×

После ВС апелляция вернула в первую инстанцию дело о возмещении морального вреда осужденному

Апелляционный суд посчитал, что для решения вопроса о взыскании компенсации за нарушения условий содержания в качестве административных ответчиков необходимо привлечь ФСИН и МВД России
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» истец отметил, что апелляция не пожелала исправлять ошибки суда первой инстанции; по его мнению, суд таким образом затягивает время рассмотрения. Один из адвокатов указал, что апелляционная инстанция подтвердила решение Верховного Суда РФ, а суду первой инстанции осталось только определиться, в какой части и какой будет размер компенсации. Другая подчеркнула, что при удовлетворении требований административного истца выплата компенсации будет осуществляться за счет денежных средств бюджета, поэтому вывод о необходимости участия в споре в качестве административных ответчиков распорядителей средств федерального бюджета является обоснованным.

Сахалинский областной суд изготовил мотивированное апелляционное определение от 7 октября, которым направил дело о возмещении морального вреда осужденному на новое рассмотрение судом первой инстанции в связи с отсутствием надлежащих ответчиков. Как ранее писала «АГ», 25 августа Верховный Суд вынес кассационное определение по делу № 64-КАД21-4-К9 о взыскании со следственного изолятора и исправительной колонии компенсации морального вреда в пользу заключенного за нарушение условий содержания, которым оно было возвращено на новое рассмотрение в апелляционный суд.

Суды не усмотрели нарушений в действиях администрации исправительных учреждений

Читайте также
ВС подтвердил право осужденного на возмещение морального вреда за нарушения условий содержания
Суд напомнил, что переписка осужденного с защитником или иным лицом, оказывающим юридическую помощь на законных основаниях, не подлежит цензуре
10 Сентября 2021 Новости

В 2019 г. бывший заключенный Михаил Феденко обратился в суд с административным иском о взыскании компенсации морального вреда за нарушение условий содержания в СИЗО и ИК. Обосновывая требования, истец указал, что в период содержания в СИЗО его регулярно запугивали сотрудники следственного изолятора и что на него было совершено нападение. Он отметил, что в данном учреждении не оказывалась надлежащая и своевременная медицинская помощь, администрацией допускались нарушения санитарно-гигиенических требований, вследствие чего в камере были плесень и повышенная влажность, находились мыши и крысы; питание было также ненадлежащим. Помимо этого, он сообщил, что администрацией учреждения регулярно вскрывалась его переписка с адвокатом.

Как указал в суде Михаил Феденко, нарушение прав продолжалось и в ИК: в конце января 2015 г. на него было совершено нападение, но администрацией надлежащие меры реагирования не были приняты, заявления заключенного об обеспечении мер безопасности были проигнорированы, проверки по его заявлениям о совершенных на него нападениях надлежащим образом не проведены. Михаил Феденко также рассказал о том, что администрацией колонии было отказано в предоставлении возможности присутствовать на похоронах его матери в июне 2016 г., что, по его мнению, является незаконным вмешательством в право на уважение семейной жизни.

Кроме того, по мнению истца, должностными лицами исправительных учреждений неправомерно измельчались передаваемые родственниками продукты питания; о нарушении условий содержания под стражей также свидетельствует его нахождение за металлическим ограждением при проведении судебных заседаний в Сахалинском областном суде, что нарушает ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Читайте также
ВС поддержал заключенного, добивающегося взыскания с ИК компенсации морального вреда
Суд не согласился с нижестоящими инстанциями, которые отказали в компенсации, посчитав, что необеспечение заключенного теплой одеждой не является безусловной и единственной причиной его болезней
08 Сентября 2021 Новости

В августе 2019 г. суд отказал в удовлетворении исковых требований, апелляция поддержала данное решение. Суды указали, что администрации СИЗО и ИК действий, нарушающих права и законные интересы истца, не совершили, не создали препятствий к осуществлению его прав. В свою очередь, содержание на законных основаниях лица под стражей или отбывание им наказания в местах, соответствующих установленным государством нормативам, заведомо не может причинить физические и нравственные страдания.

Тем не менее кассационный суд направил дело на новое апелляционное рассмотрение. В результате этого апелляцией было принято решение о частичном удовлетворении иска: была взыскана компенсация морального вреда в размере 20 тыс. руб. за нарушение прав истца в части несвоевременного оказания медицинской стоматологической помощи и в части цензуры переписки с адвокатом. Данное определение было оставлено кассационным судом без изменения.

Верховный Суд выявил множество допущенных нижестоящими инстанциями нарушений

В кассационной жалобе в Верховный Суд РФ Михаил Феденко просил отменить апелляционное и кассационное определения и направить дело на новое рассмотрение. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по административным делам ВС, ссылаясь на ч. 2 и 6 ст. 12, ч. 1 ст. 13 УИК РФ, напомнила, что осужденные имеют право на вежливое обращение со стороны персонала учреждения, исполняющего наказания; не должны подвергаться жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или взысканию; право на охрану здоровья, включая получение первичной медико-санитарной и специализированной медицинской помощи в амбулаторно-поликлинических или стационарных условиях в зависимости от медицинского заключения; право на личную безопасность.

Читайте также
Принят закон о компенсации за нарушения условий содержания под стражей
Закрепляется, что решение суда в части удовлетворения требования о присуждении компенсации подлежит немедленному исполнению
19 Декабря 2019 Новости

Суд обратил внимание, что иски о компенсации за нарушения условий содержания под стражей и в исправительных учреждениях должны рассматриваться в порядке административного судопроизводства, что закреплено с 27 января 2020 г. Федеральным законом от 27 декабря 2019 г. № 494-ФЗ.

ВС указал, что в случае возникновения угрозы личной безопасности осужденного он может обратиться к любому должностному лицу учреждения, исполняющего наказания, с просьбой об обеспечении личной безопасности, должностное лицо, в свою очередь, обязано незамедлительно принять соответствующие меры.

Обращаясь к ч. 3 ст. 91 УИК, Верховный Суд отметил, что переписка осужденного с защитником или иным лицом, оказывающим юридическую помощь на законных основаниях, не подлежит цензуре. Исключения составляют те ситуации, когда администрация исправительного учреждения располагает достоверными данными о том, что содержащиеся в переписке сведения направлены на инициирование, планирование или организацию преступления либо вовлечение в его совершение других лиц.

Читайте также
Предлагается ввести судебный контроль цензуры переписки заключенных в СИЗО
Предполагается, что судебный порядок принятия решения о необходимости цензуры лицом или органом, в производстве которых находится уголовное дело, исключит «неправовую заинтересованность»
11 Июня 2021 Новости

Также Верховный Суд обратил внимание, что в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 97 УИК осужденным к лишению свободы, содержащимся в том числе исправительных колониях, могут быть разрешены краткосрочные выезды за пределы исправительных учреждений продолжительностью до семи суток, не считая времени, необходимого для проезда туда и обратно, в связи с исключительными личными обстоятельствами.

ВС указал, что при рассмотрении дела факт нападения на Михаила Феденко был установлен и подтверждался его медицинской картой, однако нижестоящие суды не дали оценки, являлось ли такое нападение следствием ненадлежащего исполнения обязанностей сотрудниками администрации по контролю и надзору за осужденными. По мнению судебной коллегии ВС, ходатайство Михаила Феденко о вызове в суд свидетелей, которые содержались в той же камере, что и он, и могли подтвердить этот факт, судом первой инстанции необоснованно отклонено.

Обращаясь к Постановлению ЕСПЧ по делу «Ананьев и другие против России», Верховный Суд также подчеркнул, что бремя доказывания, возлагаемое на заявителя в судебном разбирательстве по поводу компенсации, не должно быть чрезмерным.

Таким образом, Верховный Суд посчитал, что апелляционное и кассационное определения являются неправильными в части отказа Михаилу Феденко в присуждении компенсации за нарушения условий содержания под стражей и содержания в исправительном учреждении, выразившиеся в несоблюдении СИЗО санитарно-гигиенических требований. Нарушения проявились и в отказе ИК предоставить возможность осужденному присутствовать на похоронах матери, в неприменении в отношении него мер безопасности, в отсутствии надлежащего реагирования в связи с совершенным на него нападением, в нарушении ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ввиду содержания его за металлическим ограждением при проведении судебных заседаний в Сахалинском областном суде и в части размера компенсации морального вреда, который определяется в зависимости от степени допущенных нарушений. В связи с этим Судебная коллегия пришла к выводу об отмене обжалуемых судебных актов в указанной части и направлении дела в этой части в суд апелляционной инстанции на новое рассмотрение.

Апелляция не рассмотрела дело ввиду отсутствия надлежащих ответчиков

Повторно изучив материалы дела, Судебная коллегия по административным делам Сахалинского областного суда указала, что в силу п. 4 ч. 1 ст. 310 КАС РФ основанием для безусловной отмены решения суда первой инстанции является принятие судом решения о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в административном деле. При подготовке административного дела к судебному разбирательству суд разрешает вопрос о вступлении в дело других административных истцов, административных ответчиков и заинтересованных лиц, а также вопрос о замене ненадлежащего административного ответчика (п. 3 ч. 3 ст. 135 КАС), отметила судебная коллегия.

В апелляционном определении обращено внимание на то, что в суде апелляционной инстанции не применяются правила о замене ненадлежащего административного ответчика (ч. 1 и 6 ст. 307 КАС РФ).

Апелляционный суд подчеркнул, что из кассационного определения ВС РФ по делу Михаила Феденко следует, что заявленные истцом требования подлежат рассмотрению в порядке, предусмотренном ст. 227.1 КАС. Суд пояснил, что ч. 4 данной статьи предусмотрено, что при рассмотрении судом требования о присуждении компенсации за нарушение условий содержания под стражей, содержания в исправительном учреждении интересы РФ представляет главный распорядитель средств федерального бюджета в соответствии с ведомственной принадлежностью органа (учреждения), обеспечивающего условия содержания под стражей, содержания в исправительном учреждении.

Ссылаясь на Положение о Федеральной службе исполнения наказаний, утвержденное Указом Президента РФ от 13 октября 2004 г. № 1314, суд напомнил о правоприменительных функциях ФСИН России. Так, в соответствии с подп. 6 п. 7 Положения ФСИН России осуществляет функции главного распорядителя средств федерального бюджета, предусмотренных на содержание уголовно-исполнительной системы и реализацию возложенных на нее функций, указала апелляционная инстанция.

Обращаясь к подп. 100 п. 11 Положения о МВД России, утвержденного Указом Президента РФ от 21 декабря 2016 г. № 699, суд уточнил, что МВД России осуществляет функции главного распорядителя и получателя средств федерального бюджета, а также бюджетные полномочия главного администратора (администратора) доходов бюджетов бюджетной системы РФ, администратора источников финансирования дефицита федерального бюджета.

Таким образом, апелляционная инстанция пришла к выводу о том, что, исходя из содержания заявленных административным истцом требований, к участию в деле в качестве административных ответчиков подлежат привлечению ФСИН России и МВД России.

Учитывая невозможность рассмотрения дела в порядке административного судопроизводства в отсутствие надлежащих ответчиков и невозможность на стадии апелляционного рассмотрения дела произвести замену ответчика, Сахалинский областной суд отменил решение первой инстанции в рассматриваемой части и направил дело на новое рассмотрение.

Комментарий истца

В комментарии «АГ» Михаил Феденко пояснил, что имеет юридическое образование, в связи с этим самостоятельно защищает свои интересы в суде. Он отметил, что в кассационной жалобе в Верховный Суд в основном приводились доводы о нарушениях Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Он указал, что ВС рассмотрел практически все его доводы и не позволил жалобе «дойти» до ЕСПЧ.

Комментируя решение апелляционной инстанции, Михаил Феденко отметил: «Апелляция решила привлечь надлежащих ответчиков – ФСИН и МВД России, но по факту у нас надлежащий ответчик уже был в лице Минфина России. В данном случае серьезного нарушения интересов не было», – полагает он.

По мнению Михаила Феденко, суд таким образом затягивает время рассмотрения: «Несколько лет уже я пытаюсь взыскать компенсацию морального вреда за нарушение условий содержания, разумные сроки судебного разбирательства давно не соблюдаются». Он считает, что апелляция не пожелала исправлять ошибки суда первой инстанции. «В целом я не возражаю против возвращения дела на рассмотрение первой инстанции, главное – это результат», – заключил истец.

Также Михаил Феденко сообщил, что подал жалобу (имеется у редакции) на действия судей Сахалинского областного суда и Девятого кассационного суда общей юрисдикции. Он указал, что судьи несколько лет не могут рассмотреть дело по его исковому заявлению о пыточных и невыносимых условиях в СИЗО и ИК. По его мнению, они действуют исходя из корпоративной солидарности, которая доминирует над конституционными ценностями.

Михаил Феденко в жалобе пояснил, что председатель Совета судей РФ давал поручение Совету судей Сахалинской области провести тщательную проверку по данному факту, однако и в результате данной проверки нарушений не было обнаружено. В связи с этим он попросил руководителей органов государственной власти разобраться в сложившейся ситуации и выяснить, по какой причине конкретные судьи системно и умышленно игнорировали его доводы и закон. «Я с пониманием отношусь, когда судья может допустить судебную ошибку в части неправильной интерпретации закона. По-простому говоря, не хватило знаний в конкретном вопросе. Но когда судья умышленно игнорирует доводы и закон, это говорит о том, что судья не на своем месте», – прокомментировал Михаил Феденко. Он также поделился, что в ближайшем будущем планирует направить жалобу на действия судей в Верховный Суд РФ.

Адвокаты прокомментировали апелляционное определение

«Мы здесь имеем дело с соблюдением формальных правил рассмотрения спора, предусмотренных КАС РФ», – заметила председатель Коллегии адвокатов Республики Марий Эл «Тезис», адвокат Оксана Ухова. Она пояснила, что п. 3 ст. 309 КАС предоставляет право апелляционной инстанции по итогам рассмотрения апелляционной жалобы не выносить самостоятельно новое решение по существу спора, а вернуть дело первой инстанции для устранения фундаментальных ошибок и привлечения к делу всех заинтересованных в рассмотрении дела лиц, разъяснила адвокат.

Оксана Ухова отметила: Верховным Судом РФ при отмене ранее постановленных судебных актов по делу сформулировано указание нижестоящим судам при повторном рассмотрении спора рассмотреть вопрос разумной компенсации морального вреда, которая должна быть определена в зависимости от степени допущенных нарушений, то есть должен быть решен вопрос денежной выплаты. «В связи с тем что при удовлетворении требований административного истца выплата компенсации будет осуществляться за счет денежных средств бюджета, вывод суда апелляционной инстанции о необходимости участия в споре в качестве административного ответчика распорядителей средств федерального бюджета является обоснованным», – полагает адвокат.

Адвокат, партнер АБ «ЗКС» Алексей Буканев отметил, что фактически апелляционное определение принято во исполнение ранее принятого по данному делу кассационного определения ВС РФ. Ранее Верховный Суд РФ признал имеющиеся нарушения прав обвиняемого, однако для принятия решения о присуждении компенсации необходимо привлечь в качестве гражданских ответчиков ФСИН России и МВД России, указал адвокат. «Апелляционная инстанция в силу закона не имела права это сделать, поэтому и направила иск для рассмотрения в первую инстанцию. Без устранения данных нарушений невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов осужденного», – прокомментировал Алексей Буканев.

Адвокат подчеркнул, что апелляционная инстанция подтвердила решение Верховного Суда РФ и, понимая, что иск осужденного будет удовлетворен, указала на необходимость привлечения надлежащего ответчика, подтверждая доводы ВС. По мнению Алексея Буканева, решение первой инстанции об удовлетворении исковых требований уже определено, ей осталось только определиться, в какой части и какой будет размер компенсации. «К сожалению, в правоохранительной и судебной системе путь к справедливости “тернист и далек”. Часто, чтобы добиться законного и справедливого решения, необходимо пройти все инстанции сначала вверх, а потом вниз, что занимает немало времени. Длительность “поисков правды” порой заставляет обвиняемых и осужденных соглашаться с несправедливыми решениями. Как видим на данном примере, прошло уже более двух лет с момента подачи иска, а окончательное и справедливое решение до настоящего времени еще не принято», – поделился адвокат.

Рассказать:
Яндекс.Метрика