×

ВС прекратил производство по делу о проведении пикета в связи с недоказанностью обстоятельств

Как указано в постановлении, доводы заявительницы и ее защитников фактически не были проверены нижестоящими инстанциями, также не были приняты меры к всестороннему, полному и объективному рассмотрению дела
По мнению одного из экспертов, решение ВС в очередной раз указывает на актуальность проблемы неисполнения российскими судами процессуального закона. Другой отметил, что суды признали заявительницу жалобы виновной, основываясь на показаниях полицейских о ее участии в пикетировании, но не убедившись в достоверности этих показаний. Третья подчеркнула, что, согласно позиции ЕСПЧ, российская нормативно-правовая база, регулирующая публичные собрания, допускает широкое толкование того, что представляет собой собрание, нуждающееся в уведомлении, и предоставляет властям чрезмерно широкую свободу действий при введении ограничений на такие собрания.

Опубликовано Постановление Верховного Суда РФ № 5-АД21-77-К2 о прекращении производства по делу об административном правонарушении по ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ ввиду недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены решения нижестоящих судов.

Привлечение к административной ответственности за участие в пикетировании

Постановлением судьи Хамовнического районного суда г. Москвы от 22 сентября 2020 г. Сауле Шайназарова была признана виновной в совершении правонарушения по ч. 5 ст. 20.2 КоАП с назначением наказания в виде административного штрафа в 10 тыс. руб.

Основанием для привлечения к ответственности послужили выводы суда о том, что утром 1 сентября 2020 г. Сауле Шайназарова, находясь в компании двух граждан, приняла участие в публичном мероприятии в форме пикета, уведомление о проведении которого не было подано в орган исполнительной власти г. Москвы. В постановлении указывалось, что Шайназарова совместно с другим участником акции держала в руках плакат с надписью: «Бездействие. Волокита. Крышевание». Тем самым она привлекала внимание граждан, и, несмотря на неоднократные указания сотрудников полиции о незаконности и недопустимости проведения пикета, противоправные действия не прекратила, нарушив требования Закона о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях.

В основу вывода суда о виновности Шайназаровой в совершении вмененного правонарушения были положены имеющиеся в материалах дела доказательства: рапорты и письменные объяснения сотрудников полиции, составленный на их основании протокол об административном правонарушении, а также фотоматериал с изображением Сауле Шайназаровой.

Апелляция и кассация оставили постановление первой инстанции без изменений. Исходя из содержания доказательств, суды установили, что Сауле Шайназарова при описанных обстоятельствах приняла участие в пикете, будучи осведомленной, что его проведение не согласовано с органом исполнительной власти г. Москвы, и по требованию сотрудников полиции участие в мероприятии не прекратила.

С момента возбуждения производства по делу Сауле Шайназарова заявляла о непричастности к совершению правонарушения. Она утверждала, что в указанное время напротив здания приемной Уполномоченного по правам человека в РФ имел место не требующий в силу ч. 1, 1.1 ст. 7 Закона о собраниях уведомления органа исполнительной власти субъекта РФ и проводимый другим лицом одиночный пикет, в котором она не участвовала. Объясняя на всех стадиях производства по делу причины нахождения в указанном месте, она сообщала, что пришла на прием в рабочий аппарат УПЧ, куда обращается в течение 6 лет с просьбой оказать содействие в восстановлении ее нарушенных прав.

В жалобах, поданной в Верховный Суд РФ и поступившей из аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ, Сауле Шайназарова просила отменить судебные акты, принятые в отношении нее по данному делу.

Отмена обжалуемых актов Верховным Судом

Рассмотрев кассационную жалобу, ВС напомнил, что, согласно ч. 5 ст. 20.2 КоАП, нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, за исключением случаев, предусмотренных ч. 6 данной статьи, влечет административный штраф в размере от 10 тыс. до 20 тыс. руб. или обязательные работы на срок до 40 часов.

Обращаясь к п. 1 ч. 4 ст. 5 Закона о собраниях, судья отметил, что организатор публичного мероприятия обязан подать в орган исполнительной власти субъекта РФ или местного самоуправления уведомление о проведении публичного мероприятия в порядке, установленном ст. 7. Уведомление о проведении публичного мероприятия – документ, посредством которого органу исполнительной власти субъекта РФ или местного самоуправления в порядке, установленном Законом о собраниях, сообщается информация о проведении публичного мероприятия в целях обеспечения при его проведении безопасности и правопорядка, пояснил Суд.

В постановлении подчеркивается, что согласно ч. 1, 1.1 ст. 7 Закона о собраниях уведомление о пикетировании, осуществляемом единственным участником, не требуется.

При этом, как отмечалось в п. 33 Постановления Пленума ВС от 26 июня 2018 г. № 28, несоблюдение участником публичного мероприятия обязанности выполнять все законные требования правоохранителей подлежит квалификации по ч. 5 ст. 20.2 КоАП.

Читайте также
Пленум ВС разъяснил судам применение законодательства о публичных мероприятиях
Постановление было принято после значительной переработки и исключения нескольких пунктов разъяснений
28 Июня 2018 Новости

Со ссылкой на Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2006 г. № 556-О ВС добавил, что согласно ст. 26.1 КоАП в числе иных обстоятельств по делу об административном правонарушении обязательному выяснению подлежат: наличие события правонарушения; виновность лица в его совершении; обстоятельства, исключающие производство по делу, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. При этом установление виновности предполагает доказывание вины лица в совершении противоправного действия (бездействия).

Суд также дал оценку приобщенным к материалам дела письмам федерального омбудсмена Татьяны Москальковой и заместителя руководителя рабочего аппарата УПЧ РФ Олега Долматова. В постановлении отмечено, что из содержания данных документов следует, что рабочим аппаратом УПЧ на протяжении нескольких лет ведется работа по восстановлению прав Сауле Шайназаровой, обращавшейся с жалобами по фактам причинения вреда здоровью и нарушения прав при осуществлении трудовой деятельности. При этом, согласно письму заместителя руководителя рабочего аппарата УПЧ, в ходе личного приема 14 сентября 2020 г. Шайназарова утверждала, что утром 1 сентября того же года прибыла к зданию рабочего аппарата УПЧ для подачи жалобы и что намерения участвовать в пикете в составе группы граждан у нее не было. Она пояснила, что не имела агитационных материалов, плакат был развернут возле проходной на территорию здания другим лицом, осуществлявшим одиночное пикетирование, возле которого она не находилась, и только по прибытии сотрудников полиции подошла к ним исключительно с целью выяснить обстоятельства произошедшего.

«Согласно фотоматериалу, который в числе иных доказательств положен в основу обжалуемых актов, Сауле Шайназарова не имела средств наглядной агитации», – подчеркнул Верховный Суд.

В подтверждение заявленных доводов о непричастности Сауле Шайназаровой к участию в пикете и совершению вмененного правонарушения защитники в числе прочего ходатайствовали о допросе командира взвода ОР ППСП ОМВД России по району Хамовники г. Москвы Ж. и инспектора этого подразделения Л., которыми Шайназарова была доставлена в отдел полиции. Кроме того, защита ходатайствовала об истребовании и исследовании материалов дела об административном правонарушении, возбужденного в отношении К. – лица, проводившего пикет.

Вместе с тем, как заметил ВС, сотрудники полиции в судебное заседание не вызывались, их допрос не производился, а материалы указанного дела не были истребованы и не исследовались – соответствующие ходатайства оставлены судьей районного суда без удовлетворения с указанием на то, что оснований к вызову сотрудников полиции нет, поскольку материалы дела содержат их рапорты и письменные объяснения, а означенный материал не относится к существу вмененного заявительнице правонарушения.

В постановлении ВС также обращается внимание, что судья городского суда с доводом жалобы о необоснованности отказа в удовлетворении ходатайств не согласился, а ходатайство о допросе сотрудников полиции, изложенное в жалобе, фактически проигнорировал в нарушение требований ст. 24.4 КоАП. Равным образом, добавил ВС, для проверки заявленных Шайназаровой доводов и выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела, судебными инстанциями не были приняты меры к вызову и допросу в судебном заседании К.

В постановлении указано, что судья районного суда принял обжалуемое решение о признании Шайназаровой виновной в совершении вмененного правонарушения, посчитав имеющиеся по делу доказательства достаточными для рассмотрения дела по существу, с чем согласились вышестоящие инстанции. Однако, подчеркивается в постановлении, заявленные Шайназаровой и ее защитниками доводы фактически не были проверены, а меры к всестороннему, полному и объективному рассмотрению дела – не приняты.

Ссылаясь на позицию ЕСПЧ, Верховный Суд напомнил, что, прежде чем признать лицо виновным, все доказательства должны быть изучены судом в его присутствии в ходе публичного заседания с целью обеспечения состязательности процесса. Право на защиту требует, чтобы ответчику была предоставлена адекватная и надлежащая возможность оспорить показания свидетеля и произвести его допрос. Иное признается нарушением права на справедливое судебное разбирательство (постановления ЕСПЧ по делам «Карпенко (Кагрепко) против России», «Салихов против России»).

В связи с изложенным ВС пришел к выводу, что при разрешении данного дела требования ст. 24.1, 26.1, а также ст. 26.2, 26.11 КоАП соблюдены не были.

Таким образом, с учетом конкретных обстоятельств дела и заявленных Сауле Шайназаровой доводов, которые судебными инстанциями не были проверены, ВС посчитал, что невозможно сделать безусловный вывод о ее виновности в совершении правонарушения, и отменил судебные акты, вынесенные в отношении заявительницы, а производство по делу прекратил на основании п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых вынесены указанные судебные акты.

Эксперты прокомментировали позицию Суда

«Проблема в том, что российские суды, рассматривая дела о публичном протесте, нередко не слышат (или не хотят слышать) граждан. Рассмотрение дел данной категории превращается в формальность, а судебные акты часто переписываются даже без “подгонки” под фактические обстоятельства дела», – прокомментировал адвокат АП г. Москвы Александр Мальцев «АГ» постановление Суда.

Эксперт отметил, что ЕСПЧ неоднократно указывал России на недопустимость подобного отношения к судебному процессу, но каких-либо изменений со стороны судебной системы не последовало. «Тысячи граждан ежегодно заявляют о непричастности к вменяемому им правонарушению. Однако суды не проверяют эти обстоятельства, не относятся критично к составленным полицией документам, по-прежнему считают, что “нет оснований не доверять” протоколам и рапортам полицейских», – поделился Александр Мальцев. По его мнению, проблема неисполнения российскими судами процессуального закона актуальна, и данное решение Верховного Суда в очередной раз на это указывает.

По мнению Александра Мальцева, выводы Суда основаны на законе и полностью ему соответствуют. Данное решение, полагает эксперт, могло бы стать образцом, «практическим пособием» для судей по рассмотрению дел об административных правонарушениях. «К сожалению, думается, такого не будет. Одним лишь – пусть и таким хорошим – решением судьи ВС вряд ли удастся “научить” российскую систему правосудия рассматривать обстоятельства каждого дела “всесторонне, полно, объективно и своевременно”, соблюдать права подзащитных и способствовать прежде всего достижению правосудия», – пояснил он.

Александр Мальцев подчеркнул, что получить подобный судебный акт о рассмотрении жалобы по существу невероятно сложно. В связи с этим он обратил внимание на то, что жалоба заявительницы поступила в Верховный Суд через аппарат УПЧ. «Скорее всего, именно это обстоятельство привлекло внимание Суда. В противном случае, как представляется, ее ожидала бы судьба жалоб тысяч таких же, как заявительница, невиновных граждан, “автоматически” привлеченных к административной ответственности», – подытожил эксперт.

Читайте также
КС запретил считать серию одиночных пикетов одним публичным мероприятием
Суд указал, что наличие у нескольких одиночных пикетов единого замысла и общей организации само по себе не может служить достаточным доказательством того, что они являются завуалированной формой проведения единого публичного мероприятия
24 Мая 2021 Новости

Адвокат АП Санкт-Петербурга Александр Передрук отметил, что проблема отказа защите в допросе свидетелей является очень актуальной в делах об административных правонарушениях и уже являлась предметом рассмотрения ВС (Постановление от 21 сентября 2018 г. по делу № 78-АД18-15).

Эксперт указал, что аналогично положениям национального права ст. 6 § 1 и 3 (b)–(d) Конвенции о защите прав человека и основных свобод закрепляет за обвиняемым право допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, а также право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него. «Однако, к сожалению, в нарушение положений ст. 6 Конвенции далеко не всегда лицу, в отношении которого ведется дело об административном правонарушении, а также его защитнику предоставляется полноценная возможность задать свидетелям вопросы и оспорить их показания, в том числе правдивость этих показаний», – поделился Александр Передрук.

Он подчеркнул, что, согласно сложившейся прецедентной практике ЕСПЧ, обвиняемый может быть признан виновным, если все доказательства против него представлены и изучены в его присутствии на публичных слушаниях с учетом принципа состязательности. Исключения допустимы, но не должны нарушать право на защиту, которое требует, чтобы обвиняемому была предоставлена адекватная и надлежащая возможность вызвать и допросить свидетеля, дающего показания против него, пояснил Александр Передрук.

Эксперт указал, что в случаях, когда осуждение заявителя было основано главным образом на предположении о его присутствии в определенном месте и в определенное время, принцип равенства сторон и право на справедливое судебное разбирательство означают, что заявителю должна быть предоставлена разумная возможность эффективно оспорить это предположение (постановления ЕСПЧ по делам «Попов против России» и «Поляков против России).

Именно это, по мнению Александра Передрука, и произошло в деле заявительницы, поскольку суды признали ее виновной, основываясь на показаниях полицейских о ее участии в пикетировании, однако сами не убедились в достоверности этих показаний и лишили защиту возможности оспорить это доказательство путем перекрестного допроса.

«В уголовных делах эта проблема (невозможность допросить свидетелей) хоть и также актуальна, но все-таки менее остра: в отличие от дел об административных правонарушениях, по уголовным делам госорганы предпринимают больше усилий для вызова свидетелей и обеспечения их участия в судебных заседаниях для допроса», – отметил эксперт.

Обращаясь к Постановлению КС от 18 февраля 2019 г. № 11-П, Александр Передрук указал, что меньшая по степени вредоносности и общественной опасности по сравнению с преступлениями значимость административных правонарушений как особого вида публично-правовых деликтов не означает, что они могут быть исключены из сферы действия конституционного права на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство. Крайне важно, чтобы суды обеспечивали возможность допроса свидетелей, особенно когда они являются полицейскими и установить их местонахождение и обеспечить явку довольно просто, поскольку эта информация имеется в распоряжении государства, считает он.

Читайте также
КС разъяснил вопросы изъятия транспорта, на котором перевозился безакцизный алкоголь
При этом Суд обратил внимание федерального законодателя на возможность установить административную ответственность владельцев транспорта за его предоставление другому лицу для заведомо противоправной деятельности
21 Февраля 2019 Новости

Юрист претензионно-судебной практики Tax & Legal management Елена Дорофеева обратила внимание, что зачастую поводом для привлечения к административной ответственности является участие в публичном мероприятии без надлежащего согласования с соответствующим органом исполнительной власти субъекта РФ или местного самоуправления.

Эксперт пояснила, что в международной практике подход к таким делам отличается. Согласно позиции ЕСПЧ российская нормативно-правовая база, регулирующая публичные собрания, допускает широкое толкование того, что представляет собой собрание, нуждающееся в уведомлении, и предоставляет властям чрезмерно широкую свободу действий при введении ограничений на такие собрания.

Она также подчеркнула, что определение пикетирования включает широкий спектр социальных ситуаций. «Любое публичное стационарное собрание двух или более лиц с использованием любого предмета, который может рассматриваться как "средство наглядной агитации", может быть объявлено незаконным, если документ (уведомление) не был представлен властям до проведения мероприятия», – заметила эксперт.

Елена Дорофеева согласна с позицией ВС относительно невозможности сделать безусловный вывод о виновности лица, а также обратившего внимание на недоказанность обстоятельств, на основании которых вынесены акты нижестоящими судами, и на невыполнение требований ст. 26.2, 26.11 КоАП о непосредственности исследования доказательств. «Хочется надеяться, что с учетом данной позиции ВС суды станут внимательнее относиться к вопросу об исследовании доказательств», – резюмировала она.

Рассказать:
Яндекс.Метрика