×

ВС разъяснил нижестоящим судам действие гражданского законодательства во времени

Суд указал, что положение ГК о том, что не подлежат взысканию проценты в случае, когда соглашением сторон предусмотрена неустойка, не применяется на правоотношения, возникшие до вступления этого положения в силу
Один из экспертов предположил, что трудности, возникающие у судов с вопросами действия закона во времени, связаны с недостаточной определенностью формулировок тех правовых норм, которые определяют порядок введения законов в действие. Второй с сожалением отметил, что суды, с учетом огромной нагрузки, не всегда имеют возможность разобраться во всех положениях закона и разъяснениях Пленума ВС РФ в их взаимосвязи. Третий эксперт порадовалась тому, что в данном случае правила действия законов во времени хоть и не с первой попытки, но сработали, указав, что ее соответствующие жалобы суды оставили без внимания.

Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС19-27688, в котором разобрался, подлежат ли взысканию проценты за пользование чужими деньгами, если правоотношения возникли до вступления на это запрета.

27 сентября 2010 г. между АО «Объединенная энергостроительная корпорация» (подрядчик) и ООО «Донремстрой-12» (субподрядчик) был заключен договор субподряда на выполнение полного комплекса строительно-монтажных работ на объектах.

Вступившим в законную силу решением суда от 21 мая 2018 г. по делу № А40-29795/2018 с корпорации в пользу общества было взыскано более 128,5 млн руб. задолженности по оплате выполненных по договору работ.

Общество обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с требованием о взыскании с корпорации процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ за период с 6 сентября 2016 г. по 25 декабря 2018 г., обосновывая требование несвоевременным исполнением корпорацией обязанности по оплате выполненных работ.

Читайте также
Долгожданные разъяснения верховного суда
25 марта было опубликовано широко обсуждаемое Постановление Пленума ВС РФ «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»
28 Марта 2016 Мнения

Отказывая в иске, суд сослался на положения ст. 395 ГК РФ и Закона от 8 марта 2015 г., которым были внесены поправки в ГК РФ, п. 42 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

Суд указал на то, что стороны в п. 29.15.1 договора субподряда в редакции дополнительного соглашения от 1 октября 2014 г. № 15 предусмотрели условие об ответственности подрядчика за просрочку оплаты работ в виде неустойки. Требование о взыскании процентов за неисполнение денежного обязательства, возникшего на основании заключенного до 1 июня 2015 г. договора, заявлено в отношении периодов просрочки после вступления в силу поправок в ст. 395 ГК, в связи с чем предусмотренные данной статьей проценты не подлежат взысканию. Апелляция и кассация решение первой инстанции поддержали.

Общество обратилось в Верховный Суд.

Изучив материалы дела № А40-201685/2018, ВС отметил, что п. 4 ст. 395 ГК РФ предусмотрено, что, в случае когда соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, предусмотренные настоящей статьей проценты не подлежат взысканию, если иное не указано в законе или договоре. Согласно разъяснениям, изложенным в п. 83 Постановления Пленума ВС № 7, положения ГК в измененной Законом № 42-ФЗ от 8 марта 2015 г. редакции не применяются к правам и обязанностям, возникшим из договоров, заключенных до дня вступления его в силу (до 1 июня 2015 г.). При рассмотрении споров из названных договоров следует руководствоваться ранее действовавшей редакцией Гражданского кодекса с учетом сложившейся практики ее применения (п. 2 ст. 4, абз. 2 п. 4 ст. 421, п. 2 ст. 422 ГК РФ).

Исключение, отметил ВС, составляет лишь п. 1 ст. 395 ГК РФ, которым предусмотрен порядок определения размера начисляемых процентов. «Положения статьи 395 ГК РФ в действовавшей до 1 июня 2015 года редакции не содержали запрета на взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами в том случае, если договором была предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства; в случае нарушения возникшего из договора денежного обязательства кредитор по своему усмотрению был вправе предъявить и требование о взыскании предусмотренной договором неустойки, и (или) требование о взыскании процентов на основании статьи 395 ГК РФ», – подчеркнул Суд. Он добавил, что такое ограничение появилось только в связи с введением в действие Законом № 42-ФЗ п. 4 ст. 395 ГК РФ.

Высшая инстанция заметила, что, поскольку договор субподряда, за неисполнение денежного обязательства по которому предъявлено требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, заключен до вступления в силу Закона от 8 марта 2015 г., положения п. 4 ст. 395 ГК РФ в редакции данного Закона не могли быть применены к правоотношениям сторон по настоящему спору.

Таким образом, указал ВС, вывод судов о недопустимости взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами ввиду наличия в договоре субподряда условия о возможности начисления неустойки основан на неправильном применении норм материального права.

Верховный Суд указал, что согласно разъяснениям, приведенным в п. 37 Постановления Пленума № 7, положения ст. 395 ГК предусматривают последствия неисполнения или просрочки денежного обязательства.

Таким образом, ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

В комментарии «АГ» адвокат Новосибирской городской коллегии адвокатов Виктор Прохоров заметил, что доводы Верховного Суда целиком основаны на позиции, ранее сформированной Пленумом ВС РФ в Постановлении № 7. Следовательно, Суд руководствовался сложившейся судебной практикой и исходил из буквального толкования ст. 2 Закона № 42-ФЗ от 8 марта 2015 г.

«В моей практике также встречались случаи, когда у судов возникали трудности, связанные с вопросами действия закона во времени. Полагаю, что во многом это связано с недостаточной определенностью формулировок тех правовых норм, которые определяют порядок введения законов в действие», – отметил он.

Виктор Прохоров пояснил, что, например, в ст. 2 Закона № 42-ФЗ указано, что по правоотношениям, возникшим до дня вступления этого закона в силу, положения Гражданского кодекса (в редакции Закона № 42-ФЗ) применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после дня вступления его в силу. «Логично было бы предположить, что право на получение процентов в порядке ст. 395 ГК РФ возникло не ранее момента нарушения обязательства, то есть после вступления в силу новой редакции Кодекса (на это, в частности, указывал суд кассационной инстанции). В то же время в п. 83 Постановления Пленума ВС РФ № 7 разъясняется, что “положения Гражданского кодекса Российской Федерации в измененной Законом № 42-ФЗ редакции не применяются к правам и обязанностям, возникшим из договоров, заключенных до дня вступления его в силу (до 1 июня 2015 года)”, – то есть к любым правам и обязанностям, вне зависимости от момента их возникновения», – указал адвокат.

Кроме того, заметил он, постоянные правки гражданского законодательства не способствуют стабильности гражданского оборота. «Все-таки гражданские правоотношения не столь изменчивы, и их правовое регулирование не требует постоянного обновления законодательства», – резюмировал Виктор Прохоров.

Адвокат АБ «Резник, Гагарин и Партнеры» Андрей Самойлов посчитал, что Верховный Суд указал нижестоящим судам на достаточно очевидные нормы ГК РФ о соотношении закона и договора. Так, он отметил, что в соответствии с п. 2 ст. 422 ГК, если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. Редакция этой статьи ГК РФ, заметил адвокат, не менялась.

«На мой взгляд проблема была в том, что нижестоящие суды слепо следовали указаниям п. 42 Постановления Пленума ВС РФ № 7, в котором указано, что, если законом или соглашением сторон установлена неустойка, то положения п. 1 ст. 395 ГК РФ не применяются. Взысканию подлежит только неустойка. При этом данное разъяснение не содержит оговорок о том, что оно применяется к отношениям, возникшим после внесения изменений в ГК РФ», – указал Андрей Самойлов.

«С учетом огромной нагрузки по рассмотрению дел суды, к сожалению, не всегда имеют возможность разобраться во всех положениях закона и разъяснениях Пленума ВС РФ в их взаимосвязи, – посчитал Андрей Самойлов. – Представляется, что при достаточно активной позиции сторон по данному делу этой ошибки можно было избежать, указав суду на особенности применения данной нормы».

Адвокат АП Самарской области Галина Романова отметила, что в п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» разъяснено, что судам апелляционной инстанции необходимо учитывать, что интересам законности не отвечает, в частности, применение судом первой инстанции норм материального и процессуального права с нарушением правил действия законов во времени, пространстве и по кругу лиц. «При этом доводы о нарушении правил действия законов во времени в моих жалобах, к сожалению, всеми судебными инстанциями оставлялись без внимания, и я рада, что в данном случае правила сработали, хоть и не с первой попытки», – указала адвокат.

В заключение Галина Романова отметила, что суды совершенно осознанно применяют закон в той редакции, в которой это удобно для изготовления мотивированного решения.

Рассказать: