×

Радикальное изменение функционала юриста в корпорации: compliance, gr и юридический риск-менеджмент под одним началом. есть ли альтернатива?

Изменения юридической функции в компании обсудили представители отечественного и зарубежного бизнеса, топ-менеджеры и эксперты в рамках круглого стола ОКЮР, прошедшего 17 мая на III Петербургском Международном Юридическом Форуме.
Модератором дискуссии выступила президент НП «Объединение Корпоративных Юристов» Александра Нестеренко.

Модератором дискуссии выступила президент НП «Объединение Корпоративных Юристов» Александра Нестеренко.

В обсуждении приняли участие генеральный директор ОАО «Газпромнефть-МНГК», заместитель генерального директора по правовым, корпоративным и имущественным вопросам, неисполнительный директор «Сибирь-Энерджи» Мария Абрамова, директор юридического департамента ХК «Интеррос» Ольга Войтович, вице-президент по правовым и корпоративным вопросам «МТС» Руслан Ибрагимов, директор юридической службы Россия и «Алкатель-Лусент» Алевтина Камелькова, директор PricewaterhouseCoopers Максим Кандыба, вице-президент ОАО «Промсвязьбанк» Татьяна Кузьмина, вице-президент по правовому обеспечению бизнеса, собственности и корпоративному управлению «Нефтяной компании «Роснефть» Игорь Майданник, глава юридического управления Russia Upstream International, Shell Exploration and Production Services Райнер Ниймейер, директор Юридической поддержки «СИБУР» Денис Никиенко и директор юридического департамента «Кока-Кола Россия» Ольга Фоминых.

Мария Абрамова выделила главный вопрос, на который, по ее мнению, необходимо ответить, чтобы понять каким функционалом должен обладать юрист в корпорации. По ее словам, юридическая функция состоит из «четырех основных моментов: степень решения проблемы, уровень экспертизы, удовлетворенность клиента, снятие рисков для компании».

В ходе дискуссии, рассматривая понятие сompliance, эксперт высказала мысль о том, что «сompliance – это хорошо работающая юридическая функция». Отвечая на комментарий коллеги, Руслан Ибрагимов уточнил, что «сompliance – это организационно-юридическая функция, поскольку сегодня речь идет о контролировании менеджмента, контроле проведения сделки». Именно с этим обстоятельством, по его мнению, связан рост значимости юристов в корпорациях.

Директор PricewaterhouseCoopers Максим Кандыба рассказал о практике оптимизации юридических процессов. Основываясь на опыте анализа юридического функционала в своей компании, эксперт подчеркнул, что в развитии юридической функции есть несколько путей, из которых наиболее предпочтительным является централизация. «Эффективный вариант – это централизация юридической функции», - отметил эксперт.

В свою очередь, Татьяна Кузьмина обозначила тему разграничения юридической функции, сompliance и GR. Вице-президент «Промсвязьбанка» подчеркнула, что «юридическая функция работает на входе и на выходе», в то время как «в процессе заключения сделки мы видим сompliance и GR». Таким образом, по мнению эксперта, «юристы устанавливают некоторые правила игры, так как юрист знает и понимает норму, а сompliance-специалист может знать о существовании данной нормы, но давать ей какую-то оценку не может».

Татьяна Кузьмина полагает, что суть сompliance заключается в осуществлении деятельности, связанной с минимизацией рисков, вызванных, прежде всего, нарушениями норм права. «Мы создаем некие правила игры, для тех, кто уже участвует в ней. Compliance - это часть корпоративной культуры, так как сompliance осуществляет каждый сотрудник на своем рабочем месте», - подчеркнула специалист.

В завершении сессии Игорь Майданник поблагодарил всех участников за честную и открытую дискуссию, в рамках которой коллегам удалось обменяться опытом работы над развитием юридического функционала в разных сферах бизнеса.

Рассказать: