уместным подачу жалобы по ст. 125 УПК: «Поэтому важность обсуждаемого кассационного определения очевидна, суды первой, а порой, как мы видим, и последующих инстанций нередко путаются в определении вида судопроизводства. Уверен, что таких ошибок в дальнейшем будет все меньше с учетом нарабатываемой судами практики».

Эксперт добавил, что если квалифицированные юристы допускают подобную путаницу, то обычному гражданину, а тем более – заключенному, с ходу правильно определить вид судопроизводства крайне сложно. «Мне представляется, что есть два пути решения этой проблемы. Первый – и самый очевидный – развитие института бесплатной юридической помощи населению. Механизмов здесь достаточно: начиная от участия в такой помощи адвокатов, заканчивая активизацией центров бесплатной юридической помощи Ассоциации юристов России, о деятельности которой мы начинаем потихоньку забывать. Второй – это упрощение самой процедуры обращения в суд: сведение ее к заполнению типового формуляра и предоставление суду возможности самому определять вид судопроизводства. В этом случае не будет нужды возвращать гражданину его обращение, а последний получит возможность в открытом судебном заседании, устно и гласно пояснять свою позицию и дополнять ее необходимыми доказательствами. Ничего невозможного ни в первом, ни во втором варианте я не вижу, так как главные цели предлагаемого – это обеспечение правовой защищенности наших граждан и ускорение процедуры судопроизводства», – заключил Дмитрий Хомич.

Рассказать: