×

Правовые позиции КС РФ и ВС РФ по вопросам налогообложения

ФНС подготовила обзор правовых позиций КС РФ и ВС РФ по вопросам налогообложения за четвертый квартал 2017 г.
Фотобанк Лори
Эксперты отметили, что правовые позиции направлены на формирование единообразной судебной практики, в том числе с учетом действующей с 1 января 2017 г. в новой редакции гл. 34 НК РФ, и выделили наиболее значимые для практики дела.

23 января Федеральная налоговая служба утвердила Обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, принятых в четвертом квартале 2017 года по вопросам налогообложения. Всего в обзор включены 17 правовых позиций высших судебных инстанций.

В частности, приведены позиции КС РФ, что привлечение физического лица к ответственности за деликт в каждом случае требует установления судом состава гражданского правонарушения, а также что операции по реализации услуг буксиров по установке (снятию) бонового ограждения судна не освобождаются от обложения налогом на добавленную стоимость.

Приведены позиции ВС РФ, в частности о том, что применение налогоплательщиком различных способов определения объема товара при его приобретении и последующей реализации в целях исчисления НДС противоречит принципу экономического основания налога как налога, уплачиваемого с добавленной стоимости. Также отмечается, что юридически значимым обстоятельством, определяющим возможность применения налоговых вычетов при приобретении товаров (работ, услуг) покупателем, является заявление к вычету НДС не более суммы налога, предъявленной контрагентом, так как поставщик создает в бюджете экономический источник для последующего возмещения налога покупателем.

Отмечается, что не исключается возможность отмены вышестоящим налоговым органом решения нижестоящего, которым налогоплательщику были предоставлены определенные льготы, в том числе решения о возмещении НДС, в случае, когда оно было принято в нарушение требований законодательства о налогах и сборах.

Указано, что драгоценные металлы, находящиеся на обезличенном металлическом счете, не относятся к валютным ценностям, следовательно, при их переоценке не возникает доходов (расходов) в виде положительной (отрицательной) курсовой разницы.

Согласно приводимым правовым позициям, обязательные платежи и взносы собственников помещений в многоквартирном доме, используемые товариществом собственников недвижимости на оплату стоимости содержания, обслуживания и ремонта жилого фонда, а также на оплату коммунальных услуг, являются целевыми поступлениями и не учитываются при определении налоговой базы.

Указывается, что налогоплательщики, применяющие УСН и выбравшие в качестве объекта налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов, при определении расчетной базы для исчисления страховых взносов уменьшают полученные доходы, исчисленные в соответствии со ст. 346.15 НК РФ, на расходы, предусмотренные ст. 346.16 Кодекса.

Также приводится правовая позиция о том, что применение профессионального налогового вычета в размере 20% от общей суммы доходов, полученных от предпринимательской деятельности, не распространяется на адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты, частнопрактикующих нотариусов, арбитражных управляющих и других лиц, занимающихся в установленном действующим законодательством порядке частной практикой, но не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.

Юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и партнеры» Алексей Елисеенко отметил дело, приведенное в п. 1 обзора, в основу которого легла правовая позиция Конституционного Суда, изложенная в резонансном Постановлении от 8 декабря 2017 г. № 39-П, о котором ранее писала «АГ».

В данном постановлении КС РФ закрепил практику взыскания налоговыми органами не поступивших в соответствующий бюджет от организации-налогоплательщика налоговых недоимок и пеней с физических лиц, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений, вызвавших эти недоимки, или уголовное преследование которых в связи с совершением таких преступлений было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Как подчеркнул Алексей Елисеенко, данная правовая позиция КС РФ не является новой: в ряде предшествующих дел Суд уже указывал на возможность взыскания неуплаченных компаниями налогов с физических лиц (Определение КС РФ от 19 июля 2016 г. № 1580-О, Определение КС РФ от 28 февраля 2017 г. № 396-О). В связи с этим, по мнению юриста, важность данного постановления заключается не в самом закреплении практики взыскания налоговых недоимок компаний с физических лиц, а в тех оговорках, которые Суд сделал в своем постановлении в целях защиты интересов физических лиц, с которых взыскиваются такие недоимки.

В частности, КС РФ отметил, что взыскать налоговые недоимки с физических лиц можно только при условии установления всех элементов состава гражданского правонарушения и только при исчерпании либо отсутствии правовых оснований для удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам в предусмотренном законом порядке. Помимо этого, Конституционный Суд указал на недопустимость взыскания налоговых недоимок в двойном размере (т.е. в случае когда налоговая недоимка взыскивается один раз с юридического лица в порядке налогового законодательства, а второй – с физического лица в порядке гражданского законодательства), а также отметил, что штраф в сумму вреда, подлежащего взысканию с физического лица, не включается.

Таким образом, заключил Алексей Елисеенко, в условиях уже устоявшейся практики взыскания налоговых недоимок компаний с физических лиц указанное постановление Конституционного Суда имеет большое значение для защиты интересов таких физических лиц.

Адвокат Иван Белов, также комментируя п. 1 обзора, отметил, что спорным является вывод КС РФ о возможности привлечения контролирующего физического лица к гражданско-правовой ответственности за причиненный бюджету вред еще до наступления признаков невозможности исполнения юрлицом налоговых обязательств, если в уголовном судопроизводстве установлено, что юрлицо служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица.

«Иными словами, Конституционный Суд предложил взыскивать при определенных условиях с контролирующего физического лица вред, минуя досудебные и судебные процедуры взыскания налогов с организации и взаимозависимых с ней лиц (ст. 45–47 НК РФ) и процедуры, предусмотренные законодательством о банкротстве, в том числе гл. III.2 Закона о несостоятельности, установившей порядок привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности», – констатировал Иван Белов.

Адвокат пояснил, что именно особая процедура привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности в процедуре банкротства по долгам предприятия (или после ее завершения) позволяет максимально учесть интересы всех кредиторов. Как подчеркнул Иван Белов, предлагаемый Конституционным Судом общий механизм взыскания вреда в интересах бюджета в обход специальной процедуры, даже если он гарантирован всем кредиторам, нарушает права иных кредиторов предприятия, которые понесли риски, выходящие за пределы обычных рисков предпринимательской деятельности.

«Публичность процедуры банкротства позволяет максимально охватить и вовлечь в нее заинтересованных лиц, тогда как раздельное рассмотрение и удовлетворение требований о взыскании вреда с контролирующего лица не достигнет тех целей, которые декларирует конкурсное право, и поставит менее активных кредиторов в невыгодное положение. Лишь обоснованная невозможность процедуры банкротства предприятия, не уплатившего налог, может оправдывать прямое взыскание убытков с виновного контролирующего лица», – считает Иван Белов.

По мнению адвоката МОКА «Сазонов и партнеры» Эмиля Байрамова, рассмотренные в обзоре правовые позиции направлены на формирование единообразной судебной практики, в том числе с учетом действующей с 1 января 2017 г. в новой редакции гл. 34 НК РФ, в части применения норм налогового законодательства в сфере уплаты страховых взносов.

В частности, адвокат отметил дело в п. 14 обзора, в котором Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ согласилась с позицией предпринимателя и указала, что расчетная база для страховых взносов по обязательному пенсионному страхованию должна определяться учетом документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

Верховный Суд указал, что предпринимательская деятельность, как и любая другая коммерческая деятельность, подвержена риску, а следовательно, и доход не является постоянным и гарантированным. В силу взаимосвязанных положений ст. 210, 221 и 227 Налогового кодекса РФ налог на доходы физических лиц и индивидуальных предпринимателей подлежит уменьшению на сумму расходов, связанных с извлечением доходов, и это соответствует определению прибыли организаций, которые по общему правилу исчисляют налог на прибыль путем уменьшения полученных доходов на величину расходов.

Рассказать: