×

В Москве оправдан мужчина, обвиняемый в незаконном обороте «шпионской техники», купленной на AliExpress

Суд признал, что в действиях обвиняемого отсутствует состав преступления, так как проданные им устройства изначально приобретались в качестве «радионяни» для ухода за малолетним ребенком
Одна из защитников оправданного рассказала «АГ», что значительную роль в оправдании сыграли разъяснения Верховного Суда и поправки, вводящие примечания в ст. 138.1 УК РФ, а также общественный резонанс и внимание СМИ к делу. Второй защитник также высоко оценил оправдательный приговор, расценив его как значимую победу справедливости.

22 мая Останкинский районный суд г. Москвы вынес оправдательный приговор (имеется у «АГ») гражданину, обвинявшемуся в незаконном обороте «шпионской техники».

Версия следствия

По версии следствия, Денис Кабрера приобрел в неустановленное время на торговой интернет-площадке AliExpress замаскированные под лампы устройства, предназначенные для негласного получения информации, которые имели функцию скрытой аудио-, видеозаписи. Следствие предполагало, что мужчина приобрел спецтехнику для последующей перепродажи на сервисе «Юла», где они были приобретены за 5,4 тыс. руб. Ж., задействованному сотрудниками ФСБ России для проведения ОРМ «Проверочная закупка».

Согласно проведенной экспертизе устройства относились к п. 2 Перечня видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в процессе осуществления ОРД (утв. Постановлением Правительства РФ от 1 июля 1996 г. № 770). В итоге Денису Кабрере были предъявлены обвинения по ч. 1 ст. 138.1 УК РФ, в качестве меры пресесчения ему была избрана подписка о невыезде.

Показания участников судебного процесса

Уголовное дело рассматривалось в Останкинском районном суде г. Москвы. Сначала дело рассматривалось в особом порядке, но затем обвиняемый отказался от него и дело продолжили рассматривать в общем порядке.

В ходе судебного процесса Денис Кабрера не признавал свою вину и утверждал, что купил на AliExpress видеорегистратор для наблюдения за малолетним сыном по просьбе своей супруги. По его словам, на сайте продавца вышеуказанное устройство позиционировалось как «радионяня», оно казалось удобным для использования в быту, поскольку не требовало сетевого питания, поэтому он купил в январе 2018 г. сразу два устройства для дома и дачи.

Читайте также
Дума приняла закон о «шпионской технике»
Теперь в КоАП и УК будет разъяснено, что именно является специальным техническим средством, предназначенным для негласного получения информации
18 Июля 2019 Новости

Подсудимый также рассказал суду, почему впоследствии он решил продать технику на «Юле». С его слов, при включении устройство издавало слишком громкие звуки, что пугало ребенка, мешало ему спать, а также раздражало супругу. Денис Кабрера также сообщил, что ранее он безуспешно пытался донести до следствия то, что он купил именно «радионяню», что также подтверждалось информацией на коробке товара. По его словам, он не предполагал, что действует незаконно, отметив, что такие устройства свободно продаются в открытом доступе на всех российских рынках.

В свою очередь, супруга подсудимого пояснила, что последний приобрел ей в помощь два видеорегистратора в качестве «радионяни», по форме напоминающих лампочку. Ввиду тог, что прибор был слишком шумным в процессе использования, им пользовались крайне редко, чтобы не пугать ребенка, а затем решили продать на «Юле».

Суд также заслушал свидетельские показания трех участников ОРМ, которые подтвердили факт продажи обвиняемым предметов Ж. Исходя из судебных показаний эксперта О. следовало, что он не указывал в своем заключении о том, что купленные Кабрерой устройства предназначены для получения негласной информации, так как это не входит в его компетенцию. По словам эксперта, он всего лишь заключил, что предметы имеют признаки таких средств.

Оправдательный приговор

В ходе судебного разбирательства по делу суд отверг довод защиты о том, что купленные Денисом Кабрерой устройства не являются специальными техсредствами для негласного получения информации, так как они опровергаются как заключением эксперта, так и данными им показаниями в ходе судебного заседания, а также самим внешним осмотром вещдоков. Он также нашел несостоятельными доводы защиты о недопустимости заключения экспертизы ввиду того, что эксперт не указал свою специальность, а исследование девайсов было проведено после их демонтажа в нарушение методик исследования, которые также проводились при экспертизе.

Как пояснил суд, экспертиза была проведена старшим экспертом ЭКЦ, имеющим высшее техническое образование и стаж экспертной работы, при проведении исследования последний не указывал на недостаточность своих знаний, а сама экспертиза соответствует требованиям соответствующего инструктажа. «Доводы стороны защиты о неполноте и противоречивости проведенного экспертного исследования, о несоответствии его выводов, суд находит безосновательными. Выводы эксперта понятны, непротиворечивы, компетентны, научно обоснованы, объективно подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами», – отмечено в приговоре суда.

Суд добавил, что вопреки доводам защиты и подсудимого представленные стороной обвинения доказательства лишь подтверждают факт относимости устройств к специальным техническим средствам, предназначенным для негласного получения информации. «Сам факт сбыта устройств не отрицал и сам Денис Кабрера в ходе судебного следствия по делу, однако ссылался на неосведомленность об их принадлежности к специальным техническим средствам, предназначенным для негласного получения информации», – указано в судебном приговоре.

Читайте также
ВС разъяснил привлечение к ответственности за нарушение конституционных прав и свобод
Пленум Верховного Суда принял доработанное постановление, касающееся неприкосновенности частной жизни, жилища, а также трудовых прав граждан
26 Декабря 2018 Новости

В то же время, указал суд, само по себе участие в незаконном обороте специальных технических средств не может свидетельствовать о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного ст. 138.1 УК РФ, если его умысел не был направлен на приобретение и (или) сбыт именно таких средств. Со ссылкой на разъяснения Постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 46 суд отметил, что не могут быть квалифицированы по ст. 138.1 УК РФ также действия лица, которое приобрело предназначенное для негласного получения информации устройство с намерением использовать, например, в целях обеспечения личной безопасности, безопасности членов семьи, в том числе детей, сохранности имущества или в целях слежения за животными и не предполагало применять их в качестве средства посягательства на конституционные права граждан.

Кроме того, суд отметил, что обвиняемый использовал купленный товар в качестве «радионяни» для ухода за малолетним ребенком, а после того, как устройства не подошли по своим потребительским качествам, продал их в том виде, в котором они приобретались, без каких-либо доработок и модернизации. «Суд отмечает, что показания подсудимого, приведенные выше, об отсутствии умысла на незаконный оборот – сбыт технических средств, предназначенных для негласного получения информации, ничем не опровергнуты, и, руководствуясь принципом презумпции невиновности и трактуя любые неустранимые сомнения в пользу обвиняемого, суд принимает их как достоверные», – указано в приговоре.

Таким образом, суд оправдал Дениса Кабреру за отсутствием в его действиях состава преступления.

Комментарии защитников оправданного гражданина

В ходе судебного разбирательства Дениса Кабреру защищали адвокат Московского филиала «ПРАВО» КА «НИЗАМ» АП Республики Чечня Тимур Идалов и адвокат Городской коллегии адвокатов г. Оренбурга Наталия Трубачёва.

По словам Наталии Трубачёвой, в оправдании ее подзащитного некоторую роль сыграли общественный резонанс и внимание СМИ к этому уголовному делу. «Обществу было интересно такое дело, потому что на месте моего доверителя мог оказаться любой россиянин, заказавший камеру, трекер или иную электронику с AliExpress», – считает она.

Огромную же роль, по ее словам, сыграли разъяснения Верховного Суда России, а также поправки, вводящие примечания в ст. 138.1 УК РФ. «Исходя из примечания 2 к этой статье, такого абсурдного уголовного дела не должно было существовать в принципе, так как Wi-Fi камеры ICSee полностью подпадают под признаки устройств, не относящихся к специальным техническим средствам. Дело в том, что они обладают функцией видеозаписи, находятся в свободном обороте, имеют бытовое назначение и оснащены открыто расположенным на них функционалом (объективом), обладают визуальной и аудиоиндикацией, никоим образом не были доработаны или “перепрошиты”», – пояснила защитник.

По мнению Наталии Трубачёвой, обвинение проводилось в нарушение диспозиции вменяемой подзащитному ст. 138.1 УК РФ. «Так, виновность лица наступает только при наличии прямого умысла на оборот специальных технических средств, покушающихся на конституционные права и свободы человека. Действия лица, приобретшего прибор в целях обеспечения личной безопасности, безопасности семьи, детей, животных, в целях защиты имущества, не могут быть квалифицированы по такой статье. Устройство, предназначенное для видеозаписи, находящееся в свободном обороте, имеет заметный объектив и заметную (даже чересчур) индикацию, не было доработано. Оно по всем параметрам не относится к СТС для НПИ. Сложно вообще представить себе такую камеру в арсенале “шпиона”. Однако отсутствие умысла почему-то вообще не останавливало ни оперативников ФСБ, ни следователя, ни обвинение», – отметила она.

Она отметила, что защита работала по всем фронтам: она доказывала и отсутствие прямого умысла, и то, что купленные им бытовые Wi-Fi камеры не являются специальными техническими средствами для негласного получения информации. «В ходе судебного заседания мы приобщали материалы о том, что такие камеры свободно и без ограничений продаются в России. Также имелись свидетели, которые при допросе подтвердили, что у подсудимого не было прямого умысла на оборот специальных технических средств для негласного получения информации. Стороной защиты была приобщена к материалам дела рецензия на заключение эксперта, в которой специалист пришел к выводу, что экспертное заключение было сделано с многочисленными нарушениями законодательства и с нарушением современных методов проведения данного вида исследования, требующего определить принадлежность объектов исследования к типу устройств СТС НПИ», – пояснила Наталия Трубачёва.

Адвокат добавила, что проведенная по настоянию следствия экспертиза была явно неполной, необъективной и недостоверной, эксперт указал лишь, что устройство «обладает признаками СТС». При этом в ходе заседания он не смог пояснить, какие характеристики вообще должны быть у таких спецсредств. «Эксперт делал выводы о том, что простое наличие светодиода на камере не может говорить о присутствии элементов индикации, и при этом проигнорировал то, что о назначении прибора говорит совокупность открыто расположенного объектива и элементов индикации. Проще говоря, где нужно, видим объектив, где не нужно, “забываем”, что он есть», – отметила Наталия Трубачёва.

Защитник добавила, что у Дениса Кабреры не было никакого умысла на сбыт специальных технических средств, но и следствие, и обвинение проигнорировали это. «Как вообще можно считать камеру, которая вкручивается в цоколь, питается от сети 220 В, имеет яркий светодиод, выраженный объектив, а также “разговаривает” при включении, тайным шпионским девайсом? Камеры этой марки свободно продаются на российском рынке российскими предпринимателями, более того, они проходят таможенную сертификацию. Все свидетели обвинения и понятые в деле были зависимыми лицами, находились в оперативном подчинении сотрудника ФСБ. Этой несчастной китайской лампой занимался оперативник “особого отдела”, т.е. военная контрразведка ФСБ. Следствие, обвинение и экспертиза игнорировали, как могли, Уголовный кодекс, а точнее, поправки к ст. 138.1, вступившие в силу в августе 2019 г.», – отметила адвокат.

В свою очередь, Тимур Идалов отметил, что уголовное дело в отношении Кабреры было возбуждено в августе 2019 г. – уже после принятия поправок в Закон о «шпионской» технике. «Оцениваю вынесенный судом оправдательный приговор на 5 с плюсом, справедливость все-таки восторжествовала. В этом уголовном деле защита выявила очень много нарушений со стороны следствия. Само же уголовное преследование доверителя наводит на вопрос: неужели сотрудникам ФСБ России совсем нечем заняться?» – подчеркнул он.

«Оправдательный приговор – это редкость в современных реалиях. Судья Останкинского районного суда г. Москвы Елена Вавилова приняла законное и обоснованное решение, такие решения вселяют надежду в современное правосудие России», – подытожила Наталия Трубачёва. Она также предположила, что прокуратура подаст апелляционное представление на оправдательный приговор.

Рассказать: