×

Суд оставил в силе решение о присуждении всего 30 тыс. руб. за шестилетнюю волокиту

При этом казначейство в апелляционной жалобе настаивало на том, что у потерпевшего вообще не возникло право на подачу административного иска
В комментарии «АГ» адвокат Максим Никонов отметил, что, с одной стороны, получено хорошо мотивированное в части оценки фактов решение, в котором суд «отбил» все доводы казначейства и СКР против исковых требований. С другой стороны, размер присужденного возмещения явно выбивается из общего подхода и ЕСПЧ, и ВС РФ к определению сумм компенсации за волокиту.

19 июня Владимирский областной суд рассмотрел апелляционные жалобы на свое же решение, вынесенное им в качестве суда первой инстанции, которым был частично удовлетворен административный иск потерпевшего по уголовному делу к Следственному комитету РФ и Министерству финансов РФ. 

Как ранее писала «АГ», потерпевший еще 14 мая 2009 г. обратился в следственный отдел СУ СК при прокуратуре РФ по Владимирской области с заявлением о неправомерных действиях судебного пристава-исполнителя. Доследственная проверка по заявлению продолжалась 2 года и 7 с половиной месяцев, за это время 12 раз выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, каждое из которых отменялось как незаконное. Обвинение было предъявлено только 20 января 2014 г., однако предварительное следствие по уголовному делу завершено не было. В итоге в период предварительного расследования было вынесено 16 постановлений о прекращении уголовного дела, которые обжаловались в порядке ст. 124–125 УПК РФ и были отменены как незаконные. Потерпевший обратился во Владимирский областной суд.

Читайте также
Суд признал волокиту следствия, но снизил компенсацию за нее в десять раз
Владимирский областной суд рассмотрел административный иск, поданный из-за волокиты следствия, которая длилась почти 6 лет
16 Марта 2018 Новости

В суде первой инстанции представитель истца, адвокат АП Владимирской области Максим Никонов указывал, что согласно ч. 2 ст. 2 Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и абз. 3 п. 60 Постановления Пленума ВС РФ № 11 от 29 марта 2016 г. «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» размер такой компенсации определяется судом с учетом практики ЕСПЧ. По одному из приведенных в качестве примера постановлений Европейского Суда – «Родин против Российской Федерации» – было установлено нарушение права заявителя на разумный срок судопроизводства при общей продолжительности производства по делу 6 лет и 2 месяца, а в качестве компенсации присуждено 4200 евро. Таким образом, административный иск был оценен в 300 тыс. руб.

Тогда Владимирский областной суд принял решение о частичном удовлетворении иска, присудив потерпевшему 30 тыс. руб. в качестве компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок. На данное решение было подано две апелляционные жалобы: одна от адвоката, а вторая – от Управления федерального казначейства.

В ходе судебного заседания апелляции представитель казначейства указал, что истец вообще не имел права на подачу административного иска о компенсации за волокиту, поскольку потерпевшие вправе подавать такие иски только в случаях, предусмотренных ч. 8 ст. 250 КАС РФ. Также он ссылался на то, что в 2016 г. Владимирский областной суд уже отказывал этому потерпевшему в удовлетворении иска о компенсации за волокиту, поскольку не признал нарушенным его право на разумный срок судопроизводства. Кроме того, по сравнению с решением 2016 г., в 2018 г. суд включил в общую продолжительность судопроизводства по делу период доследственной проверки – 2 года и 7 месяцев. Казначейство посчитало, что по этим вопросам действует правило о преюдиции и суд был не вправе высказывать другую позицию.

В ответ на это в судебном заседании Максим Никонов отметил, что ч. 8 ст. 250 КАС РФ – это «дополнительная опция» для потерпевших, которая позволяет подавать иски о компенсации за волокиту не только в случаях, общих для всех категорий заявителей, но и в случаях, когда было отказано в возбуждении уголовного дела или оно было прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения к ответственности.

Кроме того, адвокат пояснил, что подход казначейства основан на ошибочном понимании действия преюдиции, поскольку преюдицируется факт, а не его правовая оценка. Он сослался на Определение КС РФ от 6 ноября 2014 г. № 2528-О, согласно которому положение о преюдициальности установленных обстоятельств дела не исключает возможности различной правовой оценки судами фактических обстоятельств. «То, что казначейство считает “установленным ранее и не требующим доказывания” – это правовая оценка, а не факты. Таким образом, правовая оценка, данная Владимирским областным судом в 2016 г., не предопределяет и не может предопределять правовую оценку Владимирского областного суда, высказанную в 2018 г.», – указал Максим Никонов. 

Также адвокат отметил, что сумма компенсации, присужденной потерпевшему, не может быть названа разумной и справедливой, так как она в 10 раз меньше сумм, которыми оперирует Европейский Суд и Верховный Суд РФ по такого рода делам за сходные по продолжительности периоды волокиты.

Несмотря на возражения обеих сторон, решение Владимирского областного суда было оставлено без изменения, а обе апелляционные жалобы – без удовлетворения. 

В комментарии «АГ» Максим Никонов отметил, что, с одной стороны, было получено хорошо мотивированное в части оценки фактов решение суда первой инстанции, в котором суд «отбил» все доводы казначейства и Следственного комитета РФ против исковых требований. «И это, безусловно, развитие практики в правильном направлении. Потерпевшие редко жалуются на волокиту и еще реже добиваются положительных результатов», – пояснил он. При этом адвокат указал, что, с другой стороны, размер присужденной компенсации явно выбивается из общего подхода и ЕСПЧ, и ВС РФ к определению сумм компенсации за волокиту.

«Владимирский областной суд указал в решении, что он при определении размера компенсации учитывает практику ЕСПЧ, но как можно было ее учесть и при этом присудить сумму, в 10 раз меньшую, чем то, что присуждает ЕСПЧ? После обсуждения с доверителем я решил вести это дело pro bono и дальше – до Верховного Суда РФ», – пояснил Максим Никонов.

Он добавил, что Пленум ВС РФ в Постановлении от 27 июня 2013 г. № 21 однозначно указал, что правовые позиции Европейского Суда по правам человека, которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов. «Тот же ВС РФ постоянно включает практику ЕСПЧ в свои обзоры. Посмотрим, насколько у ВС РФ слова расходятся с делом в нашей конкретной ситуации», – заключил адвокат.

Рассказать: