×

ВС признал неправомерным отказ в иске осужденного о компенсации за четыре года ожидания исполнения приговора

Возвращая дело на новое рассмотрение, Суд указал, что ранее нижестоящие инстанции никак не оценили тот факт, что вступивший в силу приговор был принят к исполнению спустя продолжительное время именно из-за бездействия сотрудников УИС
Одна из экспертов «АГ» отметила, что в такой ситуации стоит обращаться в суд с административным иском об оспаривании действий сотрудников территориального органа уголовно-исполнительной системы с целью «ускорить» исполнение наказания. Другой назвал ситуацию уникальной и отметил, что нижестоящие суды даже не посчитали нужным действительно «разобрать» бездействие УФСИН на наличие состава деликта, что и привело к тому, что ВС был вынужден исправлять очевидную ошибку. Третья посчитала, что фактически ВС создал новый прецедент, хотя, по ее мнению, он мог сам разрешить дело по существу, а не возвращать его в апелляцию.

Верховный Суд опубликовал Определение № 3-КГ21-5-К3 от 26 октября, в котором разбирался, кто должен возместить осужденному моральный вред за четыре года ожидания исполнения приговора в виде реального срока лишения свободы.

Приговор был исполнен через четыре года

Вступившим в законную силу 8 апреля 2014 г. приговором Воркутинского городского суда Республики Коми Александр Дунда был признан виновным в совершении преступления по ч. 4 ст. 264 УК. Ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на два года с лишением права управления транспортным средством сроком на три года с отбыванием наказания в виде лишения свободы в колонии-поселении.

В колонию-поселение Александр Дунда должен был проследовать самостоятельно в соответствии с предписанием, которое он обязан был получить в УФСИН России по Республике Коми. При этом срок отбывания наказания подлежал исчислению со дня прибытия в колонию-поселение с зачетом времени следования осужденного к месту отбывания наказания в соответствии с предписанием из расчета один день за один день, а срок лишения права управлять автомобилем – со дня отбытия наказания в виде лишения свободы с распространением лишения на все время отбывания наказания в виде лишения свободы.

В последующем сотрудники филиала УФСИН по Республике Коми по г. Воркуте ошибочно направили копии приговора в адрес филиала УИИ УФСИН по Республике Коми по г. Воркуте. В результате приговор суда не был приведен в исполнение, хотя Александр Дунда неоднократно обращался в УФСИН. Прокуратура Республики Коми выявила бездействие сотрудников филиала УИИ по г. Воркуте, на что указала в письме от 5 июня 2018 г.

Только 23 января 2018 г. в УФСИН поступил на рассмотрение и был принят к исполнению приговор суда от 10 декабря 2013 г., а 2 февраля 2018 г. ведомство вручило осужденному предписание о самостоятельном следовании в колонию-поселение.

После отбывания наказания Александр Дунда обратился в Сыктывкарский городской суд Республики Коми с иском о взыскании с Российской Федерации денежной компенсации морального вреда в размере 3 млн руб. Мужчина указал, что в результате бездействия должностных лиц воркутинского филиала УИИ УФСИН России по Республике Коми, выразившегося в нарушении ч. 1 ст. 75.1 УИК, он был несвоевременно направлен в колонию-поселение для отбывания наказания по приговору.

Осужденный указал, что в ожидании исполнения наказания в апреле 2014 г. уволился с высокооплачиваемой работы, но так как приговор не исполнялся, то он был вынужден устроиться на работу с меньшим заработком. В связи с увольнением с высокооплачиваемой работы он взял кредит. В период неисполнения приговора у него родился второй ребенок, которого он был лишен возможности воспитывать после приведения приговора суда в исполнение. Все время Александр Дунда находился в постоянном ожидании исполнения наказания. Кроме того, поскольку начало исполнения наказания в части лишения его права управлять транспортными средствами по приговору суда следовало исчислять с момента отбытия наказания в виде лишения свободы, исполнение дополнительного наказания было отложено на длительное время.

Читайте также
КС рассмотрит жалобу на невозможность повторно обжаловать нарушение права на судопроизводство в разумный срок
По мнению заявителя, законодательный пробел – отсутствие установленного срока последующих обращений – не может восполняться за счет применения установленного законодателем четырехлетнего периода, по истечении которого возникает первичное право на обращение в суд
17 Ноября 2021 Новости

Александр Дунда отметил, что ранее обращался с иском в Верховный Суд Республики Коми о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок. Суд отказал, но сообщил, что он имеет право обратиться с заявлением в суд в порядке гражданского судопроизводства о присуждении компенсации морального вреда.

Отказывая в удовлетворении иска, Сыктывкарский городской суд исходил из того, что исполнение приговора должен был осуществить территориальный орган уголовно-исполнительной системы, в данном случае – УФСИН России по Республике Коми. Суд установил, что копия приговора в отношении истца для исполнения в территориальный орган направлена только 15 января 2018 г., после чего приговор был принят к исполнению, Александру Дунде было выдано предписание и фактически он прибыл в колонию-поселение 2 февраля 2018 г. Таким образом, первая инстанция пришла к выводу об отсутствии вины УФСИН России по Республике Коми в несвоевременном приведении в исполнение приговора суда и отсутствии оснований для возложения на органы ФСИН России обязанности по компенсации истцу морального вреда.

С данными выводами согласились суды апелляционной и кассационной инстанций, отклонив довод истца о том, что приговор суда не приведен в исполнение филиалом по г. Воркуте УИИ УФСИН России по Республике Коми.

Верховный Суд посчитал отказ в иске неправомерным

Александр Дунда обратился в Верховный Суд, который заметил, что для наступления ответственности по ст. 1069 ГК суду необходимо установить наличие состава правонарушения, включающего наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинно-следственную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступлением вреда, а также вину причинителя вреда. Эта совокупность обстоятельств судами в нарушение требований ч. 2 ст. 56 ГПК исследована не была.

ВС обратил внимание, что работник УИИ УФСИН по Республике Коми по г. Воркуте, получив копию вступившего в законную силу приговора от 10 декабря 2013 г., не принял никаких мер для того, чтобы данный приговор был исполнен. При этом суд первой инстанции, ограничившись указанием на то, что вина территориального органа УФСИН России по Республике Коми не установлена, не дал оценки тому обстоятельству, что республиканская прокуратура вынесла начальнику ведомства предписание о том, что в результате бездействия сотрудников воркутинского филиала УФСИН по Республике Коми не обеспечено исполнение требований ст. 75.1 УПК о своевременном направлении Александры Дунды в колонию-поселение, а приговор суда от 10 декабря 2013 г. на протяжении почти четырех лет хранился в УИИ и фактически не исполнялся.

Кроме того, заметил ВС, суд не высказал суждения относительно того, почему сотрудники филиала УФСИН по Республике Коми по г. Воркуте не уведомили территориальный орган об ошибочном направлении копии приговора в адрес филиала УИИ УФСИН по Республике Коми по г. Воркуте и не направили эту копию в территориальный орган.

Верховный Суд указал, что иск о компенсации морального вреда за счет Российской Федерации предъявлен в связи с тем, что вынесенный от имени Российской Федерации приговор суда о назначении наказания в виде лишения свободы не исполнялся в течении столь длительного времени, что повлекло причинение нравственных страданий истцу, длительное время находившемуся в состоянии неопределенности и ожидания предстоящего наказания, а также вследствие увеличения на неопределенный срок дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством. При этом в силу п. 1 ст. 125 ГК от имени Российской Федерации и субъектов РФ могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

Читайте также
Пленум ВС принял постановление о взыскании судебных расходов из бюджета
В документе разъясняются вопросы применения судами норм Бюджетного кодекса, связанных с исполнением судебных актов по обращению взыскания на средства российской бюджетной системы
28 Мая 2019 Новости

ВС сослался на Постановление Пленума ВС от 28 мая 2019 г. № 13 «О некоторых вопросах применения судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации, связанных с исполнением судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации», согласно которому субъектом, обязанным возместить вред по правилам ст. 1069 Гражданского кодекса, и, соответственно, ответчиком по указанным искам является Российская Федерация, от имени которой в суде выступает главный распорядитель бюджетных средств по ведомственной принадлежности тех государственных органов (должностных лиц), в результате незаконных действий (бездействия) которых физическому или юридическому лицу причинен вред.

При таких обстоятельствах, заметил ВС, ссылку суда на отсутствие оснований для удовлетворения исковых требований Александра Дунды нельзя признать правомерной. Суд счел возможным направить дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

ВС мог разрешить дело по существу

В комментарии «АГ» юрист Благотворительного фонда помощи заключенным и их семьям «Русь сидящая» (включен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента. – Прим. ред.) Алена Савельева отметила, что к ним поступало несколько подобных обращений, но в основном от осужденных, приговоренных к принудительным работам, – они месяцами ходили в ожидании мест в ближайшем УФИЦ (участках, функционирующих в режиме исправительных центров). «Летом было обращение от гражданина, который отбывал наказание в исправительной колонии. Ему суд смягчил наказание и заменил неотбытую часть принудительными работами. Он должен был самостоятельно следовать из колонии до исправительного центра. Его отпустили из ИК, а предписание выдали только спустя полгода. И все это время он находился на свободе, т.е. отбывал наказание с перерывом», – рассказала Алена Савельева.

«Исходя из обращений, поступающих в фонд, мы можем сказать, что это нечастая история и в основном касается именно принудительных работ. Возможно, это связано с тем, что этот вид наказания не так давно появился в России (в 2011 г. был включен в УК), и с тем, что он редко применяется. Так, например, по данным ФСИН, в исправительных центрах отбывают наказание только 6,6 тыс. человек», – предположила юрист. По мнению Алены Савельевой, в такой ситуации стоит обращаться в суд с административным иском об оспаривании действий сотрудников территориального органа уголовно-исполнительной системы с целью «ускорить» исполнение наказания, а затем с гражданским иском о возмещении морального вреда за эту задержку.

Юрист надеется, что суды учтут определение ВС в своей практике. «Однако стоит дождаться окончательного решения и посмотреть, к чему придет суд апелляционной инстанции. Допустим, суды признают вину должностных лиц, но затем гражданину нужно будет доказать факт причинения морального вреда (особенно, если мы говорим о нравственных страданиях) их действиями. В этом и заключается главная сложность. Следующая проблема – это добиться адекватной компенсации, поскольку в России обычно это небольшие суммы. Поэтому можно сказать, что после этого определения ВС все только начинается», – заключила Алена Савельева.

Адвокат Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов назвал ситуацию уникальной и отметил, что впервые встречает подобное основание для возмещения морального вреда. «ВС РФ подошел грамотно к анализу дела, установив, что имеется состав деликта в действиях УФСИН по Республике Коми. Бездействием органов государственной власти действительно, как это ни парадоксально, нанесены нравственные страдания длительным неисполнением приговора суда. Дело, на самом деле, несложное для анализа судами нижестоящих инстанций. Однако суды даже не посчитали нужным действительно “разобрать” бездействие УФСИН на наличие состава деликта, что и привело к тому, что ВС был вынужден исправлять очевидную ошибку», – указал он.

Юрист Юлия Севастьянова заметила, что фактически ВС создал новый прецедент. «Однако можно добавить ложку дегтя, которая заключается в том, что дело было направлено на новое рассмотрение. ВС не стал на своем уровне разрешать вопрос о достаточности оснований для компенсации морального вреда и его размере. Мы знаем, что нижестоящие суды не всегда готовы присуждать достойные по размеру компенсации. В результате истцам нередко приходится вновь доходить до ВC. Это означает дополнительные материальные и моральные издержки. Я не вижу преград, которые помешали бы ВС рассмотреть вопрос по существу. Будем надеяться, что истец останется удовлетворенным той компенсацией, которую, по всей видимости, рано или поздно присудит ему суд апелляционной инстанции», – резюмировала юрист.

Рассказать:
Яндекс.Метрика