×

Вина организации доказывается независимо от вины ее руководителя

Конституционный Суд пояснил, почему юрлицо может ответить за коррупционные действия раньше, чем его директор, обвиняемый в даче взятки
Мнения экспертов разделились: один из них считает разъяснения Суда полезными для практики, в то время как другой не согласился с позицией КС РФ, в том числе и потому, что теперь гендиректор понесет административную ответственность за то, что «недоглядел за самим собой и совершил преступление».

Общество обратилось в Конституционный Суд с намерением оспорить ч. 1 ст. 19.28 КоАП РФ «Незаконное вознаграждение от имени юридического лица». В жалобе ставился вопрос о том, может ли юридическое лицо привлекаться к административной ответственности за правонарушение коррупционной направленности, если руководитель компании еще не признан виновным в даче взятки вступившим в законную силу приговором суда. По мнению заявителя, это нарушает нормы Конституции, так как позволяет предрешать вопрос о виновности физического лица, однако КС РФ с такими выводами не согласился.

Как следует из Определения № 2514-О/2017, между Управлением Судебного департамента при Верховном Суде РФ и Обществом были заключены госконтракты на выполнение работ в зданиях судов и их территориях. В апреле 2015 г. последовало возбуждение уголовного дела по ст. 290 и 291 УК РФ в отношении сотрудника Судебного департамента и генерального директора Общества соответственно. Они обвинялись в получении и даче взятки в особо крупном размере за «общее покровительство» при выполнении работ.

В августе 2016 г. постановлением мирового судьи Общество было признано виновным по ч. 1 ст. 19.28 КоАП РФ в незаконной передаче денег сотруднику госорганов в своих интересах. Компании назначили наказание в виде штрафа в размере одного миллиона рублей.

Постановление мирового суда было оставлено без изменения вышестоящими судами. При этом, помимо прочего, они ссылались на то, что отсутствие вступивших в законную силу обвинительных приговоров в отношении директора на момент принятия решения о виновности самого Общества не свидетельствовало о незаконности вынесенного постановления, так как КоАП РФ не содержит запрета на использование доказательств, полученных в ходе разбирательства по уголовному делу.

В этой связи Общество обратилось в КС РФ с жалобой на неконституционность ч. 1 ст. 19.28 КоАП РФ, пояснив, что, руководствуясь этой нормой, юридическое лицо можно привлечь к ответственности еще до того, как суд оценит материалы по уголовному делу в отношении его руководителя. Кроме того, норма, по мнению заявителя, позволяет в рамках административного дела предрешать вопрос о виновности физлица за взяточничество.

Конституционный Суд не согласился с позицией заявителя, указав на то, что вина юрлица в совершении административного правонарушения не тождественна вине физлица в совершении такого же правонарушения или преступления. При этом КС РФ сослался на Конвенцию ООН против коррупции, Конвенцию Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию и принятый на их основе Закон о противодействии коррупции. Таким образом, Суд обосновал то, что оспариваемые законоположения были приняты «в целях имплементации международных норм в национальную правовую систему».

Кроме того, Конституционный Суд, ссылаясь на Постановление Пленума ВС РФ от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» и Обзор судебной практики за IV квартал 2012 г., пояснил, что привлечение взяткодателя к уголовной ответственности не снимает административной ответственности с организаций, при этом материалы по уголовному делу представляют собой часть доказательств по делу об административном правонарушении.

Комментируя решение КС РФ, руководитель коммерческого департамента BMS Law Firm Денис Фролов назвал приведенную в нем правовую позицию важной для практики. «В очередной раз подчеркивается, что юрлицо может быть привлечено к ответственности до вступления в законную силу приговора суда в отношении его руководителя. Многие жалуются на такую позицию, однако ее можно считать устоявшейся – она была предметом рассмотрения Верховного Суда и не подвергалась сомнению в Обзоре судебной практики. Поэтому можно говорить, что правоохранительные органы имеют полное право использовать для доказательства вины юрлица материалы следствия в отношении его руководителя, даже если приговор в отношении него еще не вынесен», – прокомментировал Денис Фролов.

В свою очередь, управляющий партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай считает, что с доводами, изложенными в отказном определении КС РФ, трудно согласиться: «Мне кажется, что ссылки на международные Конвенции, в которых говорится о необходимости борьбы с коррупцией и общих механизмах, инструментах, содействующих реализации данной цели, никак не помогают ответить на вопрос о том, не происходит ли нарушения принципа non bis in idem, который многократно поддерживал как ЕСПЧ, так и сам КС РФ».

Юлий Тай отметил, что в рассматриваемом случае к уголовной ответственности привлекается генеральный директор, который является представителем Общества. «И, поскольку юрлицо представляет собой юридическую фикцию, то границу между гендиректором и юрлицом обнаружить довольно сложно, если вообще возможно. Следовательно, гражданин Л. понесет административную ответственность за то, что недоглядел за самим собой и совершил преступление», – констатировал эксперт.

Также Юлий Тай не согласен с тем, что приговор по уголовному делу не имеет для суда, рассматривающего административное дело, заранее установленной силы, как указывает КС РФ. «Если даже и можно объяснить этот довод формальными аргументами, то фактически невозможно себе представить ситуацию, чтобы суд проигнорировал обстоятельства, установленные приговором», – заметил он.

Адвокат добавил, что Конституционный Суд сам ссылается на то, что при рассмотрении административного дела о коррупционном правонарушении всегда используют доказательства и материалы связанного с ним уголовного дела. «Следовательно, важна не столько формально правовая преюдиция (в регулировании которой законодатель, безусловно, имеет широкую дискрецию), а то, что на практике это может приводить к противоречивым судебным актам, что нарушает правило обязательности судебных актов, а также поддержания доверия граждан к действиям государства», – заключил Юлий Тай.

Рассказать: