×

Суд признал двух бывших полицейских виновными в вымогательстве денег в обмен на изменение меры пресечения

Уголовное дело было возбуждено после того, как защитник подозреваемого, помещенного в СИЗО, обратился в УФСБ
В комментарии «АГ» защитники осужденных сообщили об обжаловании приговора. Один из них добавил, что считает все дело основанным на провокации, инициированной адвокатом фигуранта головного дела, который находился под стражей. При этом оба сообщили, что не собираются жаловаться в адвокатскую палату на адвоката, который, как выяснилось, сотрудничал с УФСБ.

3 сентября Первомайский районный суд г. Омска вынес обвинительный приговор (имеется у «АГ») двум бывшим сотрудникам полиции Евгению Озерову и Александру Тищенко, которые были признаны виновными в покушении на мошенничество.

Евгений Озеров и Александр Тищенко занимали должности старших оперуполномоченных в Управлении уголовного розыска полиции УМВД России по Омской области. В 2016 г. Озеров вместе полицейскими был направлен в служебную командировку в Калининград, где он участвовал в проведении обыска жилища К., подозреваемого по уголовному делу о серии разбойных нападений. В рамках этого дела Озеров также проводил осмотр автомобиля К. по месту жительства деда обвиняемого, проживающего в Омской области. Впоследствии К. была назначена мера пресечения в виде заключения под стражу. 

Как установило следствие, в ходе проведения ОРМ Евгений Озеров узнал, что жилье К. принадлежит его матери, проживающей в Берлине, а также, что она купила своим ближайшим родственникам – отцу и сыну – дорогие автомобили. По мнению следствия, после этого Озеров организовал телефонные переговоры К. с его матерью в целях незаконного получения от нее денежных средств в размере 1,5 млн руб. Для этого он привлек своего коллегу Тищенко, который в разговоре прямо озвучил эту сумму. Деньги полицейские требовали, обещая изменить избранную К. меру пресечения на более мягкую и прекратить его уголовное преследование. 

Как сообщается на сайте Следственного управления СК РФ по Омской области, «преступление было пресечено сотрудниками УФСБ России по Омской области. В ходе следствия полицейские были уволены из органов внутренних дел». При этом в суде стало известно, что в ФСБ обратился адвокат Н., который до определенного момента был защитником К.

В судебном заседании экс-полицейские не признали свою вину, объяснив свои действия проводимым оперативным экспериментом. По их словам, К. отказывался сотрудничать со следствием в отсутствие своей матери, и с целью склонения его к даче правдивых показаний оперативникам пришлось звонить ей. Озеров объяснял, что, так как не хотел в дальнейшем получать звонки от матери К., он попросил поговорить с ней коллегу из другого отдела Александра Тищенко, с которым состоит в приятельских отношениях.

В суде бывшие оперативники указали, что женщина была готова приехать только лишь для того, чтобы «решать вопрос». Так как и сам К. предлагал оперативникам деньги в обмен на помощь, Тищенко, по его словам, решился на импровизацию и в ходе телефонного разговора сказал, что полицейские «готовы за вознаграждение пойти на условия потерпевших» за 1,5 млн руб. 

В то же время К., его родственники и знакомые дали показания в суде против экс-полицейских. В частности, К. рассказал, что Озеров заставлял его звонить матери и просить у нее 30 тыс. евро в обмен на «минимизацию его участия в инкриминируемом ему преступлении». Об этом К. сообщил своему адвокату Н., который проинструктировал его о необходимых действиях, а позже лично обратился в ФСБ.

Читайте также
Участие адвоката в ОРМ
Адвокаты – о возможности сотрудничества с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность
22 Октября 2018 Дискуссии

По словам самой женщины, адвокат Н. предупредил ее о том, что ей будут звонить сотрудники полиции, и посоветовал установить на телефон приложение для записи разговоров, что она и сделала. Впоследствии, как она сообщила, ей звонил сын, который сказал, что ему помогают сотрудники полиции, которые скоро с ней свяжутся и расскажут, как можно помочь. Далее ей позвонил другой человек, который сказал ей, что роль ее сына в совершенном преступлении была незначительна и для помощи ему нужны деньги в размере 1,5 млн руб.: «такая сумма нужна, чтобы поделиться со следствием, прокуратурой». Аудиозаписи разговоров мать К. передала адвокату Н.; о том, как он поступил с ними дальше, она не знает, поскольку в дальнейшем ее сын отказался от его услуг. Позже мать К. заключила соглашение на защиту ее сына с адвокатом Б., который направил в прокуратуру жалобу вместе с аудиозаписью. 

В суде также дали показания коллеги подсудимых, которые заявили, что им ничего не было известно о денежных требованиях Озерова и Тищенко к матери К. При этом суд критически отнесся к отдельным показаниям сослуживцев, установив, что они «не соответствуют установленным обстоятельствам дела, противоречат материалам дела и показаниям потерпевших и свидетелей». Суд счел, что эти свидетели «находятся в приятельских отношениях с подсудимыми и таким образом пытаются помочь последним минимизировать их роль в совершенном преступлении и избежать уголовной ответственности». Также суд исследовал журналы учета СИЗО регистрации выводов подозреваемых, обвиняемых и осужденных в следственные кабинеты, содержимое переписок обвиняемых по viber и whatsapp, аудиозаписи, которые вела потерпевшая, биллинг телефонных разговоров, данные фоноэкспертиз, заключения экспертов по ним и иные вещдоки.  

В итоге Первомайский районный суд г. Омска признал подсудимых виновными в совершении преступления и приговорил Евгения Озерова к 2 годам 10 месяцам лишения свободы, а Александра Тищенко – к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, обоим был назначен штраф в размере 400 тыс. руб., оба были взяты под стражу в зале суда. 

Адвокат АП Омской области Юрий Николаев, защищающий Евгения Озерова, сообщил «АГ» об обжаловании приговора. Он отметил, что его подзащитный «реально работал по уголовному делу К. и делал свою работу хорошо», в результате успешного ОРД с его участием был выявлен другой активный член банды по уголовному делу, по которому привлекался К. 

Адвокат пояснил, что его подзащитный намеревался вызвать мать К. в Омск в рамках оперативно-розыскной деятельности, так как К. отказывался давать показания по делу в ее отсутствие. Юрий Николаев также отметил, что оперативники не вымогали деньги у других родственников К., проживающих в Омской области, например у деда по матери: «Деньги никто никому не передавал, отсутствует сам факт их передачи. Тищенко вообще работал в другом подразделении, у него состоялся один телефонный разговор с мамой К. о передаче 1,5 млн руб., которые она, по собственным признаниям на суде, не собиралась ему передавать». 

По словам Юрия Николаева, К. предлагал переписать квартиру на оперативников, чтобы избежать уголовной ответственности, однако они не пошли на это. Адвокат полагает, что суд в силу обвинительного уклона неправильно оценил доказательства по делу, в результате чего «один телефонный звонок был расценен как покушение на совершение преступления». В своей жалобе на приговор адвокат также указал на отсутствие состава преступления в действиях Озерова. Кроме того, он оценил действия матери К. как заведомую провокацию, которая была организована по наущению адвоката Н.

Адвокат АП Омской области Андрей Мотовилов, который защищал Александра Тищенко со стадии следствия, также сообщил о своем несогласии с приговором и его обжаловании. Он отметил, что его доверитель вообще не работал по уголовному делу в отношении К. и имел о нем весьма отдаленные представления со слов своего коллеги Озерова. 

По словам Андрея Мотовилова, его доверитель совершил один-единственный телефонный звонок матери К., в котором зашла речь о передаче денег: «Телефонный разговор Тищенко с матерью К. заканчивался фразой “мы Вам перезвоним”, однако они ей не перезвонили», – отметил адвокат и пояснил, что у его подзащитного не было цели хищения чужих денежных средств и иных корыстных целей. Об отсутствии преступного умысла, по мнению защитника, также свидетельствует и то, что бывшие оперативники не вымогали денежные средства у других родственников К., проживающих в Омской области.

Защитники обвиняемых сообщили «АГ» о том, что они не планируют обращаться в адвокатскую палату с требованием оценки действий адвоката Н., обратившегося в УФСБ, так как его сотрудничество с правоохранительным органом не зафиксировано в процессуальных документах и о его участии стало известно только на судебном процессе со слов свидетелей.

Редакция «АГ» обратилась за комментариями по этому делу к адвокатам Н. и Б., однако они отказались их предоставить.

Рассказать: