×

За незаконное задержание на 28 часов суд взыскал 70 тыс. рублей

Дело дошло до кассации, которая согласилась с размером взысканной с МВД суммы в возмещение морального вреда
Представитель истца Леонид Василевский рассказал, что у доверителя была принципиальная позиция – доказать незаконность задержания. Адвокаты заметили, что не встречали такой суммы компенсации в своей практике за неправомерное административное задержание. По их мнению, в данном случае решающими фактами стали неприкрытый произвол со стороны сотрудников полиции, существенные нарушения требований ч. 1 ст. 27.3 КоАП и наличие серьезной угрозы для здоровья и жизни задержанного.

7 сентября судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции вынесла Определение по делу № 88-18488/2021, которым признала обоснованной сумму в 70 тыс. руб., взысканную судом первой инстанции в качестве компенсации морального вреда за задержание мужчины из-за якобы неоплаченного штрафа.

Повод для задержания

30 ноября 2019 г. Андрей Корзунов обратился по вопросу замены водительского удостоверения в ЦАФАП ГИБДД УМВД РФ по Смоленской области. При проверке документов в базе обнаружились сведения о неоплаченном штрафе в размере 2,5 тыс. руб. от 24 августа 2019 г. по ст. 12.18 КоАП («Непредоставление преимущества в движении пешеходам или иным участникам дорожного движения»).

Андрей Корзунов пояснил сотруднику, что штраф уже оплачен, в подтверждение чего показал СМС-сообщение с информацией о списании данных денежных средств службой судебных приставов. Мужчина сообщил, что обжаловал постановление в Промышленный районный суд г. Смоленска и что дома у него имеется судебное извещение о дате и времени судебного заседания. Также он указал, что информация об этом размещена на сайте суда.

Несмотря на это, сотрудник ЦАФАП вызвал наряд полиции, должностные лица составили в отношении Андрея Корзунова протокол по ч. 1 ст. 20.25 КоАП («Уклонение от исполнения административного наказания»), после чего доставили его в отдел. При этом сотрудники правоохранительных органов согласились заехать к Андрею Корзунову за уведомлением суда.

По прибытии в отдел мужчина повторил историю дежурному отдела, но он все же составил протокол об административном задержании. По просьбе Андрея Корзунова в нем дежурный отметил, что у него сахарный диабет, что он может употреблять в пищу ограниченное количество продуктов и вынужден делать регулярные инъекции. Более того, пища должна приниматься в определенное время после инъекции. Необходимых лекарственных препаратов у него с собой не было.

Вечером того же дня Андрей Корзунов почувствовал себя плохо из-за того, что пропустил прием пищи и время инъекции. По его просьбе дежурный вызвал бригаду скорой помощи, которая не смогла помочь из-за отсутствия необходимого препарата. Врачи порекомендовали сотрудникам полиции отвезти Андрея Корзунова домой для приема пищи и принятия лекарства, что и было сделано. После этого его вернули в камеру.

Только на следующий день он был доставлен к мировому судье, хотя некоторых задержанных доставили в мировой суд уже 30 ноября. На вопрос Андрея Корзунова, почему он не в их числе, сотрудник дежурной части пояснил, что ему «нужно еще посидеть в камере в назидательных целях».

30 января 2020 г. постановление по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.18 КоАП РФ, в отношении Андрея Корзунова было отменено, а производство по делу прекращено связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения. Уже 4 февраля того же года мировой судья прекратил административное преследование по ч. 1 ст. 20.25 КоАП также за отсутствием состава инкриминируемого правонарушения.

Суды признали нарушение прав гражданина

После этого Андрей Корзунов обратился с иском к Минфину РФ в лице Управления федерального казначейства по Смоленской области, МВД РФ, УМВД России по г. Смоленску и УМВД России по Смоленской области о взыскании компенсации морального вреда в размере 100 тыс. руб. Он указал, что условия содержания в камере административно задержанных не были надлежащими: помещение не дезинфицировалось, в нем были клопы, а стены камеры были измазаны кровью убитых насекомых. Питание задержанных не осуществлялось. Андрей Корзунов указал, что был лишен свободы с 13 часов 30 ноября 2019 г. до 17 часов 1 декабря 2019 г. – всего около 28 часов.

В суде представитель истца пояснил, что протокол по ч. 1 ст. 20.25 КоАП был составлен в отсутствие достаточных данных о виновности Андрея Корзунова при демонстративном игнорировании требований действующего законодательства в части сбора и оценки доказательств невиновности. Имея возможность проверки открытых баз данных, таких как судебные сайты, сайт службы судебных приставов, сотрудник полиции руководствовался исключительно сведениями базы данных ГИБДД, чем грубо нарушил право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту.

Прокурор также просила исковые требования удовлетворить в полном объеме, указав, что в ходе судебного разбирательства установлены факт незаконности действий сотрудников полиции и необоснованность применения меры пресечения. К подобному выводу прокуратура пришла и при проведении проверки обоснованности заявления Андрея Корзунова, по результатам которой на имя начальника УМВД России по г. Смоленску было направлено представление об устранении нарушений законодательства. В нем, в частности, было предписано провести служебную проверку, по результатам которой решить вопрос об ответственности виновных лиц и уведомить прокуратуру о дате рассмотрения представления для обеспечения участия представителя прокуратуры. Однако указания надлежащим образом исполнены не были. О результатах проверки прокурору своевременно сообщено не было, а в действиях сотрудников полиции нарушений законодательства не усмотрено.

Рассмотрев дело, Промышленный районный суд напомнил о правовой позиции КС в Постановлении от 16 июня 2009 г. № 9-П, согласно которой прекращение дела не является преградой для установления в других процедурах ни виновности лица в качестве основания для его привлечения к гражданской ответственности или его невиновности, ни незаконности имевшего место в отношении лица административного преследования в случае причинения ему вреда: споры о возмещении административным преследованием имущественного ущерба и о компенсации морального вреда или, напротив, о взыскании имущественного и морального вреда в пользу потерпевшего от правонарушения разрешаются судом в порядке гражданского судопроизводства.

Суд заметил, что административное задержание, то есть кратковременное ограничение свободы физического лица, может быть применено в исключительных случаях, если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении. Об исключительности избрания данной меры пресечения неоднократно высказывался и Конституционный Суд.

Так, согласно п. 3 Определения КС от 14 мая 2018 г. № 1114-О административное задержание представляет собой кратковременное ограничение свободы физического лица, применяемое в исключительных случаях, когда это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, исполнения постановления по делу об административном правонарушении. Срок административного задержания по общему правилу не должен превышать трех часов, при этом лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем административный арест, может быть подвергнуто задержанию на срок не более 48 часов.

Читайте также
КС: Административное задержание должно обосновываться
Вред при незаконном задержании возмещается независимо от вины должностных лиц
26 Сентября 2018 Мнения

В Постановлении № 9-П/2009 КС указал, что административное задержание на срок до 48 часов представляет собой, по сути, лишение свободы, хотя и носящее кратковременный характер. Требования к законности этой меры не могут сводиться к соблюдению одних лишь формальных условий, предполагающих ее применение в законных целях и в соответствии с задачами законодательства об административных правонарушениях. Административное задержание, предусмотренное ч. 3 ст. 27.5 КоАП, может считаться законным лишь в том случае, если осуществляется в целях, определяемых предписаниями Конституции и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, необходимо для их достижения и является соразмерным. Следовательно, такое административное задержание не может быть признано законным, если оно применялось должностным лицом хотя и в рамках установленных законом полномочий, но с нарушением указанных целей и критериев, при отсутствии достаточных оснований, произвольно или тем более сопровождалось злоупотреблением властью.

Суд первой инстанции указал, что регламентирующим действия сотрудников полиции в рассматриваемой ситуации нормативным актом является Приказ МВД России № 389 от 30 апреля 2012 г., которым утверждено Наставление о порядке исполнения обязанностей и реализации прав полиции в дежурной части территориального органа МВД России после доставления граждан. Суд установил грубые нарушения дежурным ряда положений Наставления, допущенные при принятии решения о применении в отношении Андрея Корзунова задержания. Так, сославшись на отсутствие технической возможности проверки предоставленной задержанным информации, помощник оперативного дежурного УМВД России по г. Смоленску принял решение о применении меры пресечения.

Первая инстанция указала, что Андрей Корзунов способствовал прояснению сложившейся ситуации, представлял все необходимые документы и сведения. При себе имел паспорт, содержащий сведения о регистрации, сообщил место работы. В связи с этим у сотрудников полиции отсутствовали основания полагать, что он может уклониться от самостоятельной явки в суд. К аналогичным выводам по результатам проверки пришла и прокуратура.

Представитель УМВД России по г. Смоленску сообщил, что ООО «Елизавета» обеспечивает готовое питание для задержанных, однако суд заметил, что сам по себе этот документ не свидетельствует об обеспечении таким питанием именно Андрея Корзунова. Каких-либо учетных документов об объеме заказа питания на количество административно задержанных лиц в период с 30 ноября 2019 г. по 1 декабря 2019 г. суду не представлено, как не представлено и иных доказательств обеспечения таковым Андрея Корзунова. Напротив, оперативный дежурный суду пояснил, что питание задержанных осуществляется исключительно по их просьбе, при этом в выходные задержанных не кормят (30 ноября 2019 г. – суббота. – Прим. ред).

Также, указал суд, ответчик не представил доказательств проведения санитарной обработки специальных помещений для административно задержанных лиц в дежурных частях УМВД России по г. Смоленску.

Таким образом, первая инстанция установила, что за правонарушение, виновность в совершении которого не установлена и не доказана, истец был незаконно лишен свободы на срок порядка 28 часов, что при вышеописанных обстоятельствах пребывания в камере задержанных и с учетом состояния его здоровья, несомненно, причинило ему значительные физические и нравственные страдания. При этом суд посчитал, что компенсация в размере 70 тыс. руб. соразмерна объему причиненных страданий и сможет сгладить негативные переживания и последствия.

Так как Смоленский областной суд оставил решение в силе, областное УМВД России по Смоленской обратилось во Второй кассационный суд общей юрисдикции. Однако кассация отметила, что доводы жалобы являлись предметом рассмотрения первой и апелляционной инстанций, получили правовую оценку и по существу направлены на иную оценку доказательств и фактических обстоятельств дела, что в силу ст. 390 ГПК выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции. В связи с этим оставил жалобу ведомства без удовлетворения.

Эксперты оценили подход судов

Представитель истца, генеральный директор ООО «Ваш юрист» Леонид Василевский, рассказал, что у Андрея Корзунова была принципиальная позиция – доказать незаконность задержания. Его устроила сумма.

«Час спустя был конвой, Андрея Корзунова могли отвезти в суд и отпустить, но ему сказали “посиди еще, мало находишься”. Полицейские могли зайти на сайт суда и посмотреть решение по ст. 12.18 КоАП, но никто этого не сделал», – заметил юрист.

В комментарии «АГ» адвокат, управляющий партнер АБ «FORTIS» Вячеслав Земчихин заметил, что суды редко назначают достойные компенсации за незаконные действия правоохранителей. В этой ситуации компенсация в 70 тыс. руб. за незаконное задержание на 28 часов является более чем достойной. «Не всегда встретишь компенсацию в таком размере даже за причинение, к примеру, вреда здоровью средней тяжести, и мы должны понимать, что это только моральный вред. Гражданин также вправе взыскать с государства и материальные убытки, и судебные издержки, включая расходы на адвоката», – пояснил Вячеслав Земчихин.

Адвокат АП г. Москвы, КА «Юрком» Ольга Вакина заметила, что задержание само по себе является стрессовой ситуацией, при которой человек испытывает нравственные, а иногда и физические страдания, что является основанием для компенсации морального вреда. А данный случай отягощен наличием заболевания, требующего почасового приема медикаментов, и опасными для жизни последствиями при пропуске дозы. «То есть плюс ко всему имели место нравственные страдания, выразившиеся в страхе за жизнь, и физические страдания от состояния, не компенсированного препаратами. Необходимо учитывать и эти критерии», – подчеркнула она.

Адвокат Санкт-Петербургской Объединенной коллегии адвокатов Сергей Локтев предположил, что из протокола об административном задержании не следовало, какой исключительный случай по смыслу ч. 1 ст. 27.3 КоАП стал основанием для применения в отношении гражданина, имеющего хроническое заболевание, такой жесткой и необоснованной меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, как задержание. Он отметил, что сотрудники полиции лишили Андрея Корзунова свободы, никак не обосновав, во-первых, почему протокол об административном правонарушении в его отношении не мог быть составлен на месте задержания без доставления в УМВД России по г. Смоленску, а во-вторых, какие имелись основания для его задержания после составления протокола об административном правонарушении.

По мнению Сергея Локтева, на взыскание такой суммы повлиял факт неприкрытого произвола со стороны сотрудников полиции, существенные нарушения требований ч. 1 ст. 27.3 КоАП и наличие серьезной угрозы для здоровья и жизни задержанного. «По схожим делам такой суммы компенсации я не встречал. Как правило, суды существенно снижают размер компенсации морального вреда, не приведя убедительных доводов в этой части при незаконном задержании граждан», – подчеркнул он.

Адвокат надеется, что увеличение сумм компенсации морального вреда в пользу граждан за нарушение их прав и свобод со стороны сотрудников правоохранительных органов рано или поздно повлечет реакцию МВД, и ситуация с незаконными задержаниями и нарушениями прав улучшится.  

Рассказать:
Яндекс.Метрика