×

ВС: Уклонение потребителя от возврата технически сложного товара для проверки должно быть доказано

Верховный Суд указал, что нижестоящие суды не установили, направлял ли продавец требование о предоставлении товара на экспертизу в адрес покупателя и отказался ли тот от совершения данных действий
По мнению одного из экспертов, определение ВС демонстрирует проблемы, возникающие у продавцов, которые плохо наладили процесс передачи информации из точек продажи в юридическую службу. Другой эксперт считает, что выводы ВС в очередной раз подтверждают, что реакция на претензию потребителя обязательна для продавца, который по смыслу Закона о защите прав потребителей является «сильной стороной».

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 5 ноября 2019 г. по спору о взыскании покупательницей, купившей бракованный смартфон, штрафа, неустойки, компенсации морального вреда, а также расходов на экспертизу с продавца.

В июне 2018 г. Татьяна Клепикова приобрела в ПАО «ВымпелКом» смартфон Арр1е iPhone 8. В процессе эксплуатации телефона выяснилось, что у него не работает видеокамера. Для определения неисправности покупательница обратилась к эксперту, который в заключении указал на наличие в товаре скрытого производственного дефекта.

Спустя 10 дней после покупки женщина обратилась к продавцу с претензией, потребовав возврата уплаченных за товар денег (около 50 тыс. руб.). Претензия, направленная по месту заключения договора купли-продажи, также содержала согласие покупательницы на предоставление телефона для проверки.

Поскольку организация отказалась удовлетворять претензию добровольно, Татьяна Клепикова обратилась в суд. В исковом заявлении она просила расторгнуть договор купли-продажи, взыскать с продавца полную стоимость товара, а также неустойку за каждый день просрочки исполнения обязательств и штраф в размере 50% от присужденной суммы. Кроме того, она просила возместить ей причиненный моральный вред в размере 1000 руб. и судебные расходы на сумму 27 тыс. руб. (с учетом издержек на экспертизу в размере 12 тыс. руб.).

В ходе судебного разбирательства представитель ответчика ссылался на то, что истица направила претензию по месту заключения договора купли-продажи (торговой точки), поэтому она не поступила в адрес ПАО «ВымпелКом». Следовательно, организация была лишена возможности реагировать на требование потребителя.

В итоге суд удовлетворил иск частично: спорный договор был расторгнут, а в пользу покупательницы взыскана полная стоимость телефона и расходы на оплату представителя в размере 4000 руб. Истицу, в свою очередь, суд обязал возвратить смартфон ответчику. С последнего, кроме того, была взыскана госпошлина в 1600 руб. Требования о взыскании неустойки, штрафа и компенсации морального вреда были оставлены судом без удовлетворения.

Отказывая в удовлетворении указанных требований, суд пришел к выводу об уклонении потребителя от возврата технически сложного товара для его проверки. Он также исходил из того, что наличие в претензии уведомления о времени и месте проведения экспертизы является злоупотреблением правом, поскольку потребитель, добросовестно исполняя требования закона, обязан вручить товар продавцу, который, пользуясь услугами лицензированных организаций, направляет его для проверки качества. Отказывая в компенсации расходов на экспертизу, суд указал на отсутствие у истицы необходимости в проведении последней, поскольку закон позволяет покупателю отказаться от товара в течение 15 дней со дня приобретения, в том числе в отношении технически сложного товара даже при незначительном недостатке. В дальнейшем апелляция оставила решение первой инстанции в силе.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Татьяна Клепикова просила отменить акты нижестоящих судов в части отказа в удовлетворении требований о взыскании неустойки, штрафа и расходов на экспертизу.

Изучив материалы дела № 46-КГ 19-25, Верховный Суд выявил, что оспариваемые судебные акты не соответствуют законодательству в части разрешения требований истицы о взыскании неустойки, штрафа, возмещении судебных расходов и компенсации морального вреда.

Высшая судебная инстанция напомнила, что согласно Закону о защите прав потребителей в случае обнаружения недостатков в технически сложном товаре покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченных денег либо предъявить требование о его замене на товар этой же марки (модели, артикула) или на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены в течение 15 дней со дня передачи товара. В свою очередь, продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный ИП, импортер обязаны принять товар ненадлежащего качества у потребителя и при необходимости провести проверку его качества. При этом потребитель вправе участвовать в проверке.

ВС отметил, что нижестоящий суд, делая вывод об уклонении истицы от предоставления смартфона для осмотра ПАО «ВымпелКом», в нарушение требований ст. 198 ГПК РФ не дал оценки соответствующим доводам истицы и возражениям ответчика. Так, суд первой инстанции при разрешении спора не установил, соответствуют ли действия сторон по направлению претензии и ее приему по месту заключения договора купли-продажи требованиям Закона о защите прав потребителей и ГК РФ. Он также не выяснил факт наличия или отсутствия нарушения сторонами претензионного порядка разрешения спора и не проверил наличие у истицы возможности возврата товара по месту заключения договора купли-продажи. Кроме того, суд не выяснил наличие у продавца торговой точки возможности обеспечить прием претензии от потребителя в рамках Закона о защите прав потребителей и ГК, а также не выявил, проинформировал ли ответчик покупательницу об адресе для направления корреспонденции.

«Суд, придя к выводу о злоупотреблении правом со стороны Татьяны Клепиковой, недобросовестно заявившей указанные выше требования, в нарушение требований ст. 198 ГПК РФ не установил, направлялось ли ПАО “ВымпелКом” в адрес истца требование о предоставлении товара на экспертизу и имел ли место отказ потребителя от совершения данных действий. Эти обстоятельства являлись юридически значимыми для принятия решения по заявленным исковым требованиям, однако не были учтены в качестве таковых судом первой инстанции. Данная ошибка не была исправлена и судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда», – подчеркивается в определении.

Верховный Суд также не согласился с выводом нижестоящей инстанции о том, что бремя доказывания наличия и характера недостатка в течение первого года гарантии возложено на продавца, ведь в рассматриваемом случае потребитель инициировал проведение экспертизы для подтверждения наличия производственного брака. «В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом», – указано в определении.

Высшая инстанция также напомнила, что размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда. Следовательно, размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не ставится в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы взыскиваемой неустойки. Исходя из этого, указал ВС, первая инстанция не обосновала, почему, выявив факт нарушения прав потребителя, она отказала в удовлетворении компенсации морального вреда.

В связи с этим ВС отменил судебные акты в части, касающейся отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании неустойки, расходов на проведение экспертизы, штрафа и морального вреда, и направил дело на новое рассмотрение второй инстанции.

По мнению старшего партнера АБ «Яблоков и партнеры» Ярослава Самородова, данное определение показывает, какие проблемы возникают у продавцов, плохо наладивших процесс передачи информации из точек продажи в юридическую службу. «Безусловно, есть тонкости в определении адреса юрлица, но они не должны интересовать покупателя, который купил телефон в торговой точке. На мой взгляд, в данном определении ВС “намекнул” на правило: где купил – туда и претензия», – пояснил он в комментарии «АГ». Эксперт добавил, что крупные компании порой становятся такими «неповоротливыми», что один отдел не знает, какой документ принял другой. «Но это не должно быть проблемой потребителя, а должно оставаться проблемой компании», – считает адвокат.

Партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков отметил, что определение содержит, скорее, оценку конкретного доказательства применительно к обстоятельствам рассматриваемого дела, нежели практикообразующий подход. «Верховный Суд, безусловно, дал оценку добросовестности истца при направлении претензионного уведомления, но она дана исключительно с учетом имеющегося в деле доказательства – претензии», – пояснил он.

В то же время, добавил адвокат, данное определение может быть использовано как «шаблон» при подготовке претензии о передаче технически сложного товара продавцу для проведения экспертизы. «Например, в проекте такого документа, по логике ВС, можно указать на “согласие на предоставление технически сложного товара для проверки”. При отсутствии ответа на претензию и, как следствие, – отсутствии инициативы продавца по исследованию товара такого “согласия” покупателя будет достаточно для проведения экспертизы по собственной инициативе», – считает Виктор Глушаков.

Эксперт добавил, что данный судебный акт в очередной раз подтвердил, что реакция на претензию потребителя для продавца (который по смыслу Закона о защите прав потребителей считается “сильной стороной”) обязательна.

Рассказать: