×

Ввиду сроков давности ВС освободил от наказания осужденного, который вышел на свободу пять лет назад

Это произошло после направления уголовного дела на новое кассационное рассмотрение Президиумом ВС в связи с выявлением ЕСПЧ нарушений Европейской Конвенции при рассмотрении дела
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» защитник осужденного, адвокат Владимир Капустин, назвал судебный акт ВС РФ «игрой в наперстки» и заявил о незаконности прекращения дела по нереабилитирующим основаниям. По мнению одного из экспертов «АГ», Верховный Суд устранился от надлежащей правовой оценки существеннейшего обстоятельства – решения ЕСПЧ по делу заявителя – и вместо передачи уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции дал оценку нарушениям, допущенным при его рассмотрении. Другой отметил, что позиция ЕСПЧ не является безусловным основанием для отмены приговора в кассационном порядке, вместе с тем Суд обязан проверить доводы кассаторов и мотивировать свои выводы.

Верховный Суд повторно рассмотрел кассационную жалобу осужденного за мошенничество гражданина после отмены кассационного определения Президиумом ВС в связи с в выявлением Европейским Судом нарушений Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Передача на повторное рассмотрение кассационной жалобы спустя 8 лет

В декабре 2011 г. суд с участием присяжных заседателей вынес обвинительный приговор Андрею Щербакову, обвиняемому в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ). При этом подсудимый был оправдан по ч. 2 ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества или участие в нем) в связи с неустановлением события преступления. Мужчина был осужден на 6 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима и оштрафован на 700 тыс. руб. В рамках данного уголовного дела были осуждены еще четверо обвиняемых.

В 2012 г., до рассмотрения кассационной жалобы на приговор в Верховном Суде, защитник Андрея Щербакова, адвокат АП Свердловской области Владимир Капустин, получил от присяжных Б. и П., ранее рассматривавших это дело, письменные заявления, в которых сообщалось о внесении изменений в результаты голосования по вопросу о виновности Щербакова. Согласно их заявлениям, это произошло после того, как старшина присяжных проконсультировался с председательствовавшим судьей. Защитник сообщил об этом в ходе кассационного рассмотрения, однако Судебная коллегия по уголовным делам ВС посчитала, что каких-либо объективных данных о том, что тайна обсуждения не соблюдалась присяжными или что на них оказывалось давление, не имеется, и оставила приговор в силе.

В 2015 г. Андрей Щербаков был освобожден от отбывания наказания условно-досрочно.

8 октября 2019 г. Европейский Суд по правам человека вынес постановление «Щербаков против России», в котором выявил нарушение ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на справедливое судебное разбирательство. ЕСПЧ указал, что кассационная инстанция, не приняв во внимание доводы защиты о нарушениях при вынесении вердикта и не изучив письменные заявления присяжных, нарушила права Андрея Щербакова.

После вынесения решения ЕСПЧ Президиум Верховного Суда вынес постановление об отмене кассационного определения от 5 марта 2012 г. и судебных актов, вынесенных после, передав дело на новое кассационное рассмотрение.

Позиция осужденного и его защиты

В кассационной жалобе Андрей Щербаков отмечал, что суд неверно квалифицировал его действия, а сам обвинительный приговор в части назначенного наказания был несправедливым в силу смягчающих вину обстоятельств и отсутствия отягчающих. Он также сообщил, что на присяжных было оказано давление, просил применить к нему положения ч. 6 ст. 15 УК РФ и изменить категорию вмененных ему деяний с тяжких на преступления средней тяжести.

В свою очередь Владимир Капустин указывал на то, что председательствующий необоснованно отказал в принятии замечаний стороны защиты по формулировке вопросов и в постановке предложенных иных вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность Щербакова. Он также полагал, что вердикт следует признать незаконным и в связи с имеющимися исправлениями в вынесенный, по мнению защиты, оправдательный вердикт. В связи с этим защитник просил отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение.

ВС посчитал, что приговор вынесен с соблюдением закона

Повторно проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, а также возражений на них, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда сочла, что вынесенный приговор о виновности Андрея Щербакова на основе вердикта коллегии присяжных заседателей базировался на всестороннем и полном исследовании доказательств.

Верховный Суд также не обнаружил ограничения права стороны защиты на представление доказательств, которые могли повлиять на содержание поставленных перед присяжными вопросов и ответов на них. Как пояснил ВС, права сторон обвинения и защиты на представление доказательств были обеспечены судом в равной мере, в ходе судебного следствия стороной обвинения присяжным заседателям представлялись доказательства, достоверность и допустимость которых были проверены судом и сомнений не вызвали.

Как указала Коллегия, виновность Андрея Щербакова установлена вердиктом присяжных заседателей, правильность которого в соответствии с ч. 4 ст. 347 УПК РФ ставить под сомнение запрещается. В связи с этим доводы стороны защиты об оценке достоверности тех или иных доказательств и в целом о недоказанности вины, об оценке доказательств с точки зрения их достаточности для вывода о доказанности совершенных преступлений не могут являться основанием для отмены или изменения приговора, постановленного в соответствии с вердиктом присяжных заседателей.

Верховный Суд добавил, что, как следует из первоначального текста в вердикте, при ответах на ряд вопросов коллегией присяжных были допущены противоречия. В связи с этим, вопреки утверждениям стороны защиты, действия председательствующего по возвращению коллегии присяжных в совещательную комнату для устранения противоречий в вердикте имели обоснованный характер. При анализе представленных в вердикте ответов на вопросы о виновности Щербакова (как первоначальные, так и исправленные) не усматривается данных об оправдании Щербакова в сформулированных ответах коллегии присяжных заседателей.

«Не установлено по материалам уголовного дела каких-либо объективных данных, свидетельствующих о нарушении тайны совещательной комнаты и об оказании давления на присяжных заседателей, на что указывает сторона защиты Щербакова в своих жалобах и своем выступлении в суде кассационной инстанции, ссылаясь при этом на полученные адвокатом письменные объяснения присяжных заседателей Б. и П., касающиеся, по мнению защиты, изменения в голосовании по вопросам виновности Щербакова после консультаций присяжных заседателей с помощником председательствующего судьи. Для устранения сомнений относительно сохранения или утраты объективности присяжными заседателями Судебной коллегией была проведена соответствующая проверка. Как следует из представленных Свердловским областным судом материалов (объяснений присяжных заседателей, входивших в состав коллегии, а также объяснения секретаря судебного заседания по настоящему делу), оснований ставить под сомнение беспристрастность и объективность присяжных заседателей при вынесении вердикта не имеется», – заключил ВС.

Так, Суд отметил, что присяжный заседатель П. в своем объяснении от 14 октября 2020 г. отрицает обстоятельства какого-либо незаконного воздействия или давления на коллегию присяжных, под влиянием которого были бы сформулированы ответы на вопросы (в том числе и о доказанности виновности Щербакова). Из объяснения присяжного заседателя Б. от 6 октября 2020 г. следует, что он не может сказать за давностью событий, было ли оказано на коллегию присяжных какое-либо воздействие. Суть его объяснений сводится к тому, что он не совсем понимал правильность заполнения вопросного листа.

Содержание объяснений иных присяжных заседателей (в том числе старшины присяжных, отвечающей за правильное заполнение вопросного листа) сводится к отрицанию какого-либо воздействия на коллегию присяжных, под влиянием которого были бы даны ответы о виновности осужденных, в том числе и Щербакова, или были бы изменены ответы в вопросном листе, утверждает об обсуждении вопросов в закрытом помещении. Секретарь судебного заседания по данному делу также отрицала какие-либо обстоятельства нарушения тайны совещательной комнаты.

«Других присяжных заседателей, входивших в коллегию по настоящему делу, а также председательствующего судью, судебных приставов опросить не представилось возможным за давностью состоявшегося судебного разбирательства. Исходя из представленных результатов проверки, в то же время Судебная коллегия признает их достаточными для формирования вывода о соблюдении положений, предусмотренных ст. 341 УПК РФ, то есть тайны совещания присяжных заседателей. Иных сведений, не составляющих тайну совещания коллегии присяжных, то есть информации, которая по ходатайству стороны защиты могла бы стать предметом оценки суда кассационной инстанции, требующей непосредственного привлечения присяжных заседателей в судебном заседании к разрешению вопроса, касающегося предполагаемых, заявленных адвокатом нарушений уголовно-процессуального закона при обсуждении и вынесении вердикта, Судебной коллегией не установлено», – отмечено в кассационном определении.

Вместе с тем ВС пришел к выводу, что Андрей Щербаков подлежит освобождению от наказания, поскольку срок давности уголовного преследования за совершенное им преступление истек в 2015 г., уже после постановления обвинительного приговора, но до вступления его в законную силу. Таким образом, ВС РФ изменил обвинительный приговор от 7 декабря 2011 г. в отношении Андрея Щербакова, освободив последнего от назначенных наказаний по ч. 4 ст. 159 УК РФ и ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, а также по совокупности указанных преступлений ввиду истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности. В остальной части приговор был оставлен без изменения.

Защитник осужденного назвал выводы ВС «игрой в наперстки»

Как рассказал «АГ» Владимир Капустин, в 2011 г. коллегия присяжных в областном суде после трех дней обсуждения признала трех подсудимых из пяти (в том числе Щербакова) невиновными. По его мнению, вердикт присяжных не понравился судье, и он вернул его старшине присяжных, сказав, чтобы его переделали на обвинительный, поскольку он не может принять такое решение. «Старшина присяжных вернулась в комнату присяжных и сообщила о требовании судьи переделать вердикт в связи с тем, что он неправилен и противоречит закону», – уверен он.

По словам адвоката, многие из присяжных не стали спорить и утвердили обвинительный вердикт. «Это хорошо видно из вопросного листа, на котором прежний оправдательный зачеркнут, а записан обвинительный. И тогда судья вынес свой приговор из разряда “сидеть всем и помногу”. Сторона защиты приговорeнного Щербакова случайно узнала о такой переделке вердикта и, с трудом разыскав двух присяжных, письменно при двух понятых произвела их опрос с установлением судейского извращения. 5 марта 2012 г. кассационная инстанция Верховного Суда России отказалась рассматривать уличающие областного судью действия, пригрозив мне уголовным преследованием за взятие показаний с присяжных – незаконное, на взгляд высоких судей. Тогда и была направлена жалоба в Европейский Суд», – отметил Владимир Капустин.

Он добавил, что 3 сентября 2020 г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ сняла дело с кассационного рассмотрения и вернула в Свердловский областной суд «для устранения обстоятельств, препятствующих его рассмотрению в суде второй инстанции». «Какие это были обстоятельства, защите никак не объяснили. Мы только могли подозревать, что будут совершаться манипуляции с присяжными заседателями, поскольку требовали всех их допросить о причине переделки вердикта, но нас об этом не извещали», – отметил защитник.

По словам адвоката, 28 октября 2020 г. он направил заявление председателю Свердловского областного суда с просьбой предоставить информацию о производимых процессуальных действиях и о действиях других органов, которым судом поручено разрешение вопроса. «В связи с молчанием председателя облсуда 22 декабря 2020 г. было направлено повторное заявление с требованием предоставить ответ, который мы получили 28 декабря – после состоявшегося заседания Судебной коллегии Верховного Суда РФ», – рассказал он. Тогда председатель судебной коллегии по уголовным делам облсуда сообщила, что препятствующие рассмотрению уголовного дела в суде второй инстанции обстоятельства устранены и дело направлено 18 ноября 2020 г. в Верховный Суд РФ. Одновременно Владимира Капустина уведомили, что никаких процессуальных действий Свердловским областным судом по данному уголовному делу не проводилось, каких-либо поручений следственным органам для проведения процессуальных действий также не давалось.

Адвокат отметил, что только в судебном заседании Судебной коллегии ВС РФ на вопрос защиты – что же такое совершилось за эти месяцы, ей стали зачитывать заявления ряда присяжных заседателей (восьми из пятнадцати), в которых однообразно и коротко сообщалось, что на них незаконных воздействий не оказывалось, но ничего не говорилось о переделке вердикта и об обстоятельствах переголосования. «Только в одном объяснении присяжного Б. от 6 октября 2020 г. говорилось: “непонятно было одно: почему нам сказали, что если хоть на один вопрос ответил: “да, доказано”, то человек автоматически становится виновен, если же в итоге написать “не доказано” или “не виновен”, то вердикт не будет принят. Мы просто отвечали так, как сказали, потому что я не знал, как правильно”. В заявлении старшины присяжных говорится, что никакого незаконного воздействия не было оказано, но ничего не говорится о том, что она дважды ходила к судье для утверждения вердикта, хотя этого не должна была делать», – рассказал Владимир Капустин.

Адвокат добавил, что 24 декабря 2020 г. ходатайства защиты об ознакомлении с тем, какие вопросы ставились перед присяжными при получении объяснений, о повторном опросе присяжных с постановкой вопроса, почему они сначала сказали «не виновен», а после посещения старшиной присяжных с этим вердиктом судьи сказали, что виновен, были отвергнуты Судебной коллегией ВС РФ.

«В итоге уголовное дело было прекращено за давностью срока без реабилитации Щербакова. Я и мой доверитель настаиваем на незаконности произведенных тайных опросов присяжных заседателей, незаконности прекращения дела за давностью и тем самым сокрытии судебного произвола, назначения многолетних сроков лишения свободы трем из пяти подсудимых, отсутствия в связи с этим каких-либо наказаний судьям Верховного Суда РФ и Свердловского областного суда. С нами играют “в наперстки”, и проигравшие всегда мы», – заключил он.

Эксперты «АГ» разошлись в оценке выводов Суда

Юрист адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Алексей Азаров отметил, что позиция ЕСПЧ не является безусловным основанием для отмены приговора в кассационном порядке. Вместе с тем Суд обязан проверить доводы кассаторов и мотивировать выводы.

«В рассматриваемом деле ВС оценил объяснения присяжных и секретаря суда и пришел к заключению об отсутствии нарушений тайны совещания присяжных заседателей. Прекращение уголовного дела (преследования) – один из ключевых вопросов уголовного судопроизводства. Это предполагает обязанность суда на любой стадии процесса выяснять наличие оснований для применения указанных механизмов, давать им оценку и в случае установления комплекса условий – прекращать уголовное дело (преследование). Суд кассационной инстанции установил, что сроки давности истекли, что явилось основанием для изменения приговора», – подчеркнул он.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов полагает, что при рассмотрении доводов защиты Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ упустила важную и очевидную деталь – решение ЕСПЧ по делу «Щербаков против России», которым констатировано нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (самое распространенное нарушение).

«В силу п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ установленное ЕСПЧ нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом РФ уголовного дела является новым обстоятельством, а пересмотр приговора ввиду новых обстоятельств осуществляется Президиумом Верховного Суда РФ по представлению его председателя, но не Судебной коллегией по уголовным делам ВС РФ и не в порядке главы 45 УПК РФ», – пояснил он.

По словам эксперта, по результатам рассмотрения представления Президиум Верховного Суда РФ обязан отменить или изменить судебные решения по уголовному делу в соответствии с постановлением ЕСПЧ. «Таким образом, ВС РФ устранился от надлежащей правовой оценки существеннейшего обстоятельства – решения ЕСПЧ по делу “Щербаков против России”. Вместо отмены всех состоявшихся решений и передачи уголовного дела на рассмотрение в суд первой инстанции ВС дал оценку нарушениям, допущенным при рассмотрении уголовного дела. По сути, Суд по-своему причудливо оценил факты, которым ЕСПЧ уже дал оценку, и принял решение об освобождении Щербакова от назначенного основного и дополнительного наказания ввиду истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности. Это нонсенс! К сожалению, усиливающаяся в последнее время слепота отечественной Фемиды к закону и очевидным обстоятельствам вызывает тревогу и мрачные мысли о правоприменении», – подытожил Алексей Иванов.

Рассказать: