×

Суды разбирались с вопросом уплаты налогов должника-банкрота за счет связанной с ним фирмы

Верховный Суд признал законность судебных решений о взыскании налоговой задолженности с зависимой от Общества-должника организации
Фото: «Новая адвокатская газета»
Эксперты отметили, что практика взыскания налоговой недоимки с взаимозависимых лиц получает в последнее время широкое распространение, при этом активно применяется принцип приоритета существа отношений над формой, в которую они были облечены.

Налоговая инспекция провела комплексную выездную проверку Общества и его подразделений, по результатам которой 20 ноября 2013 г. принято решение о привлечении компании к ответственности за совершение правонарушения, которым было доначислено почти 290 млн. руб. налогов, пеней и штрафов.

Общество, не согласившись с решениями налогового органа, обратилось в арбитражный суд, при этом определениями суда были приняты обеспечительные меры в виде приостановления действия обжалуемого решения ФНС до вступления в силу судебного акта по делу. Арбитражный суд признал решение налоговой инспекции частично недействительным, однако согласился с законностью взыскания налоговой задолженности в размере почти 120 млн рублей. Апелляция оставила решение первой инстанции без изменения, и 9 сентября 2014 г. оно вступило в законную силу.

При этом еще 2 сентября 2014 г. определением арбитражного суда в отношении Общества введена процедура банкротства – наблюдение, в связи с чем суммы налоговой задолженности были включены в реестр требований кредиторов. В связи с этим налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании задолженности с зависимой от Общества организации.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования налоговой инспекции. Они установили, что 2 августа, 20 сентября 2 октября 2013 г. были проведены собрания участников Общества, по результатам которых из него была выделена новая Организация, которой было передано недвижимое имущество. В результате этого выручка от сдачи этого имущества в аренду с 1 декабря 2013 г. перестала поступать на расчетный счет Общества, а аккумулировалась на счете Организации.

Таким образом, суды пришли к выводу, что имеется достаточно условий для взыскания задолженности Общества с зависимой Организации. Кроме того, суды указали, что на момент обращения в суд с иском налоговой инспекцией исчерпаны все процедуры принудительного взыскания недоимки с Общества.

Организация в свою очередь обратилась с кассационной жалобой в арбитражный суд округа. Однако, изучив материалы дела, кассация согласилась с выводами нижестоящих инстанций о направленности действий Общества на вывод имущества и денежных средств из состава активов, на которые могло быть обращено взыскание налогового органа, и отказала в удовлетворении кассационной жалобы.

Как отметил суд округа, нижестоящие суды, отклоняя доводы жалобы об отсутствии связи между проведенной Обществом реорганизацией, результатами проведенной налоговым органом проверки, выявлением недоимки по уплате налогов и сборов и ухудшением финансово-хозяйственного состояния Общества по иным причинам, верно указали, что согласно материалам дела решение о реорганизации и передаче активов было принято после того, как Общество узнало о доначисленных суммах налогов и налоговых санкций. Суды также установили, что согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц правопреемником Общества указана Организация, которая была создана в период после оформления результатов выездной налоговой проверки, а ее учредители –физические лица оказывали влияние на решения, принимаемые Обществом.

Организация обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд. Изучив материалы дела № А81-4494/2016 и доводы жалобы, судья ВС РФ указала, что выводы судов о наличии у Организации обязанности по погашению налоговой задолженности Общества соответствуют правовым позициям, изложенным в Определении ВС РФ от 16 сентября 2016 г. № 305-КГ16-6003.

А поскольку основные возражения жалобы сводятся к переоценке установленных судами фактических обстоятельств и оценке доказательств по делу, это не подтверждает нарушения судами норм права при его рассмотрении и не может являться основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке. В связи с этим судья отказала в передаче жалобы в Верховный Суд РФ.

Партнер, руководитель практики «Налоги» АБ «Андрей Городисский и Партнеры» Валентин Моисеев отметил, что практика взыскания налоговой недоимки с взаимозависимых лиц получает в последнее время самое широкое распространение. По его словам, такое взыскание может осуществляться с помощью самых разных инструментов – субсидиарной ответственности контролирующих лиц в ходе банкротства, взыскания ущерба в рамках уголовной ответственности или с помощью предусмотренной Налоговым кодексом РФ специальной процедуры взыскания недоимки с взаимозависимого лица.

Как отметил Валентин Моисеев, в настоящем деле была применена предусмотренная п. 2 ст. 45 НК РФ процедура взыскания недоимки с взаимозависимого лица. Данная норма позволяет взыскать просроченную недоимку с взаимозависимого лица в ряде случаев, которые можно свести к двум типовым ситуациям: на счета такого лица поступает выручка за товары, работы, услуги, реализованные налогоплательщиком, либо такому взаимозависимому лицу после назначения налоговой проверки было передано имущество налогоплательщика, что привело к невозможности погасить недоимку.

По словам эксперта, к настоящему моменту накоплена достаточно обширная практика возложения налоговой недоимки на компании, которым переданы активы налогоплательщика.

Адвокат МКА «ФБК-Право» Дмитрий Парамонов обратил внимание на то, что у судов имеются широкие возможности по усмотрению взаимозависимости между различными лицами. Так, когда формальные критерии зависимости отсутствуют, суд имеет возможность принять во внимание те или иные особенности отношений между лицами, решая вопрос о свободе воли каждого из лиц (п. 7 ст. 105.1 НК РФ). 

Эксперт отметил, что в рассматриваемом деле суды вслед за налоговыми органами отдали предпочтение подходу приоритета существа отношений над формой, в которую они были облечены. Он подчеркнул, что проведение реорганизации и передача в выделенное лицо недвижимого имущества (единственного доходного актива) сразу после принятия решения налоговой инспекцией и возможность физических лиц – учредителей оказывать влияние на новое лицо стали главными основаниями, во-первых, для признания лиц взаимозависимыми, а во-вторых, для переложения обязанности по погашению недоимки на выделившееся Общество в связи с выводом активов из компании – налогового должника, у которого отсутствовали средства для погашения недоимки.

В связи с этим Дмитрий Парамонов констатировал, что принцип приоритета существа над формой все активнее и широко применяется в набирающей обороты практике привлечения третьих лиц к исполнению обязанностей несостоятельного должника по уплате доначисленных налогов.

Рассказать коллегам: