×

ВС: Жилищная субсидия, с учетом которой уже заключен ДДУ, не передается по наследству

Суд заметил, что само по себе заключение ДДУ не обеспечивает гражданина жильем и не предусматривает реализацию его права на получение соцвыплаты и улучшение жилищных условий, а сама субсидия не может быть направлена на улучшение жилищных условий наследников ее получателя
Одна из экспертов «АГ» назвала ключевым тот фактор, что деньги были начислены и перечислены на счет уже после смерти наследодателя, то есть после открытия наследства. По мнению другой, определение ВС упорядочит судебную практику, однако в целом вопрос не решит, и исключены дальнейшие споры по возможности отнесения различных прав к правам, неразрывно связанным с личностью. Третий заметил, что если при жизни наследодателя субсидия была перечислена на счет продавца жилого помещения, то к наследникам переходят права на него, а не на субсидию

Верховный Суд вынес Определение по делу № 37-КГ20-2-К1 по спору о включении в наследство жилищной субсидии.

Распоряжением Администрации Ливенского района Орловской области от 27 апреля 2018 г. А. Потаповой как супруге умершего участника ВОВ была выделена персональная социальная выплата на приобретение жилого помещения в собственность в размере более 1 млн руб. за счет средств федерального бюджета.

31 мая 2018 г. женщина заключила с застройщиком договор участия в долевом строительстве, в соответствии с которым приняла на себя обязательство оплатить стоимость общей площади объекта долевого строительства путем перечисления на его счет собственных средств и средств, которые перечисляются на ее счет, открытый для зачисления субсидии. Денежные средства по субсидии должны были быть переведены застройщику в десятидневный срок с момента предоставления договора в банк.

17 июня 2018 г. А. Потапова умерла, а 18 июня Администрация Ливенского района Орловской области перечислила социальную выплату на ее счет. В наследство женщины вступила ее дочь Татьяна Денисова.

24 июня 2018 г. Правительство Орловской области исключило Потапову из реестра по перечислению средств, предоставленная ей субсидия была перераспределена в пользу другого лица. В связи с этим Татьяна Денисова обратилась в суд с иском к администрации Ливенского района, Департаменту строительства, топливно-энергетического комплекса, жилищно-коммунального хозяйства, транспорта и дорожного хозяйства Орловской области и Минстрою России о включении в состав наследства денежных средств, выделенных ее матери в качестве субсидии, и их взыскании.

Разрешая дело и удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что право на получение субсидии Потапова приобрела при жизни; распоряжение о выплате субсидии для приобретения жилья также было принято при жизни. Кроме того, женщина реализовала свое право как на получение, так и на целевое использование выделенной государством субсидии путем заключения договора долевого участия в строительстве и открытия лицевого счета в банке; денежные средства были выделены и зачислены на именной счет Потаповой, являются ее собственностью и в силу ст. 1112 ГК входят в наследственную массу на общих основаниях. Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с этим решением.

Минстрой России обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой. Изучив материалы дела, ВС посчитал, что выводы нижестоящих инстанций нельзя признать законными.

Верховный Суд указал, что согласно ст. 1112 ГК в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается Кодексом или другими законами. Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

ВС отметил, что в соответствии с п. 15 Постановления Пленума ВС от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя. «Таким образом, в состав наследства входит только то имущество и те имущественные права, которые принадлежали наследодателю на день открытия наследства. Возможность перехода в порядке наследования не реализованного наследодателем права на получение мер социальной поддержки, неразрывно связанных с личностью наследодателя, законом не предусмотрена», – резюмируется в определении.

Верховный Суд указал, что по смыслу ст. 15 Закона о ветеранах в системной связи с его ст. 13 единовременная денежная выплата на строительство или приобретение жилого помещения связана исключительно с особым правовым статусом участников ВОВ, с учетом которого законодатель устанавливает для конкретных категорий граждан соответствующие меры социальной поддержки, целью которой является создание именно для них условий, обеспечивающих достойную жизнь, активную деятельность, почет и уважение в обществе.

«Право Потаповой А.А. как вдовы участника Великой Отечественной войны на получение социальной выплаты являлось ее личным субъективным правом и принадлежало лишь Потаповой А.А. исключительно в целях улучшения ее жилищных условий. В связи с этим полученная в соответствии с указанным правом социальная выплата после смерти Потаповой АА. не может быть направлена на улучшение жилищных условий иных граждан, в том числе наследников», – посчитала высшая инстанция.

ВС заметил, что само по себе заключение договора участия в долевом строительстве не обеспечивает гражданина жильем, не предусматривает реализацию его права на получение социальной выплаты и улучшение жилищных условий.

Высшая инстанция указала, что в соответствии с п. 15 Закона Орловской области от 6 февраля 2006 г. № 573-03 «О порядке ведения органами местного самоуправления учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма» социальная выплата считается предоставленной гражданину – получателю социальной выплаты с момента перечисления органом местного самоуправления муниципального района и городского округа средств социальной выплаты на именной блокированный счет получателя, открытый в выбранной муниципальным районом или городским округом на конкурсной основе кредитной организации. «Потапова А.А., являясь получателем социальной выплаты, не смогла реализовать указанное право, социальная выплата была начислена после смерти Потаповой А.А., при жизни денежными средствами Потапова А.А. не воспользовалась, в связи с чем не была достигнута цель предоставления денежных средств. При таких обстоятельствах Денисова Т.Л. не может использовать указанную выплату для улучшения своих жилищных условий», – заключил ВС, отменив решения нижестоящих инстанций и отказав в иске.

В комментарии «АГ» адвокат АК «Аснис и партнеры» Кира Корума назвала ключевым тот фактор, что деньги были начислены и перечислены на счет уже после смерти наследодателя, то есть после открытия наследства. Она указала, что в состав наследства входят имущество, имущественные права и обязанности, существующие на момент открытия наследства. Соответственно, посчитала она, деньги в состав наследства не вошли и войти не могли.

«А право на получение социальной выплаты обусловлено личностью наследодателя, имеющей право на социальную поддержку, в то время как наследники Потаповой таким правом не обладают. Социальная помощь имеет целевой, адресный и персонализированный характер. Поэтому ВС РФ не мог защитить наследников. Эта ситуация отличается от тех, когда наследники вправе получить в наследство квартиру, которая не была приватизирована наследодателем при жизни, но все же наследодатель при жизни выразил свою волю на приватизацию квартиры. В подобных ситуациях ВС РФ стал на сторону наследников. Это обусловлено как раз отсутствием неразрывной связи с личностью наследодателя», – заключила Кира Корума.

Адвокат филиала № 49 Московской областной коллегии адвокатов Татьяна Саяпина поддержала позицию Верховного Суда. Она отметила, что определение упорядочит судебную практику в рассматриваемой части урегулирования общественных отношений, однако в целом вопрос не решит, поскольку не исключены дальнейшие судебные споры по возможности отнесения различных прав к правам, неразрывно связанным с личностью. Адвокат указала, что в настоящий момент их перечень открыт, а действующая судебная практика базируется в первую очередь на подобного рода судебных актах Верховного Суда (например, Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 августа 2017 г. № 18-КГ17-107).

«На мой взгляд, важно конкретизировать в гражданском законодательстве критерии отнесения прав и обязанностей к тем правам и обязанностям, которые неразрывно связаны с личностью. Это внесет дополнительную ясность в рассматриваемую сферу и облегчит работу судов. Перенос общей характеристики “неразрывной связи с личностью” преимущественно в сферу наследования (путем перечисления в ней наиболее утвердившихся видов в первую очередь прав, а затем и обязанностей) нельзя в полной мере назвать удачным, поскольку без конкретизации повышается риск вынесения решений больше на усмотрение суда, нежели по закону, а опираться исключительно на судебную практику высшего суда тоже достаточно сложно, ведь у нас не англосаксонская система права», – заключила адвокат.

Директор юридической компании «Центр Правосудия» Армен Восканян заметил, что при рассмотрении споров о наследовании субсидий участников ВОВ суды руководствуются прямым законодательным запретом на наследование прав, неразрывно связанных с личностью наследодателя. К таким правам относится и право участника ВОВ на жилищную субсидию, так как оно основано на личном статусе.

Эксперт обратил внимание на то, что ВС РФ по данному поводу высказывался много раз: если на момент смерти участника ВОВ субсидия на приобретение жилья предоставлена не была, то обязанность по предоставлению такой субсидии прекращается, и, следовательно, у наследников не возникает никакого права. Если же при жизни участника ВОВ субсидия была перечислена на счет продавца жилого помещения, то к наследникам переходят права на жилое помещение, а не на субсидию.

Рассказать: