×

Защита добилась изменения меры пресечения на домашний арест после 7 месяцев содержания в СИЗО

Суд напомнил, что одна лишь тяжесть предъявленного обвинения не может служить единственным и безусловным основанием для продления срока содержания обвиняемого под стражей
Один из защитников обвиняемого, адвокат Владимир Медведев предположил, что основным доводом для суда было отсутствие реальных оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, для продления срока содержания под стражей.

17 сентября Выборгский районный суд г. Санкт-Петербурга оставил без удовлетворения ходатайство следователя о продлении меры пресечения в виде содержания под стражей главному инженеру, обвиняющемуся в трех преступлениях. Судебный акт имеется у «АГ».

21 февраля СО по Выборгскому району ГСУ СК РФ по г. Санкт-Петербургу возбудил в отношении Б. уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 290 УК. 31 марта было возбуждено второе дело – по ч. 3 ст. 159 УК. 8 апреля уголовные дела соединили, а 28 августа было возбуждено третье уголовное дело – по ч. 1 ст. 292 УК и соединено с предыдущим.

По мнению органов предварительного расследования, являясь главным инженером ГУПРЭП «Прогресс», Б. через не осведомленного о преступных намерениях А. получил взятку в сумме 120 тыс. руб. от С. за списание долгов по коммунальным платежам без фактического погашения и неприменение мер к выселению либо воспрепятствованию коммерческой деятельности в помещении. Также Б. якобы похитил зарплату сотрудников с банковского счета на сумму около 405 тыс. руб., используя их в личных целях.

21 февраля мужчина был задержан, в тот же день его допросили в качестве подозреваемого, а 22 февраля ему была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на два месяца. В дальнейшем срок содержания под стражей неоднократно продлевался до 7 месяцев включительно.

11 сентября руководитель ГСУ СК России по Санкт-Петербургу продлил срок предварительного следствия до 8 месяцев – по 21 октября включительно. В последующем следователь обратился в суд с ходатайством о продлении срока содержания обвиняемого под стражей на 1 месяц. Он указал, что 20 сентября истекает срок содержания Б. под стражей, однако еще необходимо установить местонахождение и допросить в качестве свидетеля К., допросить работников СПб ГУП РЭП «Прогресс», предъявить Б. окончательное обвинение. Также нужно выполнить требования ст. 217 УПК, провести иные следственные и процессуальные действия, необходимость в которых может возникнуть.

Следователь отметил, что расследование уголовного дела представляет особую сложность в связи с необходимостью проведения большого объема следственных действий, направленных на установление обстоятельств совершенных преступлений. При этом оснований для отмены либо изменения меры пресечения, ранее избранной в отношении Б., не имеется, а обстоятельства, которые учитывались судом при ее избрании и продлении срока содержания обвиняемого под стражей, в настоящее время не изменились.

Возражая против удовлетворения ходатайства следователя, защитники Б. заявили ходатайство об изменении меры пресечения на домашний арест.;

Помощник прокурора полагал, что срок содержания обвиняемого под стражей должен быть продлен для проведения следственных и иных процессуальных действий.

Выслушав мнения участников судебного заседания, суд сослался на Постановление Пленума ВС от 5 марта 2004 г. № 1 «О применении судом норм уголовно-процессуального кодекса РФ», в соответствии с которым судам надлежит устанавливать, имеются ли в материалах, приложенных к ходатайству, данные о возможности обвиняемого скрыться от следствия, об угрозах в адрес свидетелей, доказательства воспрепятствования органам предварительного следствия.

«Суд, проверяя, подтверждается ли наличие обстоятельств, со ссылкой на которые было принято решение о заключении лица под стражу, и сохраняют ли эти обстоятельства свое значение как основание для продления срока содержания под стражей, соответствует ли изложенная в ходатайстве о продлении срока содержания обвиняемого под стражей позиция следователя о наличии таких обстоятельств реальным обстоятельствам, приходит к выводу о том, что такие обстоятельства не сохраняют свое значение в настоящее время в этой части», – подчеркивается в постановлении.

Суд заметил, что Б. обвиняется в совершении преступления, отнесенного уголовным законом к категории тяжких, однако в соответствии с требованиями УПК одна лишь тяжесть предъявленного обвинения при отсутствии других оснований, установленных ст. 97 УПК, не может служить единственным и безусловным основанием для продления срока содержания обвиняемого под стражей. «Иных документов, объективно подтверждающих необходимость продления в отношении обвиняемого срока содержания под стражей, суду следователем не представлено, как не представлено и доводов, соответствующих документов, объективно обосновывающих невозможность проведения следственных и процессуальных действий в установленные законом сроки», – указывается в судебном акте.

Отметив, что Б. впервые привлекается к уголовной ответственности, до ареста был трудоустроен, является гражданином РФ и страдает тяжелым хроническим заболеванием, суд отказал в удовлетворении ходатайства следователя и постановил освободить обвиняемого из-под стражи 21 сентября – по окончании срока содержания под стражей, установленного постановлением Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга от 19 августа. Меру пресечения в виде домашнего ареста суд назначил на один месяц – по 20 октября. 

Один из защитников Б., адвокат КА «Юрконсалтсервис» Владимир Медведев предположил, что основным доводом для суда было отсутствие реальных оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, для продления срока содержания под стражей. «Мы достаточно часто сталкиваемся с тем, что суды не обращают внимание на представленные в обоснование ходатайства материалы и игнорируют Постановление от 19 декабря 2013 г. № 41 “О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога”, однако этот случай – исключение. Суд проанализировал представленные материалы, им была дана соответствующая оценка, с которой сторона защиты согласна и на которую указывала в своих возражениях», – отметил защитник.

Владимир Медведев отметил, что, по имеющейся у него информации, прокуратура не обжаловала постановление суда.

Рассказать: