×

Предлагается уточнить порядок зачета конвоирования к месту лишения свободы в срок отбывания наказания

Согласно поправкам Минюста, порядок зачета времени следования осужденного к месту отбывания наказания под конвоем в срок лишения свободы с момента убытия из СИЗО до прибытия в колонию зависит от типа последней
Фотобанк Лори
По мнению одного адвоката, разработанные Минюстом России изменения законодательства весьма актуальны с учетом сложившейся практики ЕСПЧ по поводу унижающих честь и достоинство людей условий перевозки осужденных к местам лишения свободы. Другой также отметил, что реальные условия конвоирования осужденных к месту отбывания наказания сопряжены часто с продолжительностью во времени и существенным дискомфортом.

Минюст России вынес на общественное обсуждение пакет поправок, направленных, в частности, на расширение периодов времени, подлежащих зачету в срок отбывания наказания.

Первый законопроект предлагает помимо прочего дополнить ст. 72 Уголовного кодекса частью 6, согласно которой время следования осужденного к месту отбывания наказания под конвоем засчитывается в срок лишения свободы с момента убытия из места содержания под стражей до момента прибытия в место отбывания наказания из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима; два дня отбывания наказания в воспитательной колонии либо исправительной колонии общего режима либо колонии-поселении.

Проект закона также предлагает предусмотреть установление дополнительного основания, учитываемого при решении вопроса о применении судом условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, – активное участие в различного рода конкурсах при отбывании наказания в виде лишения свободы.

Второй законопроект предусматривает внесение корреспондирующих поправок в УИК РФ. В частности, согласно предложенной ч. 4 ст. 75 Кодекса, администрация пенитенциарного учреждения не позднее 10 дней после дня поступления осужденного в такое учреждение направляет в суд представление о зачете времени следования осужденного к месту отбывания наказания под конвоем.

Этот проект закона также регламентирует порядок привлечения к труду лиц, осужденных к принудительным работам, и применения мер поощрения. Так, согласно поправкам, предлагается предусмотреть возможность привлечения к труду осужденных к принудительным работам в организациях любой организационно-правовой формы и у ИП.

Изменения, вносимые в ч. 2 ст. 60.3 УИК РФ, корректируют порядок исчисления срока принудительных работ: в такой срок предложено не засчитывать время следования в исправительный центр под конвоем. Также планируется применять новый вид поощрения – право посещения культурно-зрелищных и спортивных мероприятий за пределами ИК осужденным, отбывающим наказание в облегченных условиях в исправительной колонии общего или строгого режима, в сопровождении сотрудников ФСИН.

«Принимая во внимание практику ЕСПЧ, условия содержания осужденных при перевозках, а также продолжительные периоды времени следования осужденных к месту отбывания наказания под конвоем, законопроектом предлагается установление льготного коэффициента зачета в зависимости от назначенного судом вида учреждения без учета тяжести совершенного преступления», – отмечено в пояснительных записках к поправкам.

Общественное обсуждение законопроектов продлится до 4 октября.

Адвокат АП г. Москвы Мартин Зарбабян полагает, что актуальность нововведений касательно принудительных работ заключается в том, что при исполнении рассматриваемого вида наказания ключевым на практике выступает вопрос, касающийся трудоустройства осужденных. «Указанными изменениями законодатель, вероятно, стремится обеспечить осужденных к труду достаточным количеством соответствующих вакансий. Законодатель в данном случае не только расширяет перечень субъектов гражданских правоотношений, имеющих право использовать труд осужденных к принудительным работам, но и вместе с тем подчеркивает недопустимость ограничений в отношении ИП по сравнению с юрлицами. И все же наказание в виде принудительных работ, задуманное в качестве альтернативы лишению свободы, на мой взгляд, требует критического анализа, поскольку правоприменитель нечасто прибегает к выбору данного наказания, отдавая предпочтение лишению свободы или иным, более мягким, видам наказания», – отметил он.

По словам эксперта, сама идея отказа от направления таких осужденных к месту отбывания наказания под конвоем (при отсутствии крайней необходимости в конвоировании) несет в себе позитивные преобразования, так как взгляды, господствующие в общественно-политических формациях многих современных стран, обуславливают запрос общества на нетерпимость к чрезмерному и неоправданному ограничению свободы человека. «Такая законодательная инициатива исключает возможность зачета времени следования к месту отбывания в срок соответствующего наказания ввиду того, что время самостоятельного следования в исправительный центр не засчитывается в срок принудительных работ. Например, в судебной практике встречается казус, когда в случае назначения наказания в виде принудительных работ суд апелляционной инстанции постановил зачесть в срок отбытия наказания время самостоятельного следования гражданина в исправительный центр. Однако данное решение было изменено кассационной инстанцией, и из резолютивной части постановления исключено указание на зачет в срок отбытия наказания времени следования к месту отбывания наказания», – отметил Мартин Зарбабян.

Он также весьма положительно оценил вносимые изменения по зачету времени конвоирования осужденных в срок отбывания наказания, так как реальные условия такой процедуры сопряжены часто с продолжительностью во времени и существенным дискомфортом. «Так, совершенно заслуженно законодатель желает восполнить гражданам такие стеснения посредством зачета времени следования под конвоем в срок лишения свободы. Бесспорно, судебные решения об освобождении гражданина из изоляции должны исполняться “здесь, сейчас и без промедления”. Поправки продиктованы известной в профессиональном сообществе проблемой освобождения лиц из-под стражи или отбывания наказания при принятии об этом решений в проверочных инстанциях. Следовательно, попытки законодателя закрепить императивные положения, которые предписывают правоприменителю не допускать какой-либо волокиты или задержки в вопросе освобождения граждан из изоляции при наличии такого решения, можно только одобрять и оценивать комплиментарно. В то же время мне не совсем понятна позиция в отношении даты вступления в силу этого положения – 2024 г., потому как электронный документооборот и необходимость межведомственного электронного взаимодействия, особенно в отношении обсуждаемой проблемы, это не про будущее, которое может наступить через несколько лет, а про вчерашний день, который уже стал для нас насущным», – подчеркнул Мартин Зарбабян.

Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский отметил высокую актуальность разработанных Минюстом России поправок. «Многочисленные жалобы в Европейский Суд по ст. 3 Конвенции о защите прав и основных свобод на унижающие честь и достоинство людей условия перевозки осужденных к местам лишения свободы были услышаны законодателем. Теперь, после принятия закона, это будет компенсировано хотя бы кратным зачетом времени в пути», – подчеркнул он.

Читайте также
Пилотное постановление ЕСПЧ обязует Россию изменить условия транспортировки заключенных
Суд указал на ключевые проблемы, порождающие огромное количество случаев этапирования в бесчеловечных условиях, а также на необходимость изменения морально устаревших норм законодательства
11 Апреля 2019 Новости

По словам эксперта, путь от следственного изолятора в колонию может длиться достаточно долго, особенно при перемещении осужденных в специальные зоны. «Вспоминаю, что перевозка моего подзащитного в “красную” зону в Мордовию длилась более месяца с несколькими пересадками в пересылках. Правозащитники давно добивались этого. Как подсчитали правозащитники, каждый год при перевозках ФСИН России к местам отбывания наказания допускается не менее 220 тыс. нарушений человеческих условий перемещения, которые подпадают под нарушение ст. 3 Конвенции. Российские власти, предлагая комментируемые законопроекты, продолжают выполнять требования пилотного Постановления ЕСПЧ по делу “Томов и другие против России” от 9 апреля 2019 г., в котором Суд подробно описал “равносильные пыткам” условия перевозки людей в тюремных автофургонах высотой 1,6 м, глухих одиночных “стаканах” площадью около 0,5 кв. м и в камерах с откидными полками вагонзаков, не позволяющих заключенным стоять, в том числе длительные транспортировки без света, тепла, туалетов», – отметил Владислав Лапинский.

Он добавил, что теперь нужно дождаться от законодателя следующего шага – кратного зачета времени от даты вступления приговора в законную силу до даты отправки заключенного к месту отбывания наказания. «Сейчас складывается парадоксальная ситуация: время нахождения в СИЗО до приговора засчитывается в кратном отношении, а потом кратность прекращается, несмотря на то что осужденный находится в тех же, а нередко переводится даже в худшие условия, например в УФСИН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области или из нового СИЗО “Кресты” в Колпино в старое СИЗО в Выборге», – пояснил адвокат.

Рассказать:
Яндекс.Метрика