×

Сфальсифицированный приговор не отменить?

КС РФ указал, что привлечение судьи в качестве обвиняемого за вынесение заведомо неправосудного приговора не является основанием для его отмены
Эксперты «АГ» считают, что поднятый в жалобе вопрос является достаточно актуальным, однако определение Конституционного Суда, равно как и УПК РФ, не решают «хронической проблемы фальсификации протоколов судебных заседаний».


Конституционный Суд РФ вынес определение по жалобе на неконституционность ст. 125 УПК РФ «Судебный порядок рассмотрения жалоб», которая, по мнению заявителя, препятствует пересмотру приговора по вновь открывшимся обстоятельствам.

Так, заявитель указывает на то, что данная норма не допускает обжалования в суде бездействия следственных органов, которые отказываются регистрировать заявления о совершении судьей преступления в виде фальсификации проколола судебного заседания и обоснования приговора несуществующими доказательствами.

Изучив жалобу, КС РФ пояснил, что осуществление судом самостоятельной (т.е. отдельно от проверки приговора в процедуре, предусмотренной обжалуемой статьей) проверки законности и обоснованности решений и действий органов предварительного расследования уже после вынесения приговора фактически означало бы подмену установленного порядка пересмотра приговора и иных судебных решений по уголовному делу.

Однако, указывает Конституционный Суд РФ, при исключительных обстоятельствах, свидетельствующих о совершении участниками производства по уголовному делу преступления, уголовно-процессуальный закон допускает возможность проведения отдельного, самостоятельного расследования этих обстоятельств, по результатам которого может быть вынесен приговор. Вступление такого приговора в силу позволяет осуществить пересмотр ранее вынесенного судебного решения ввиду вновь открывшихся обстоятельств.

При этом возбуждение в отношении судьи уголовного дела и привлечение его в качестве обвиняемого в связи с вынесением им заведомо неправосудного решения не являются средством пересмотра такого решения – они могут иметь место лишь после того, как в установленной законом процедуре принятое судьей решение будет признано незаконным.

Таким образом, по мнению Суда, оспариваемая статья УПК РФ не может расцениваться как нарушающая права заявителя, поэтому жалоба гражданина была отклонена.

Управляющий партнер АБ «ЗКС» Денис Саушкин отметил, что своим решением КС РФ в очередной раз напомнил порядок обжалования приговора как финального решения по уголовному делу при рассмотрении в первой инстанции. «Высшие суды последовательно придерживаются концепции ограничения “следственного судьи” в правах рассмотрения обстоятельств дела на досудебной стадии», – пояснил он.

Правоприменителям разъяснено, что само по себе возбуждение дела и привлечение судьи в качестве обвиняемого за вынесение заведомо неправосудного приговора не являются основанием для его отмены. «Сначала необходимо получить вступивший в законную силу приговор в отношении судьи по данным обстоятельствам, а уж он и будет служить основанием отмены неправосудного приговора. Но как показывает практика, это почти невозможно», – заключил эксперт.

С этими доводами согласился и советник ФПА РФ Нвер Гаспарян. Он также подчеркнул, что поставленный заявителем вопрос о привлечении судьи к уголовной ответственности за фальсификацию протокола судебного заседания является достаточно актуальным. По его словам, ранее представители адвокатского сообщества многократно заявляли, что неурегулированность норм УПК РФ позволяет судье и секретарю изготовить протокол, не соответствующий ходу судебного разбирательства.

«Вынесенное определение представляется основательным и мотивированным. Однако оно, равно как и действующие уголовно-процессуальные нормы, не решает хронической проблемы фальсификации протоколов судебных заседаний», – заключил советник Федеральной палаты адвокатов.



Рассказать: